TOP

«Мы не устраиваем скандалов — мы фиксируем факты»

Глава миссии наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ на выборах президента Беларуси французский дипломат Жак Фор прокомментировал итоги наблюдения, рассказал о подмеченных наблюдателями особенностях избирательного процесса в Беларуси и его соответствии международным стандартам, а также уточнил некоторые детали первых выводов миссии, которые содержатся в предварительном отчете. 

— В предварительном докладе БДИПЧ по итогам выборов говорится, что подсчет голосов и суммирование итогов голосования подорвали честность выборов. Сталкивались ли вы с подобными проблемами в других странах? И как обычно выглядит процедура подсчета голосов, есть ли какие-то общие правила: на каком расстоянии должны находиться наблюдатели? Нужно ли им показывать каждый бюллетень?

— Спасибо за вопрос. Прежде всего, я хотел бы еще раз подчеркнуть, что любая наблюдательная миссия БДИПЧ ОБСЕ не сравнивает страны. Мы изучаем ход избирательного процесса в конкретной стране, в которую мы приглашены. Таким образом, мы не сравниваем выборы в разных странах. Мы даем оценку выборам в конкретной стране на предмет их соответствия международным нормам, в большинстве своем определенным Копенгагенским документом 1990 года. Кроме того, у нас есть методология для оценки технических аспектов избирательной кампании, описанная в Кодексе добросовестных практик.

Например, согласно этому кодексу, при подсчете голосов все присутствующие, в том числе наблюдатели, должны видеть каждый учтенный бюллетень. Когда я говорю «должны видеть», я имею в виду физически каждый бюллетень. Затем копия протокола подсчета голосов должна быть немедленно размещена на доске с информацией на избирательном участке. Наблюдатели должны получить заверенную копию этого протокола. Затем результаты с каждого избирательного участка следует опубликовать, например, на сайте Центризбиркома. Таким образом, у наблюдателей, получивших протокол, будет возможность сравнить опубликованные результаты и подтвердить их достоверность. Так должно быть.

— Но в Беларуси это не так, верно?

— Отмечалось, что, возможно, инструкции (от ЦИК. — БелаПАН) должны даваться в более понятной форме, чтобы достичь этого результата. Хотя у нас есть примеры, где на избирательном участке подсчет производился соответственно. Однако есть противоположные примеры, к сожалению, их значительно больше, где подсчет не производился в соответствии с рекомендациями.

— В отчете говорится, что на некоторых участках наблюдатели зафиксировали признаки вброса бюллетеней. Расскажите об этом подробней, пожалуйста.

— Было несколько случаев с признаками вброса бюллетеней. 8 случаев были зафиксированы нашими краткосрочными наблюдателями: 5 случаев — в ходе наблюдения за подсчетом голосов, 2 случая — в день голосования и один во время досрочного голосования. Это конкретные, задокументированные случаи, к сожалению. Такие выводы были сделаны на основании увиденной стопки несложенных бюллетеней в ящиках для голосования, в то время как большинство бюллетеней были по-разному сложены.

В другом случае была замечена пачка сложенных вместе бюллетеней (около 12—15), что также вызывает определенное беспокойство. Были подозрения о возможном вбросе в ряде случаев, когда переносные ящики для голосования были вскрыты. Также было отмечено, что эти бюллетени территориальные избирательные комиссии (ТИК) во время подсчета голосов считали в пользу действующего президента.

Хотел бы еще добавить, что в нашем предварительном отчете говорится, что подсчет получил негативную оценку наблюдателей на 30% избирательных участков, на которых осуществлялось наблюдение, что и указывает на значительные проблемы. Процесс сведения результатов голосования был оценен как негативный и непрозрачный на около 25% ТИК, где осуществлялось наблюдение.

— Какой процент избирательных участков по всей стране и конкретно по Минску был охвачен наблюдателями БДИПЧ?

—Мы охватили так много участков в день голосования, как смогли. Число избирательных участков в Минске и Минской области составило 717 из 1032, в день голосования мы наблюдали 436 участков, что приблизительно 25% от всех в Минске и Минской области. Всего из зарегистрированных по стране 6080 участков наблюдатели за время выборов работали на 1636, что составляет около 27%. Эти данные также есть в нашем предварительном заявлении.

В день голосования у нас работало более 400 наблюдателей. Люди приехали из 37 стран. Миссия включала 325 долгосрочных и краткосрочных наблюдателей от БДИПЧ ОБСЕ, 58 представителей Парламентской ассамблеи ОБСЕ и 13 представителей ПАСЕ.

Начало голосования 11 октября наблюдали на 169 участках, голосование — на 1504 участках по всей стране, подсчет голосов — на 169 участках, сведение результатов — в 125 территориальных избирательных комиссиях.

Наблюдение за досрочным голосованием также велось на 1058 избирательных участках.

— Будет ли миссия БДИПЧ при составлении итогового доклада учитывать данные, которые содержатся в отчетах внутренних независимых наблюдателей — представителей кампаний «Право выбора» и «Правозащитники за свободные выборы»?

— У БДИПЧ ОБСЕ есть своя отработанная методика оценки выборов, которая используется на протяжении более двух десятилетий в разных странах. Наши оценки базируются на наблюдении за всеми стадиями избирательного процесса. Наш мандат и методология отличаются от местных наблюдателей, которые также являются вовлеченными лицами в отличие от нас. Наши оценки базируются прежде всего на тех фактах, которые зафиксировала наблюдательная миссия БДИПЧ ОБСЕ при помощи своих долгосрочных и краткосрочных наблюдателей.

Мы общаемся со всеми вовлеченными в избирательную кампанию и принимаем во внимание работу местных наблюдателей. Мы наблюдали тренинги, организованные независимыми группами наблюдателей в Беларуси, мы встречались с ними на участках, и сейчас мы тщательно изучаем их опубликованные отчеты.

Действительно, мы слушаем все стороны и открыты для всех, кто желает с нами общаться, это часть нашей методологии. И в отчете указывается, что нам сообщили другие лица и что зафиксировали непосредственно наши наблюдатели. Я и члены моей команды встретились с большим числом тех, кто был вовлечен в эту кампанию, как в Минске, так и по всей стране. И все это мы приняли во внимание. В день голосования данные наблюдений голосования и подсчетов голосов, а также наблюдений суммирования результатов зафиксированы статистически, и это данные из первых рук.

Когда мы говорим, что 30% случаев подсчета голосов оценены негативно, что является большой цифрой и ставит под сомнение честность результатов, это базируется исключительно на нашем наблюдении и зафиксированных нами фактах. В связи с этим могу отметить, что некоторые зафиксированные нами факты совпадают с выводами местных наблюдателей. Думаю, властям и, в первую очередь, ЦИК необходимо прислушаться к их мнению, серьезно отнестись к их отчетам и соответствующе отнестись к их жалобам и заявлениям.

Как вы знаете, в каждом нашем отчете по итогам выборов традиционно содержатся рекомендации для правительства о том, как улучшить избирательный процесс, сделать его более транспарентным. Многие наши рекомендации уже хорошо известны властям, они были в наших предыдущих отчетах. И нет никакого оправдания, чтобы не начать выполнять их прямо сейчас перед следующими выборами.

— Вы думаете, власти пойдут наконец на то, чтобы выполнить рекомендации БДИПЧ ОБСЕ?

— После прошлых выборов давались рекомендации. И, разумеется, мы внимательно следили за тем, как много из этих рекомендаций выполнено. Нельзя сказать, что ни одна из рекомендаций не выполнена. Это будет неправдой. Некоторые из них выполнены, но самые главные из них все еще остаются на повестке дня. Так что в своем отчете мы вновь озвучим эти рекомендации. И будем следить за тем, что будет делаться.

— Ранее глава ЦИК Лидия Ермошина обещала, что у наблюдателей БДИПЧ ОБСЕ не будет проблем с возможностью наблюдать за подсчетом голосов. Но в итоге все увидели, что такие проблемы все же были. Как вы можете это прокомментировать?

— Я еще раз скажу, что необходимы очень четкие и понятные инструкции от Центризбиркома для председателей участковых комиссий о том, что наблюдатели должны иметь возможность следить за подсчетом голосов. Мы зафиксировали много случаев, когда наблюдателям было отказано в такой возможности.

Но чтобы быть честным, могу сказать, что были, хоть и немногочисленные, позитивные примеры, когда председатель комиссии позволял это. Эти примеры показывают, что если будет политическая воля, то Центризбирком может создать абсолютно прозрачные и понятные правила для комиссий о том, чтобы позволять такое наблюдение.

— Вы встречались со всеми кандидатами в президенты? Какое впечатление сложилось у вас от этих встреч? Как думаете, были ли их намерения занять пост президента серьезными или, как считают многие, все трое лишь подыграли основному кандидату — действующему президенту?

— Как я уже говорил, мы встречались со всеми, кто просил с нами встречи. Но мы также сами попросили о возможности встретиться со всеми кандидатами в президенты. Мы смогли встретиться с тремя кандидатами, а также с представителями действующего президента. Со стороны всех к нам было хорошее отношение, мы получали ответы на все свои вопросы. У нас была хорошая рабочая атмосфера.

Наши оценки кампании содержатся в предварительном отчете, который был опубликован 12 октября. Три кандидата, в том числе и действующий президент, представили свои программы, которые не сильно отличались друг от друга. Только один кандидат поставил под сомнение достижения действующего президента и предложил что-то свое.

Мы особо обратили внимание на отсутствие живости в кампании. Тот факт, например, что действующий президент не воспользовался правом теле- и радиоэфиров для представления своей программы, а также отказался от участия в дебатах, что не позволило бросить вызов непосредственно ему, показывает, что мы имеем дело с неодинаковым отношением ко всем кандидатам.

Три кандидата отметили, что не имеют шанса выиграть выборы, но получают возможность стать более узнаваемыми с дальнейшими планами на парламентские выборы, которые пройдут в следующем году.

— Как вы думаете, почему оценки БДИПЧ ОБСЕ выборов в Беларуси так сильно отличаются от оценок наблюдательных миссий СНГ и Китая, которые оценили выборы как демократические, честные и прозрачные?

— Возможно, часть ответа заключается в том факте, что СНГ и другие международные наблюдатели не оценивают выборы по той же методологии, что используем мы. Наша методология оценивает соответствие избирательного процесса не только национальному законодательству, но и международным стандартам ОБСЕ и ООН, которые Беларусь добровольно подписала. Другие же миссии делают оценку только на соответствие выборов национальному законодательству. Миссия СНГ также принимает во внимание те обязательства, которые страна приняла на себя в рамках Содружества. Это одна из причин разности оценок.

Я бы также хотел отметить, что наблюдатели СНГ и других миссий в основном работали только в столице и крупных городах. Наши же наблюдатели работали по всей стране. У нас был больший охват избирательных участков.

Я бы также хотел добавить еще пару вещей, которые считаю важными. Прежде всего, граждане любой страны, где проходят выборы, имеют право выдвигать кандидатов, выдвигать человека, которого они хотели бы видеть кандидатом. Это касается выборов всех уровней. Это не прерогатива государства решать, кто имеет право быть кандидатом.

Во-вторых, на всех уровнях избирательные комиссии, начиная от Центризбиркома и заканчивая участковой комиссией, должны иметь очень сбалансированный состав. У всех участников выборов, как президентских, так и парламентских или местных, должно быть право иметь своих представителей в комиссиях на всех уровнях. Это является гарантией того, что выборы честные и открытые.

В-третьих, процессы подсчета голосов и сведения результатов голосования должны быть прозрачными.

БелаПАН