• Погода
  • +13
  • EUR3,0615
  • USD2,5354
  • RUB (100)3,4206
TOP

Оппозиция: под кем шатается стул?

Большинство аналитиков сходятся на том, что теперь, когда президентские выборы завершились, настает момент переформатирования оппозиции.  Главную роль в этом процессе будет играть актив партий и движений.

Оппозиция на минувших выборах действовала порознь. Те блоки, которые были, де-факто распались, как «Народный референдум» и «Толока». Многие политики кардинально меняли свои взгляды и подходы буквально в течение нескольких недель.

Анатолий Лебедько сначала убеждал всех, что участвовать в избирательной кампании надо, а после того, как не смог собрать подписи, поменял слово «участие» на «игнор» и продолжил с тем же задором и в принципе со своими прежними, еще «избирательными» тезисами.

Владимир Некляев и Павел Северинец потратили 2 года, чтобы выбрать единого и идти на выборы, но когда единый был выбран не ими, а судьбой и конкуренцией, заняли сторону бойкота.

В «Говори правду», которая по ходу дела устроила скандальный развод с прежним лидером, сначала говорили о важности коалиции, а когда та распалась, заявили, что только этого и ждали.

Алексей Янукевич сначала обеспечил Татьяне Короткевич поддержку БНФ, начертал на знаменах пламенный призыв «Не снимайтесь!», а потом дезавуировал эту поддержку…

Со стороны эти действия кажутся неуклюжими и порой даже смешными. Почему политики, понимая подобную реакцию, все равно продолжают поступать по прежнему алгоритму? Потому что есть другая аудитория — та, которая для любого политика гораздо важнее «потенциальных избирателей». Но это вовсе не загадочные «доноры» и даже не КГБ либо администрация президента. Мы говорим про людей, которых называют ёмким словом «актив» — то есть активисты партий, движений, кампаний.

Лидеров оппозиции часто обвиняют в том, что они, подобно Лукашенко, сидят на своих местах по 20 лет. Все же надо признать, раз в энное количество лет им нужны голоса актива, чтобы переизбраться на свой пост, и еще один раз, чтобы собрать подписи в рамках выборов. Поэтому политики готовы выглядеть глупо в глазах избирателей (тем более, выборы в стране сами знаете какие), если это помогает получить большинство в узком кругу активистов.  

И сегодня именно последним  предстоит решить: насколько глубокий характер будет носить переформатирование оппозиции? Ведь смена лидеров часто означает смену вектора и подходов.

Тогда давайте разберемся, под кем из политиков сегодня шатается стул,  кому стоит опасаться недовольства своего окружения.

Для анализа возьмем основные оппозиционные политические силы.

«Справедливый мир»: «И Ленин такой молодой!..»

 «Коммунистами в душе» и социалистами на бумаге руководит Сергей Калякин. Ему 63 года, и он это делает последние 22 года, начиная с 1994-го, когда стал первым секретарем ЦК ПКБ.

Калякин пережил раскол своей партии на оппозиционную и провластную, переименование структуры из коммунистической в «Справедливый мир».  Дважды (в 2001-м и 2015-м) пытался стать кандидатом в президенты, и оба раза не смог преодолеть барьер в 100 000 подписей.

В 2015 году Калякин потерял важного союзника — БСДП (Г), руководимую Ириной Вештард. Именно по ее решению социал-демократы признали новообразованный «Союз левых сил»  юридически ничтожным и де-факто вышли оттуда. Левая коалиция распалась.

И тем не менее на последнем съезде 24 мая 2015 года он без особой конкуренции снова избрался лидером. На четыре года. Это значит, за ближайшее будущее Сергею Ивановичу волноваться не надо, на политическом поле сейчас ему можно действовать уверенно.

Но вопросы, скорее всего, появятся  за год до следующих президентских выборов, когда снова потребуется ответ: «Куда и с кем идет партия?». Замены Калякину пока не видно, ведь стоящий за спиной молодой Алексей Елисеев явно не тянет на лидерскую должность, а вечный помощник «комсорг» Валерий Ухналев уже в годах.

Не исключено, что начиная с 2017-го года, после выборов в палату представителей и в год столетия Великой Октябрьской революции, её поклонники начнут думать про 2019-й, но не раньше.

Этот стул стоит уверенно, но несколько обособленно, в первую очередь из-за коммунистического прошлого партии,  а, во-вторых, на вопрос: «Чей Крым?» уверенно отвечают: «Русский» и приветствуют российскую военную базу в Беларуси.

ОГП: «Одна лошадиная сила»

Анатолий Лебедько к следующему съезду, который пройдет в 2016-м, будет руководить партией уже 15 лет (напомню: сейчас ей пошел 21 год). Первым лидером был Станислав Богданкевич. Но про это уже не все и помнят…

Несмотря на политическую долговечность последние 10 лет, начиная с 2006-го, Лебедько не везет. Все началось с того, что тогда он проиграл на Конгрессе демократических сил 8 голосов Александру Милинкевичу и не стал единым кандидатом. Потом, в 2010-м, Лебедько решил не идти на выборы и выставил вместо себя Ярослава Романчука. Итог всем известен: Романчук избежал тюрьмы, а Лебедько — суда.

Далее, в 2015-м, председатель ОГП пошел на выборы уже сам, однако не смог преодолеть рубеж в 100 00 подписей.  Это грустный итог для партии, которая так громко заявила о себе, сражаясь за мандаты  депутатов Верховного Совета в 1995 году, партии, основателями которой были знаковые оппозиционные фигуры — Геннадий Карпенко, Виктор Гончар, Станислав Богданкевич, Юрий Захаренко…

 Пытаясь сохранить доверие актива, лидер либеральной «конюшни» гнет теперь «моральную линию». Суть ее в том, чтобы через «нравственную» позицию оправдать перед активом неудачи: «Да, у нас многое не получается, но это потому, что в стране темные времена. И в смуту важно оставаться моральными, это единственное, что мы можем. А те, кто против меня — они аморальны и безнравственны».

Поскольку последних большинство,  сегодня Анатолий вынужденно формирует коалицию с теми, с кем еще недавно враждовал — Владимиром Некляевым — с ним не смог договориться ни в 2010-м году, ни позднее, и с Николаем Статкевичем… При этом Лебедько очень быстро забыл даже совсем недавнего друга  Сергея Калякина, с которым они чуть было не выдвинули одного кандидата от коалиции «Толока». Сейчас Анатолий старается спасти свое положение, создав правоцентристскую коалицию с БХД, БНФ, РЗС, Движением солидарности «Разам» (руководитель В. Сивчик). Он уже объявил, что строит ее и, конечно, надеется, что сможет ее де-факто возглавить, как это было с ОДС в 2007-м.

К 2016-му году руководитель ОГП подходит в сложной ситуации. Партия вряд ли довольна итогами 15-летнего правления Лебедько, но одновременно задается тем же вопросом, что и большая часть страны: «Кто, если не он?». Именно он раздает газеты и листовки, сиюминутно комментирует любые события и самолично решает: снимать кандидатов или нет, участвовать или бойкотировать?

Известно, что внутри партии кулуарно идут активные уговоры Александра Добровольского, чтобы он возглавил партию, вел её в 2020-й и там, на выборах, представлял. Добровольский уже был лидером партии: в далекие 1991–1995 годы возглавлял первую зарегистрированную партию — Объединенную демократическую партию Беларуси. В 1995-м положил свое лидерство на алтарь объединения и создания новой партии — ОГП. Если его уговорят, то у Лебедько шансов немного. И это не тот случай, где можно пересидеть. В лучшем случае он станет вторым почетным председателем.

А вот если Добровольский откажется, так как у него есть очень хорошее дело под названием «Восточно-европейская школа политических исследований», то Лебедько вполне еще может продолжить карьеру руководителя партии… Только вот что станет в итоге с ОГП?

В общем, этот стул шатается очень сильно, и если на нем не сменить сидящего, ему будет сложно не сломаться.

БХД: «Трое на стуле, не считая…»

Партия-оргкомитет, которую ведет в бой не один лидер, а целых… три. Несмотря на то, что чаще всего на слуху фамилии Павла Северинца и Виталия Рымашевского, есть еще Георгий Дмитрук.

За 10 лет существования БХД многого достигла: в 2010-м похоронила надежды Александра Милинкевича стать единым кандидатом в президенты, развалив «Белорусский независимый блок»  и выдвинув Виталия Рымашевского кандидатом в президенты, так как Северинцу тогда не было 35 лет. Несмотря на это посадили все же Северинца, и пока он писал книгу на «химии», Рымашевский занимался партией.

Вернувшись в Минск, Павел поставил себе целью выбрать единого, но получилось как в 2010 году, только без своего кандидата.  13 июня прошел съезд БХД, который снова не смог выбрать между тремя лидерами и выбрал их всех сразу (!).

В демократическом сообществе больше жалуют Северинца, а Рымашевского кто-то считает ренегатом, а кто-то — пронырой. Но в БХД у Виталия сейчас позиции гораздо сильнее.

БХД выступает за бойкот выборов, но все равно пытается в них участвовать. В итоге она не присоединилась ни к одной из коалиций до президентских выборов, и даже после участия Северинца в пресс-конференции со Статкевичем, Некляевым и Лебедько сделала вид, что ее там не было. Это связанно именно с дуализмом лидерства: Северинец — Рымашевский.

Впереди выборы 2020 года, в которых могут принять  участие оба кандидата — это и есть главное испытание. Рымашевский крайне амбициозен. Говорят, именно из-за него в свое время ушел Алексей Шеин, бывший еще одним сопредседателем: он не захотел брать на себя ответственность за те подписи, которые в 2010-м позволили Рымашевскому получить статус кандидата в президенты.

Кандидатство — не партийное кресло, в него троих не посадишь. Так что нас впереди ждет очень занятная подковерная борьба прагматика Рымашевского и фанатика Северинца. Саму борьбу мы не увидим,  но  ее итог будет очевиден. Тот, кто пойдет от партии на выборы в 2020 году, станет единоличным лидером БХД или ее части, если это приведет к расколу.

Интересно еще отметить, что в этой схватке лидеры партии будут пользоваться совершенно разной внешней помощью: Рымашевский начнет искать поддержку у Лебедько, с которым он сейчас хочет построить правоцентристскую коалицию, а вот Северинец скорее будет договариваться с новым лидером БНФ, Статкевичем, Козулиным и Некляевым.

Что сказать, этот стул пока стоит прочно, но ему явно тяжело под весом верующей троицы. Борясь за место на нем — его же могут и сломать.

БСДП (Г): «Две женщины — одна партия»

Сегодня партией руководит Ирина Вештард. Она «наверху» с 2011 года, после того как с поста председателя скинули Анатолия Левковича, который в свое время скинул с партийного «трона» сидящего в тюрьме кандидата в президенты 2006 года  Александра Козулина.

Решение по Вештард в 2011-м принималось как компромиссное и временное и еще раз доказало, что правило про постоянное и временное работает. В следующем году у партии съезд.  Вештард не была за оппозиционным столом, попасть туда ей помог в свое время Александр Федута, политический мозг Владимира Некляева. Именно он в свое время протащил партию Вештард в «шестерку» (не поверите, но именно так называлась демократическая коалиция!) и этим самым сделал из нее «семерку».

«Семерка» застряла в буквах соглашения о выборе единого кандидата и не смогла найти путь в реальность. А в партии реальность такова, что есть ограничения по количеству сроков пребывания на посту лидера.

В 2016-м Вештард может баллотироваться в третий  и последний раз. И если она победит, то пробудет в этом статусе до 2018 года.

Но сказать проще, чем сделать. Партия явно расколота по вопросу поддержки ныне весьма заметного ее члена — Татьяны Короткевич.

Вештард будет представлять на предстоящем съезде тех, кто был против ТаК — это в основном «старая гвардия» — Олег Трусов, Анатолий Сидоревич и та молодежь, которая бы очень хотела возглавить партию, но пока не подросла. Ее олицетворяет Игорь Борисов, которого сама Вештард прочит себе в преемники в 2018-м.

Но тут вопрос: а кто будет с другой стороны? Пока самым логичным ответом выглядит такой — кандидат в президенты 2015-го Татьяна Короткевич. Она член партии, официально БСДП(Г) ее отвергла, но неофициально на нее активно работала.

Более того, Короткевич сегодня самый рейтинговый оппозиционный политик. Обычно это хороший повод для партии сделать именно такого человека своим лидером. Поэтому не исключено, что нынешнее руководство БСДП(Г) уберет Короткевич из партии посредством аппаратных интриг.

Сама Татьяна пока кокетничает и в различных интервью от чести бороться за право возглавить социал-демократов отказывается. Но если она согласится, то Вештард придется очень тяжело.

Этот стул шатается очень сильно, и его судьба будет решаться уже в ближайшее время.

«Говори правду»: «А и В сидели на трубе»

 8 апреля 2015 года Некляев заявил: «Я выхожу из всех оппозиционных структур, в том числе и из «Говори правду». Не знаю, что в этот момент, а также в последующий месяц до съезда чувствовали активисты «Говори правду» и «гениальный организатор», как назвал его Статкевич, Андрей Дмитриев, но явно ничего хорошего.

Правда, оказалось, что и сам Владимир Некляев не ушел далеко, а лишь отошел в сторону, чтобы создать вместе с идеологом Федутой и частью тех, кто в свое время вышел из БНФ, новое движение. А «Говори правду» 28 мая 2015 года избрала Андрея Дмитриева своим лидером.

И тут самое интересное: дело в том, что автор этих строк нигде не смог найти информацию, на сколько выбирают лидера «Говори правду». Более того, согласно имеющейся информации, членство в «Говори правду» двухуровневое: есть «сторонники», а есть «члены». «Сторонники» могут все, кроме одного — выбирать и быть избранными, а вот «члены» — это круг тех, кто выбирает. На сегодня, по словам источников в кампании, это примерно 30 человек, при нескольких сотнях сторонников. Лихо придумано — да?

28 мая команда «Говори правду» не выбирала Дмитриева лидером: она выбирала — уйти к тогдашнему оппозиционному политику номер один Владимиру Некляеву, который ее много раз звал к себе в движение, или дать шанс Дмитриеву, которого по разным причинам в оппозиции не любят. Решили дать шанс, но стул под Дмитриевым все равно шатался. Ровно до 11 октября 2015 года. Дня, когда стало ясно — Татьяна Короткевич состоялась как политик и более того, собрала очень немалую поддержку на выборах.

Многие обсуждали, что же праздновали в ночь выборов в офисе «Говори правду». Не скажу за всех, но уверен, Андрей Дмитриев выпил за то, что получил билет на еще 5 лет в политике.

Впрочем, с этим стулом тоже всё не просто. Есть реальные предпосылки для противостояния между Короткевич и Дмитриевым. На публике они демонстрируют единство и планы, расписанные вплоть выборов-2020. Но также известно, что Дмитриев сам имеет президентские амбиции. Пока же все вершки (популярность) достаются Короткевич, а корешки (обвинения) Дмитриеву. А такая несправедливость может привести к ревности и стул может развалиться на части в самый неожиданный момент.

БНФ: «Опять 25»

БНФ — это не только самая старая и известная партия в Беларуси: ей недавно исполнилось 25 лет. Это еще и первая партия, где молодое поколение сменило старое.

Произошло это в 2009 году, когда Алексей Янукевич выиграл съезд у Лявона Борщевского. Он решил привнести в оппозиционную политику новые правила и настоял на том, чтобы в устав партии добавили изменение, которое ограничивало количество сроков пребывания лидера партии на своем посту двумя.

В 2017 году пройдет съезд, на котором Алексей уже не может баллотироваться, а это значит, у БНФ появится новый лидер. На сегодня главными претендентами считаются вернувшийся в Беларусь политик Алесь Михалевич, которого против воли Алексея Янукевича восстановили в партии на последнем съезде,  и кандидат в президенты от партии в 2010-м году Рыгор Костусев, который уже высказался за «свой путь» и против союза с Лебедько.

Судьба самого Алексея очень сильно зависит от того, кто возглавит БНФ после него. По итогам выборов 2015 года он оказался в позиции виноватого за сразу два неправильных решения: 1) поддержал Татьяну Короткевич и 2)… отказался ее поддерживать!

Среди доверенных лиц Татьяны было 6 членов БНФ, а ее представителем в ЦИК — заместитель председателя Игорь Ляльков. И сегодня благодаря активному участию в кампании эта группа усилила свои позиции.

Кроме того, есть группа первого заместителя председателя движения «За свободу»  Юрия Губаревича, который несмотря на то, что делает карьеру в движении, не оставил позиций и в партии. Он дружен с Алесем Михалевичем. Лидерство в БНФ последнего усилило бы союз между Рухом и БНФ.

Янукевич сегодня в ситуации, когда у него просто нет союзников.  Говорят, у него нет сил и на раскол, как это было уже дважды в БНФ.

У молодого лидера БНФ впереди два года, и для него главное, чтобы за это время никакая из групп внутри партии не усилилась. Этим, вероятно, и объясняются вышеупомянутые политические зигзаги. Но вот можно ли так действовать аж 2 года?

Что ж, за столом оппозиции еще один шатающийся стул. На нем очень неуверенно сидит Алексей, а вокруг уже есть те, кто не против этот стул починить, но уже без него.

Рух «За Свабоду»: «Европейская перспектива в белорусской действительности»

Когда в 2006 году единый кандидат от оппозиции создал новое движение, у многих было ощущение, что началась новая эпоха белорусского сопротивления. Некоторые были уверены: в 2010-м Милинкевич пойдет кандидатом и победит, некоторые просто радовались, что старые лидеры уйдут.

Эта мечта позволила его сторонникам миновать период, когда оппозиция объединилась против своего бывшего кандидата и даже назвала его «Отбеливатель М» за якобы связи с Владимиром Макеем и администрацией президента. Поговаривали, что Милинкевича должны пропустить в парламент в 2008 году. Но в итоге в парламент никто не прошел, в 2010-м — сам Милинкевич не пошел на выборы, а старые лидеры, где были, там и есть.

 Главный вопрос, что будет с Движением «За свободу», оно останется в политике или полностью уйдет в сферу НГО? Сам Милинкевич пока не собирается уступать лидерский пост,  тем более, что в НГО, в отличие от политики, лидером можно быть бесконечно.

Есть мнение, что Александр Милинкевич тянет с уходом еще по одной причине — у него два зама, европейский мечтатель Алесь Логвинец, которого на эти выборы свои же сначала выдвинули, а потом задвинули, и технократ Юрий Губаревич. И не факт, что они смогут между собой договориться. Каждый из них может быть новым лидером, и каждый может стать кандидатом на президентских выборах-2020.

Скорее всего, этот вопрос будет решаться ближе к 2018 году. Александр Милинкевич прочно сидит на стуле Движения «За свободу», но это все более отодвигает его от стола политического.

«Свободные радикалы »: символический капитал хорош до поры до времени…

В оппозиции есть сегодня ряд лидеров без структур: Владимир Некляев, Николай Статкевич, Станислав Шушкевич (так называемая БСДГ — не путать с БСДП(Г) — существует чисто формально)… Их место за столом обеспечивается известностью их имени, так называемым символическим капиталом. С одной стороны, это упрощает их ситуацию, им не надо думать о партийных выборах, об активе, но, с другой стороны, их роль уменьшается вместе с тем, насколько их имя значимо, поэтому они ведут себя как «свободные радикалы», то есть присоединяются к уже имеющимся структурам. И оппозиция часто позволяла себе таких лидеров просто игнорировать, пример того же Шушкевича показателен.

Подведем итоги

В течение следующих  трех лет, если актив того пожелает, новые лидеры могут появиться в БНФ, БСДП(Г), ОГП. Это сегодня почти половина основных структур оппозиции, а значит, может измениться и вся политика демократических сил.

Большой вопрос по поводу будущего партии «Справедливый мир», Движения «За свободу», БХД — у них проблема отложена, но не решена и в зависимости от решения тоже возможны значительные колебания. Увереннее (относительно остальных) сегодня себя чувствует «Говори правду»: кампания декларирует, что уже решила вопрос лидерства и кандидата на 2020 год…

Но чем хороша реальность? Она всегда вносит свои коррективы… 

Сергей Радин