TOP

Консервация Беларуси: Лукашенко уповает на небеса

Приход в храм на православное Рождество белорусский официальный лидер традиционно использовал для политических заявлений. По его словам, демократии в Беларуси не меньше, чем у других; рушить ничего не будем; все, что создано народом, не будет продаваться за бесценок; наконец, самое главное право — это право жить. 

Вообще тема мира и стабильности доминировала, что легко объяснимо: в плане благосостояния предъявить электорату нечего, и завтра, судя по всему, пояса придется затянуть еще туже.

Поэтому в речах, прозвучавших 7 января из уст Александра Лукашенко на рождественском богослужении в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска, последовательно проводилась мысль: тут не до жиру, слава Богу, что нет войны.

Ну, и подтекстом — смекните, мол, кого следует благодарить за мудрую политику. И не возбухайте особо, что кошелек тощает. Вон украинцам еще хуже.

Прошла весна, настало лето, спасибо партии за это…

«Лишь бы не было войны» — это последовательная пиаровская линия белорусского руководства на фоне вхождения страны в глубокий экономический кризис.

В сентябре, перед президентскими выборами, в таком же духе провели «Молитву за Беларусь», поставив в центре мероприятия главного светского начальника. А перед Новым годом президент даже детям на елке твердил про украинских беженцев, подчеркивая, что «наше главное достояние — это мир, который мы сберегли».

Вообще-то войны на нашей земле нет уже более семи десятилетий. Бог миловал даже при Советском Союзе, когда БССР представляла собой огромный арсенал ядерного оружия и, соответственно, была объектом тщательно спланированных ударов с другой стороны в случае, если начнется заварушка по полной программе.

Теперь же той биполярной схемы нет. В нашей Конституции как цель записан нейтральный статус. Другое дело, что на практике тесная военная интеграция с Москвой отдалила нас от этой цели.

И вот если Владимир Путин продавит-таки размещение в Бобруйске российской авиабазы (которая способна стать аэродромом подскока и для ядерных ракетоносцев), то Беларусь рискует вернуться во времена «холодной войны» и снова стать целью ответных ударов.

Но этот риск — прямое следствие слишком далеко зашедших интеграционных игр с Кремлем, в которые уже двадцать лет играет нынешнее белорусское руководство. Так что особо благодарить его тут не за что.

Демократию уже построили. Вольно, можно курить

Да, после Крыма чувство самосохранения у властей сработало. В награду за особую позицию по Украине Минск получил заморозку санкций и перспективу нормализации отношений с Евросоюзом и США.

Но этот чисто геополитический, вынужденный ход западников Лукашенко трактует хитро. Он заявил ныне в храме, что «…критики, которые нас подвергали избиению в этом вопросе, сегодня умолкли, убедившись в том, что и демократии, и прав человека в Беларуси не меньше, чем у других».

Правда, президент тут же свел на нет красиво выстроенный софизм, дав весьма убогую трактовку демократии и прав человека: «И самое главное — это право жить».

Живут и в тюрьме, однако это не означает, что там расцвет прав и свобод.

«Никому не нужна такая демократия, где каждый день на улице стреляют и убивают за год сотни тысяч людей», — добавил президент для пущей убедительности.

Но в демократических странах войн нет. Если же происходят кровавые теракты, то это отнюдь не порождение демократии, а человеконенавистничество, привнесенное извне. Если говорить об Украине (где жертв ужасно много, но все же не сотни тысяч), то она едва лишь собралась идти в Европу, как получила крымский и донбасский «подарочки» отнюдь не со стороны демократического мира.

Игра на фобиях и предрассудках массы

В общем, демагогичность тезисов, казалось бы, как на ладони. Но социология показывает, что многие на эту демагогию элементарно клюют.

По данным декабрьского национального опроса, проведенного НИСЭПИ, наиболее важной при принятии решения, за кого голосовать на президентских выборах 11 октября 2015 года, оказалась проблема мира и стабильности — 34,1%. Общее качество жизни в этом контексте отметили 27%, рост цен — 14,7%, а демократию и независимость Беларуси — лишь 9,9% респондентов.

Таким образом, можно предположить, что примитивная пропаганда в духе «лишь бы не было войны» имеет более широкую социальную базу, чем оппозиционные лозунги борьбы за свободные и справедливые выборы. Во всяком случае, если на планируемом на весну Конгрессе демократических сил оппозиционеры лишь повторят эти общие лозунги, то ключ к умам массы вряд ли будет найден.

Впрочем, какие лозунги и стратегии ни придумывай, ими не зажжешь массу, если та настроена на манну… нет, не небесную, а казенную.

Так вот, готовность народа к реформам переоценивать не стоит. С одной стороны, по данным НИСЭПИ, 44,9% хотят кардинальных изменений во внутренней и внешней политике Беларуси. С другой стороны, только 45% понимают такие изменения как «уменьшение роли государства в обществе, предоставление своим гражданам большей свободы действий». В то же время 47,2%, напротив, трактуют желательные перемены как «усиление роли государства в обществе, большую поддержку своих граждан».

Иначе говоря, почти половина белорусов видит суть перемен в дальнейшем укреплении сильной руки. Хотя именно ручное управление, по мнению независимых экспертов, международных кредиторов, как раз и не дает развиваться белорусской экономике.

Так или иначе, Лукашенко обоснованно рассчитывает на довольно массовое понимание, когда заявляет, как это прозвучало в очередной раз на православное Рождество: «Поэтому вы не слушайте эти разговоры, поскольку всегда, когда сложно, появляются разные теории — реформировать, разрушить до основания, затем новое что-то создать».

Заметьте это элегантное перечисление через запятую: «реформировать, разрушить до основания».

То есть реформы ставятся на одну доску с майданом, революцией (а то и кровавой бучей). Хотя на самом деле разумная системная трансформация сверху как раз и может быть альтернативой социальному взрыву.

Власть не может переступить через себя

Другое дело, что реформы, даже чисто экономические, раскрепощают людей и постепенно формируют предпосылки для политических сдвигов. Вот здесь-то и зарыта собака.

Вот поэтому в трактовке бессменного президента «первое наше обращение к Господу, чтобы он действительно нас защитил и сохранил нашу страну такой, какой она есть сейчас».

Несменяемую верхушку статус-кво, понятное дело, устраивает. Но беднеющим массам светит лишь дальнейшее прозябание на еще более незавидном уровне.

Чтобы у Беларуси появилась нормальная историческая перспектива, нужно не молиться за консервацию отжившей системы, а многое, очень многое менять. Причем речь идет не о якобы выдуманных впопыхах теориях, а о тех моделях устройства экономики и политики, которые проверены практикой в десятках более богатых и свободных стран.

Да, чтобы воплотить их в Беларуси, нынешней власти следует переступить через себя. Но таких чудес у нас не стоит ожидать и на Рождество. Официальный лидер предпочитает уповать на консервацию системы, играя на фобиях и предрассудках массы.

Александр Класковский, Naviny.by