TOP

Серый — наш любимый цвет?!

В буквальном смысле слова «серый» означает уныние и безнадегу нашего сегодняшнего бытия. Если дело касается «серых» зарплат, то обладатели «конвертов» иногда чувствуют себя куда увереннее, чем те, кто получает деньги за свой труд легально. 

Люди предпочитают рисковать, поскольку доказать факты нарушений не так просто. Работодателю не составляет труда убедить работников в том, что зарплата в конверте на привычном рабочем месте — это лучшая из реальных опций. К тому же «живые деньги» в руках сегодня, по мнению многих, куда лучше, чем гипотетическая прибавка к пенсии через 15—20 лет. Заблуждение, конечно, но так есть…

Фронт собирает силы

В коридорах власти снова подняли тему борьбы с «зарплатами в конвертах». В Министерстве по налогам и сборам подготовили проект указа о мерах по предотвращению выплаты вознаграждения за труд с уклонением от уплаты налогов и других обязательных платежей. Документ, в частности, предусматривает налоговую «амнистию» в отношении тех, кто добровольно сообщит о налоговых правонарушениях со стороны работодателя. К решению проблемы готовы подключиться и народные избранники, которые, естественно, проголосуют единогласно за очередной чиновничий посыл. Не исключено, что вопрос о том, как вывести из тени серые зарплатные схемы, законодатели рассмотрят на нынешней осенней сессии.

В правительстве уверены, что оснований для очередной борьбы более чем достаточно. По разным оценкам в теневом рынке у нас задействовано от 400 тысяч до 1 миллиона человек. Уверена, цифры эти — размытые. Но то, что проблема есть — факт. Данные Министерства по налогам и сборам за первое полугодие впечатляют. Налоговыми органами проведено 1449 проверок. Арестовано товарно-материальных ценностей более чем на 40 миллиардов рублей, 30 миллиардов обращено в доход государства. К ответственности привлечено 1457 лиц. Налоговыми органами за незаконную предпринимательскую деятельность гражданам вынесены 2263 предупреждения.

По оценке многих экспертов, доля ненаблюдаемой экономики в ВВП в течение нескольких последних лет увеличилась в два раза как в сфере производства, так и в сфере услуг. Что касается последней, то наиболее распространенные секторы теневого рынка распределяются следующим образом: на первом месте — торговля, ремонт автомобилей, бытовых приборов и предметов личного пользования, далее идут операции с недвижимым имуществом, аренда и предоставление услуг потребителям, транспорт и связь, предоставление коммунальных, социальных и персональных услуг. Замыкает список многострадальная сфера образования.

«Неформальные профессии»

У нас их достаточно: репетиторы, заводчики собак, тамада, торговцы в интернет-магазинах, швеи, парикмахеры, мастера маникюра… Список можно продолжать. Чтобы спокойно работать, регистрироваться им не нужно, но платить налоги — обязательно. Члены одного из минских гаражных кооперативов в прошлом году получили возможность использовать собственные гаражи в качестве мастерских автосервиса. Такая поощрительная мера позволила им работать проще и спокойнее. Но такие случаи, к сожалению, единичны, и эти шаги со стороны государства не могут вывести на свет всех укрывшихся в тени. В нынешнем году подписан указ, согласно которому тунеядцы должны ежегодно платить установленный законом налог. Под понятие «тунеядцы» попали не только те, кто не желает работать, но и те, кто активно работает на себя, но в казну ничего не платит, хотя всеми соцблагами пользуется постоянно.

У организаций торговли потребительской кооперации только в первом квартале нынешнего года объем товарооборота снизился почти на 7 процентов по сравнению с аналогичным периодом прошлого года. Это — клубок проблем, но одна из ниточек ведет к нелегальным торговцам, которые торгуют с рук или реализуют свой товар из багажников автомобилей без разрешения властей и при отсутствии сертификатов качества на товар. Набирает обороты деятельность псевдобизнесменов, успешно осваивающих интернет.

Один из сотрудников Министерства по налогам и сборов рассказал:

— Продают всевозможные «чудодейственные средства от всех недугов», обувь, одежду, бытовую технику, алкоголь, парфюмерию и прочее. Жительница Волковыска через интернет продавала парфюмерно-косметические товары, спортивную одежду, кожгалантерею. Ни от кого не скрывалась: размещала свою рекламу на популярных тематических ресурсах, создала собственную группу в соцсетях. Доставку покупателям осуществляла наложенным платежом. Налоговыми органами была собрана убедительная доказательная база, что доход предприимчивой белоруски за два с половиной года составил почти 700 миллионов рублей.

Действительно, таких историй сотни. Актуальный сегмент сегодня в противовес государственной торговле — реализация одежды и самых разнообразных аксессуаров. Одни продавцы заказывают товар из Китая, после чего успешно «втюхивают» нам с накруткой в сотни процентов. Другие работают в направлении Евросоюза.

Моя знакомая Татьяна возит из ЕС в Минск женскую одежду известных брендов. Работает только по заказам и предоплате: не хочет рисковать своими деньгами. Вдвоем с подругой на машине примерно раз в месяц ездят в Литву и Польшу. Татьяна говорит, что ездить чаще или давать широкую рекламу — «стремно». Но в качестве постоянного приработка их торговля — в самый раз.

Торговля в приграничных районах — отдельная тема. Местные «предприниматели» закупают в соседних Польше и Литве бытовую химию, косметику, обувь и с внушительной надбавкой продают землякам. Есть и различные виды услуг, к примеру, перевоз через таможню небольшой партии товаров. Расценки идут за штуку, начинаются от одного доллара, а заканчиваются — сотней и выше. В целом сфера услуг не отстает от торговли. Строители, подсобные рабочие, автослесари, мастера по ремонту квартир, мебели… Одни профессии «белеют», другие — уходят в тень. К примеру, в Минске в последнее время постоянно падает число нелегальных таксистов. Сейчас их «удельный вес» — менее 10 процентов.

Стало сложно конкурировать с законными перевозчиками, пояснил мне бывший «нелегал» Михаил:

— Раньше «бомбил» по ночам возле клубов, ресторанов. В выходные тоже можно было нормально заработать. Сейчас мы не востребованы: мои услуги по телефону не закажешь, да и люди стараются выбирать автомобили «в шашечку».

Несмотря на девальвацию в соседних странах, поездки туда на заработки не теряют популярности. Чаще всего такое трудоустройство нигде не регистрируется. Ездят группами по уже установленным собственным контактам. За границей проводят не менее полугода, потом ненадолго возвращаются домой — и снова в обратную дорогу. Денег вполне хватает, чтобы прокормить себя и семью.

Законодательству, в общем-то, это не противоречит. Только нужно обязательно отчитаться перед налоговой. Если деньги уплачены в казну государства, где белорус работал, то нужно иметь при себе документ, подтверждающий это, чтобы потом приложить его к декларации.

Многие жители сельской местности пользуются дарами природы — собирают лесные ягоды, грибы, клюкву и бруснику. У самых трудолюбивых и терпеливых (надо день простоять у обочины шоссе или на каком-нибудь «пятачке») в день выходит 1,5—2 миллиона, что при наших теперешних доходах вполне приличные деньги.

Кандидат экономических наук Геннадий Тимченко поясняет, что некоторые виды деятельности следует относить не к теневому, а к неформальному рынку труда:

— Репетиторство, кустарно-ремесленная деятельность, огородничество, когда выращивают овощи и фрукты для продажи, — это не запрещено, не регистрируется. Пытаться жестче контролировать эту сферу, наверное, с финансовой точки зрения будет не совсем целесообразно: затраты на контроль окажутся куда выше, чем размер дополнительных поступлений в бюджет.

Почему возникает теневой рынок труда?

Эксперт Белорусского экономического исследовательско-образовательного центра (BEROC) Катерина Борнукова считает, что в первую очередь нужно попытаться найти ответ на этот вопрос:

— У нас, на мой взгляд, два основных вида теневой занятости: работа без оформления и предпринимательство без оформления. На работу специалистов не оформляют часто потому, что выплаты в ФСЗН составляют треть зарплаты. Для борьбы с теневым рынком нужно, чтобы работник напрямую видел эффект от таких взносов. Пока же от них в основном зависит только размер пенсий, но потенциальные выплаты в будущем, согласитесь, не слишком мотивируют сегодня. Вот если бы, например, выплаты в ФСЗН рассматривались бы как своего рода страховка на случай безработицы, тогда все были бы мотивированы полностью проводить свою зарплату «по-белому». В отсутствии желания платить налоги и взносы существенную роль играет и психология. В обществе, где главная цель — извлечение прибыли, платить налоги не хочет никто, и это не зависит от их размеров. Общее всегда должно быть выше частного. Но по мере реального перехода к рыночным отношениям индивидуализм и эгоизм будут лишь расти. Бороться с нелегальным трудом, не предпринимая никаких мер по ликвидации теневой экономики в целом, смысла нет. И это — мировая практика. Черный рынок есть во всех странах. К примеру, в Германии, по некоторым оценкам, «левой» работой занято около 7 процентов населения. Во всем мире наиболее эффективным методом противодействия теневым отношениям считается определенный алгоритм действий государственных органов. Во-первых, устранение «правовых» дыр в законодательстве, во-вторых, упрощение налогообложения, в-третьих, «амнистия» ранее полученных теневых доходов, в-четвертых, последующее ужесточение наказания за деятельность, аналогичную амнистированной. И, конечно, все это должно происходить на фоне создания государством условий для самостоятельного трудоустройства в малый и средний бизнес.

Чтобы серое стало белым

— Еще ни одной стране не удавалось победить серые схемы по получению дохода путем штрафов, наказаний и даже тюрьмы, — считает руководитель Научно-исследовательского центра Мизеса Ярослав Романчук. — Еще ни одной стране не удавалось убедить работодателей и работников совместно отойти от зарплат в конвертах при высокой налоговой нагрузке на фонд зарплаты и отсутствии четкой, понятной связи между количеством уплаченных в пенсионный фонд денег и благополучием в старости. Работодатели не склонны поддерживать ликвидацию серых зарплат по очень простой причине — оптимизация издержек на оплату рабочей силы. Частный сектор испытывает неравные условия хозяйствования перед государственным. Некоторые коммерческие фавориты имеют доступ к дешевым кредитам, сырью, аренде и лизингу. На них распространяются всевозможные налоговые и таможенные льготы. За ними закрепляются лучшие места в магазинах, приоритеты при оплате за товары или услуги. Получается, что государственная поддержка является очень большой форой, которую распорядители чужого предоставляют для почти трех тысяч коммерческих организаций. Это как на дистанции 800 метров поставить фаворитов на 200 метров вперед и снисходительно предложить другим: «Ну-ка, догони!». Зарплата в конвертах — это не очень приличный, но популярный способ сократить издержки, выровнять позиции.

Такой негативный общественно-экономический феномен, как зарплата в конвертах, можно ликвидировать лишь при помощи эффективных мер, проверенных обширной международной практикой. Во-первых, снижение налогов на зарплату. Во-вторых, ликвидация привилегий, преференций и льгот, то есть создание по-настоящему равных условий хозяйствования. В-третьих, персонификация пенсионных накоплений. В-четвертых, ликвидация инфляции. В-пятых, создание эффективной судебной системы, чтобы люди и бизнес, взвесив все «за» и «против», выбирали легальные отношения и расчеты.

Что же касается менталитета, ссылок на наши национальные особенности, то подобные аргументы предъявляют те, кто подменяет решение проблемы банальными рассуждениями.

Светлана Балашова

Читайте также:

Дело хаус-мастера: очередной сезон

Дети есть. Денег — нет

Игры с разумом

Страсти на погосте