TOP

Дети есть. Денег — нет

Органы опеки уже отобрали у горе-мамаши двоих детей, определили их в интернат. Однако выселить алкоголичку, которая уже семь месяцев не платит за коммунальные услуги, не так-то просто…

С тех пор как в 2012 году был принят новый Жилищный кодекс, суды заполнили разбирательства со злостными неплательщиками за коммунальные услуги. Должников, в первую очередь тех, кто не оплачивал услуги ЖКХ шесть и более месяцев, в принудительном порядке выселяли из многокомнатных квартир в гораздо более скромные помещения, иногда даже без удобств.

Казалось бы, справедливость восторжествовала, и работники ЖКХ наконец смогли обуздать зарвавшихся жильцов. Однако вскоре выяснилось, что многие и без того несознательные граждане сумели еще и юридическую лазейку найти в кодексе, уверенно прикрывшись броней из несовершеннолетних детей, зарегистрированных в квартире. А лишать маленьких граждан законного права проживать на собственной жилплощади государство не может.

Родить, чтобы не платить?

…Историю минчанки Татьяны С. соседи по подъезду передавали из уст в уста. Еще задолго до принятия новой редакции Жилищного кодекса эта не в меру предприимчивая женщина с неуемной тягой к спиртному приноровилась обходить стороной все мыслимые законы и условности. С завидным постоянством одного за другим рожала детей, что, как ни парадоксально звучит, позволило ей несколько лет не оплачивать «коммуналку», чувствуя себя при этом совершенно безнаказанной. И только когда дело дошло до суда и ей пригрозили суровыми санкциями, не на шутку испугалась: могла ведь потерять квартиру. Выручили сердобольные родственники и трое уже совершеннолетних и, к счастью, работающих детей: всем миром погасили коммунальные долги.

— Она, в принципе, тихая, безобидная, — поделилась впечатлениями соседка Татьяны. — Сидела себе в декретах, пила горькую. Хорошо, что родня ей помогла. А рожать она будет и дальше: мужчины в квартире не переводятся…

Похожая ситуация и в новостройке на Каменной Горке, правда, здесь органы опеки уже отобрали у горе-мамаши двоих младших детей, определили их в интернат. Однако выселить алкоголичку, которая уже семь месяцев не платит за коммунальные услуги, не так-то просто: ведь несовершеннолетние дети обладают всеми правами на жилплощадь, которая с каждым прожитым (и пропитым) днем все больше напоминает сарай.

В ухоженном подъезде дома по улице Каменногорской, к счастью, всего одна такая «нехорошая» квартира. Но соседям от этого не легче.

— Постоянные попойки, табачный смрад, грязь, — жалуется старшая по подъезду Инна Викторовна.— Работники ЖЭСа уже и свет отключили за долги, но ее это не остановило! Купила с утра бутылку, позвала друга очередного — день гуляет на собственном празднике. Конечно, все это очень неприятно. Она ведь получила льготное жилье! Хотя бы какая-то элементарная благодарность государству была. Она в состоянии платить!

В «элитном» Центральном районе столицы тоже достаточно темных пятен в «жилищной биографии».

— У нас сосед-алкаш двухметрового роста тащил в дом что ни попадя — старую мебель с помоек, пакеты, тряпки, выброшенную сантехнику. Сваливал все это под лестницей. Такая у него «болезнь» наступала периодически. Боялись, что по неосторожности чиркнет спичкой и подпалит все это «добро»! — жалуются Светлана и Петр, три года назад въехавшие в этот старый дом еще послевоенной постройки. — Мы уже молчим про то, какой запах часто стоял в тамбуре. При всем этом у соседа двое малышей, вполне приличная жена, только несчастная очень. Жалко ее было до слез, честное слово! Однажды всем подъездом собирали им деньги на оплату «коммуналки», потому что так называемого главу семьи после очередной пьяной драки во дворе увезли в больницу, а в доме, как призналась нам хозяйка, только на еду детям денег и осталось. Но каждый раз ведь не будешь помогать! Вот и получается, что долги у них были то по два, то по четыре месяца. Потом мужик вдруг одумывался, устраивался на работу, «завязывал» с выпивкой — и несколько недель все мы жили в относительном спокойствии. А затем — все заново. Слава Богу, год назад у жены лопнуло терпение, и они развелись. Она взяла кредит, оплатила все долги по квартире, а потом сразу ее продала.

У каждого из патологических должников своя правда жизни. Порой чересчур эгоистичная, но для них почему-то — единственно верная.

… Открывшая работникам ЖЭСа дверь многодетная мама не проявила ни тени раскаяния в том, что три месяца не платила за квартиру:

— Да! Есть задолженность! Ну так что ж я могу поделать? У мужа маленькая зарплата, а нам чем-то детей кормить надо!

…Другой должник — молодой папаша троих детей, категорически отказался открывать двери проверяющим. А когда увидел в глазок, как мастер ЖЭСа отключает его квартиру от блока электропитани, выбежал в общий коридор и нагло поинтересовался:

— Мужик, а тебе это надо? Я же все равно знаю, как потом подсоединить провода!

Должник — вполне себе здоровый мужчина в самом расцвете лет. Жилье получил по льготному кредиту. Просторные комнаты, стильная мебель. Красивая входная дверь. И — постоянные долги по «коммуналке» в течение нескольких месяцев подряд…

Непрошибаемая мораль взращенных за двадцать лет иждивенцев: «Мне все должны!» Сначала дайте квартиру, а потом еще платите за нее!

По информации ГО «Минское городское жилищное хозяйство» задолженность за два и более расчетных периода только в первом полугодии нынешнего года имелась на 4349 лицевых счетах. Из них 1022 лицевых счета — в квартирах, где проживают несовершеннолетние дети.

Социальная опека как экономический прагматизм?

«Действительно, проблема выселения неплательщиков, у которых есть несовершеннолетние дети, сегодня весьма актуальна, — считает председатель парламентской комиссии по жилищной политике и строительству Владимир Пузыревский. — Однако уже сейчас в законодательстве существуют определенные рычаги воздействия на таких граждан. Например, в Жилищном кодексе предусмотрена возможность выселения нанимателя жилого помещения государственного жилищного фонда и членов его семьи, проживающих совместно с ним. Если есть несовершеннолетние дети, признанные находящимися в социально опасном положении либо признанные нуждающимися в государственной защите, или в жилом помещении проживают недееспособные граждане (или ограниченные в дееспособности судом), то для выселения требуется согласие органа опеки и попечительства. Кроме того, статьей 155 ЖК предусмотрена возможность выселения собственников жилого помещения, у которых имеется задолженность».

То есть мы предпринимаем шаги по наведению порядка в данной сфере, и результаты видны. Другое дело, что можно много спорить по вопросу выселения несовершеннолетних, но, полагаю, в данном споре не будет победителя. Ведь достаточно сложно провести ту границу, где заканчивается социальная опека государства и начинается экономический прагматизм.

Охота на алиментщиков

В Гродно в здании суда разъяренный мужчина приставил нож к горлу судебного исполнителя — женщины. Он посчитал слишком большим размер алиментов, удержанных из его зарплаты. На призывы охраны отпустить заложницу ответил отказом. У милиции не оставалось выбора. Последовал выстрел. Пуля попала злоумышленнику в руку. Конечно, его тут же задержали… Другого гродненца остановили на входе в это же здание суда. Вместе с чеком об оплате задолженности в пакете он нес нож. Забыл достать? Или положил специально?

И против неимущих алиментщиков, и против «профессиональных» должников, прокручивающих большие чужие деньги, судебные исполнители часто идут с голыми руками.

… На вверенный участок недавние выпускницы юрфака, судебные исполнители Наталья Вашкевич и Ирина Комаровская идут вдвоем, без всякой охраны. Адреса, по которым проживают их подопечные, они знают наизусть: ко многим приходится ходить долго и безрезультатно. Только в одном столичном доме на улице Мирошниченко таких квартир семь. Поднимаемся в одну из них, где проживает отец, задолжавший 60 миллионов рублей. Прежде чем позвонить в дверь, Наташа подходит к счетчику электроэнергии: крутится или нет? Крутится, значит, есть надежда, что откроют. Увы, и на этот раз в квартире «глухо».

— Он исправно платит каждый месяц 300—400 тысяч, так что оснований привлечь его к уголовной ответственности нет, — поясняет девушка.

В следующей квартире живет отец троих детей, который не платит в полном объеме не только алименты, но и проценты по двум кредитам. Он ограничен в праве на выезд из страны, лишен права управлять автомобилем, который, кстати, по личному заявлению, у него давно украли. Но этими мерами уже не проймешь. Больше года приставы пытаются описать и изъять его имущество. Тщетно. На всякий случай Ирина Комаровская нажимает на кнопку звонка. Свершилось чудо! Дверь неожиданно открывается. Увидев на пороге знакомых, но нежеланных гостей, помятого вида хозяин тут же меняется в лице и, багровея от злости, непробиваемой скалой вырастает в дверном проеме. Признаюсь, разговаривать с ним страшно: все время сжимает кулаки, того и гляди — набросится.

— Не пущу! Пошли отсюда! Взять у меня нечего!

Дверь с силой захлопывается, и Ирина едва успевает увернуться.

В этом случае можно применить принудительное вскрытие квартиры, но только после того, как такое решение вынесет суд.

Проблема взыскания задолженностей по гражданским искам назрела. Зачастую решение суда не может быть исполнено, поскольку изымать нечего. Имущества никакого нет! Этим обстоятельством нередко пользуются алиментщики-дельцы, живущие в дорогих квартирах и разъезжающие на крутых авто, вроде как чужих. Дело в том, что они действуют в рамках нынешнего правового поля, так что не подкопаешься. Даже опытные юристы признают, что взять с такого человека нечего.

Что касается работы «охотников за долгами» — судебных исполнителей, то, честно признаюсь, им не позавидуешь: каждый день сплошной поток негативных эмоций обрушивается на их головы. Как при этом выдерживает нервная система и психика, сложно себе представить.

В США, к примеру, суды и банки не занимаются взысканием долгов и уже спустя 90 дней после возникновения просрочки обращаются к специалистам коллекторных агентств. Долги либо продаются им, либо специальные фирмы работают за комиссионное вознаграждение, которое может составлять от 20 процентов до суммы долга. Работу коллекторов регулирует специальный закон «О добросовестной практике взимания долгов», принятый еще в 1978 году.

В России судебные приставы являются должностными лицами, состоящими на государственной службе. В ведомстве есть специальная категория сотрудников, которые вооружены, — это судебные приставы по обеспечению установленного порядка деятельности судов. Применить силу они могут, например, когда необходимо доставить человека в суд. При вступлении в должность они приносят присягу. Приставы имеют оперативный доступ к банковским счетам должников. Они могут не только с первого раза заблокировать счет, но и аккумулировать на нем все поступающие денежные средства до тех пор, пока не наберется нужная для покрытия долга сумма. Приставы имеют право проникать в квартиру неплательщика даже в случае его отсутствия, производить опись имущества. Злостных неплательщиков налогов, алиментов, штрафов и кредитов «вычисляют» не только по месту жительства, но и по месту работы, в аэропортах и даже в интернете.

У нас судебные исполнители не наделены такими широкими полномочиями, как в России. Нет сети коллекторских агентств. Плохо это или хорошо — вопрос дискуссионный, считают некоторые специалисты. Потому что попытки слепо копировать чей-то опыт зачастую не приводят к ожидаемым результатам. Тем более что решить проблему с должниками-уклонистами еще никому полностью не удалось.

Однако, думается, положение дел в сфере родительских и других неплатежей требует расширения полномочий судебных приставов в нашей стране.

Справедливости ради надо отметить тот факт, что соглашение с Россией о порядке взаимного исполнения судебных постановлений по делам об алиментах будет ратифицировано в этом году. Минюст предлагает ввести для физических лиц уголовную ответственность за уклонение от погашения кредиторской задолженности. Будут усилены меры воздействия к должникам за «коммуналку».

То, что подобные меры необходимы, подтверждает статистика.

Только в Гродненской области общая сумма взысканных средств в первом полугодии нынешнего года составила свыше 387 миллиардов рублей. В общей сложности это всего 9 процентов от оконченных дел. А по стране в целом какая «набегает» сумма «мимо кассы»? То есть мимо государства и, главное, мимо несовершеннолетних детей, которые (на словах!) защищены нашим социально ориентированным государством от всех бед и напастей…

Светлана Балашова

Читайте также:

Игры с разумом

Страсти на погосте

Малая Арнаутская: старый дух в новом времени