TOP

Перечитывая словарь Александра Ахиезера

О том, что реформы неизбежны, не говорит в Беларуси разве что ленивый. Список ленивых невелик, и возглавляет его лично глава государства.

Для того чтобы в этом убедиться, достаточно открыть его предвыборную программу. Слово «реформы» она не содержит.

Означает ли это отказ от экономического развития? Нет, не означает. 20 октября Лукашенко провел совещание по актуальным вопросам развития страны. При этом он напомнил о начале с 1 января нового пятилетнего периода, который должен отличаться своей новизной. Перечень предполагаемых инноваций ограничен единим пунктом, но зато каким! Цитирую: «Каждый из руководителей ветвей власти и высших должностных лиц — те, кто хотят работать в новом пятилетии, — при назначении на свою должность должен доказать свою способность руководить».

Для понимания глубины грядущих перемен предлагаю обратиться к словарю историка Александра Ахиезера. Начну со слова «ФЕТИШИЗМ», под которым следует понимать иллюзорное, приобретающее подчас массовый характер представление о том, что то или иное явление или действие способно само по себе в отрыве от других явлений гарантировать решение назревших задач общества.

Несложно заметить, что фетишизм — это своеобразный аналог мифологического универсального средства от всех болезней, именуемого в народе «панацеей». Как тут не вспомнить сыроедение, раздельное питание, обливание холодной водой по Иванову и прочие полезные вещи, способные избавить человека от всех недугов.

Фетишизм многолик. В данном случае он выступает в виде ОРГАНИЗАЦИОННОГО ФЕТИШИЗМА — веры в способность административными методами решать основные проблемы общества и прежде всего проблему модернизации.

Официальная пропаганда позиционирует Лукашенко в качестве «человека из народа». Согласен. Поэтому не следует удивляться, что главе белорусского государства свойственно ОСНОВНОЕ ЗАБЛУЖДЕНИЕ МАССОВОГО СОЗНАНИЯ. Оно коренится в вере в то, что все значимые общественные процессы определяются внешней силой, роль которой в большом обществе может играть начальство.

За примерами далеко ходить не надо. Они размазаны толстым слоем по всему пресс-релизу совещания по актуальным вопросам развития страны. Ограничусь одним примером. Он (Лукашенко) отметил, что большое внимание наряду с членами правительства будет уделено губернаторам. «Потому что самый главный вопрос, от которого зависит суверенитет и безопасность страны, — это экономика. А экономикой в стране занимаются правительство, губернаторы и подчиненные им структуры. В связи с этим вы будете обязаны — все, даже те, кто не назначается президентом, — представить конкретные планы своих действий. Высшие должностные лица — до назначения на должности, все остальные — за конкретный период, по моему определению», — заявил глава государства.

Согласно Белстату, в августе 2015 г. численность занятых в белорусской экономике составила 4 473,3 человек. Но из окна Дворца Независимости миллионы не видны. По крайней мере они не видны в качестве экономических субъектов. Не являются таковыми и бизнесмены. В белорусской модели им отведена роль вшивых блох.

Приведенная выше цитата позволяет нам выявить еще один вид фетишизма, на этот раз «ФЕТИШИЗМА ЭКОНОМИЧЕСКОГО» — вульгарного истолкования социальных явлений, сводящего их в конечном счете к экономике. Его корни — в попытке вывести человеческое поведение из определенным образом понятой экономической необходимости. В действительности экономические факторы никогда полностью не определяют действия людей. Их нельзя рассматривать в отрыве от культуры, ее целей и ценностей.

В качестве примера сошлюсь на рост электорального рейтинга Лукашенко в условиях падения реальных доходов населения, который был спровоцирован аннексией Крыма Россией.

Не все так безнадежно

Заинтересовано ли государство в проведении реформ? Ответ на этот вопрос зависит от смысла, который мы вкладываем в слово «реформа». Согласно Ахиезеру, РЕФОРМЫ —планируемые и контролируемые правящей элитой политические, социальные, экономические, культурные и т. д. изменения, охватывающие важнейшие параметры общества с целью повышение его социальной энергии.

Найти примеры успешных реформ не так-то просто. На ум приходят реформы Александра II. Но они закончились провалом в архаику в 1917 г. Или горбачевская перестройка, оценки которой сегодня неоднозначны.

В ахиезеровском смысле реформы проводить Лукашенко, безусловно, сегодня не собирается (ударение необходимо сделать на слово «сегодня»).

Во-первых, активные реформы приводят к временному ухудшению ситуации, а власть сегодня и так не уверена в поддержке населения. Как тут не вспомнить объяснение Лукашенко по поводу его нежелания повышать пенсионный возраст. Во-вторых, реальные реформы неизбежно приведут к верховенству закона, появлению независимых капиталов и активизации общества. Есть еще и в-третьих, и в-четвертых…

Реформы по Лукашенко — это модернизация государственных предприятий путем монтажа импортного оборудования. 22 октября на совещании по развитию базовых организаций деревообработки национальный лидер подобному виду деятельности придал статус структурных реформ. Итогом же совещания стало решение о передаче активов базовых предприятий деревообработки Банку развития.

Страусы, согласно древнеримскому писателю Плинию Старшему, прячут голову в песок, пытаясь спастись подобным образом от хищников. Белорусские специалисты в области структурных реформ игнорируют проблемы, ими же созданные, с помощью Банка развития. Такой вот оригинальный способ демонстрировать свои способности к инновациям.

И тем не менее не все так безнадежно. И белорусская власть способна к реформированию, но приступит она к нему не в ответ на четко сформулированные запросы снизу (таких запросов, кроме традиционных просьб увеличить пайку, просто не существует), а в ответ на потерю управляемости, следствием которой станет рост дезорганизации в государстве и обществе.

Сергей Николюк

Читайте также:

Чьи интересы выражает родное государство?

Белорусы сменили социальный контракт

Секреты политического долголетия-3

Секреты политического долголетия-2

Секреты политического долголетия