• Погода
  • +17
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062
TOP

«Кухня TV»: Как бороться с милицейским насилием

Как надо действовать гражданам, если они стали жертвами насилия со стороны сотрудников милиции, и что надо сделать, чтобы минимизировать такие негативные действия?

В новом выпуске правозащитного видеопроекта «Кухня TV» представители правозащитного центра «Вясна» (лишенного в Беларуси официальной регистрации) заместитель председателя Валентин Стефанович, эксперт по мониторингу пенитенциарной системы Беларуси Павел Сапелко и координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси» Андрей Полуда обсуждают проблему насилия со стороны сотрудников милиции, а также дают советы, как можно минимизировать негативные последствия этого и отстоять свои права.

Валентин Стефанович: — Последние недели прошли под знаком разных скандальных историй, связанных с правоохранительными органами. В их числе и избиение журналиста в здании суда Фрунзенского района. И сегодня мы поразмышляем о том, как надо действовать гражданам, если они стали жертвами насилия со стороны сотрудников милиции, и что надо сделать, чтобы минимизировать такие негативные действия.

Павел Сапелко: — Проблема насилия со стороны сотрудников милиции — проблема актуальная. Далеко не каждый случай проявления жестокости правоохранителей становится известен. Чем ниже по социальной лестнице относительно сотрудника милиции стоит жертва, тем меньше шансов на то, чтобы этот случай вообще стал известен. А уж тем более на то, чтобы этот сотрудник милиции понес какое-то наказание.

Валентин Стефанович: — На днях мы видели совещание с участием президента и министра внутренних дел, по результатам этого совещания УВД Мингорисполкома подводило итоги работы. Отмечалось, что милиция имеет высокое доверие граждан, президент сказал: «Все обязаны делать все возможное, чтобы понравиться человеку своими действиями».

Но если мы вернемся к случаю с журналистом Добровольским, то в передаче «Клуб редакторов» на белорусском телевидении поспешили сделать вывод, что это была провокация. Андрей, ты не только координатор кампании «Правозащитники против смертной казни в Беларуси», но и бывший офицер Министерства внутренних дел. Как ты это оцениваешь: с одной стороны, правоохранительные органы призваны защищать граждан в случае нарушения их прав, а с другой — происходят такие вот истории?

Андрей Полуда: — Действительно, надо сказать, что в академии МВД не учат будущих сотрудников милиции, как нарушать закон, избивать граждан и так далее. И в то же время я могу сказать, что при обучении не так много внимания уделяется соблюдению прав человека. Упор делается на изучение законов, правоприменительную практику. Повторюсь: на права человека, конечно, меньше обращают внимание.

Валентин Стефанович: — Но послушать сотрудников милиции, они же сами говорят, что нужно уважать права граждан, что они не должны совершать таких поступков, которые потом сказываются на имидже всей милиции. Потому что в глазах граждан сотрудник милиции — это ближайший к ним представитель власти…

Андрей Полуда: — Я согласен. И то, что власть обеспокоена — это показатель. Возьмите хотя бы выступление президента на этой коллегии … Но мы должны понимать, что приходят работать в милицию довольно часто молодые люди, они получают определенную власть, и эта власть на них влияет не всегда в лучшую сторону. И, конечно, сама система очень сильно влияет на этих людей. И когда молодой человек увидел, что в соседнем кабинете, для того чтобы получить нужный результат, применяются незаконно какие-то спецсредства… Он видит, что этим способом был достигнут определенный результат, и делает вывод: ему тоже надо использовать такие же средства, которые используют старшие товарищи. Один раз попробует и при этом не понесет никакого наказания, второй раз, третий… Потом это уже входит в норму.

Валентин Стефанович: — Да, мы видим, что президент заботится о том, чтобы имидж милиции был высоким, чтобы к ней было доверие граждан, но на самом деле это не всегда получается. Павел, как ты думаешь, что можно и нужно сделать, чтобы минимизировать такие последствия работы милиции?

Павел Сапелко: — Чтобы не было проявления жестокости, с этим нужно бороться. Нужно создавать на государственном уровне такие механизмы и институты, которые могли бы эффективно бороться с неправовым поведением сотрудников милиции, которые уже сами по себе есть закон. И здесь нужно обращаться к опыту других государств, в которых уже поняли, что нужно как можно дальше развести эти два субъекта: милиционера или полицейского и тот орган, который будет расследовать его правонарушения. Создали разного рода структуры: кто-то в рамках прокуратуры, кто-то в виде отдельных механизмов. Безусловно, последней инстанцией должен стать независимый и справедливый суд. Пока этого нет, наша борьба с проявлением жестокости будет, как минимум, малорезультативной. А скорее всего, не даст вообще результата.

Андрей Полуда: — Я хотел бы вернуться к словам президента, что сотрудник милиции должен нравиться гражданам. Знаете, я не совсем согласен с этим. Я считаю, что правильно было бы, чтобы сотруднику милиции доверяли, а не чтобы он нравился. Потому что это чиновник, который должен выполнять свои служебные обязанности, выполнять честно. Если он будет делать это, уважая права других граждан, то он будет и нравиться.

Самое главное, чтобы в сотруднике милиции у нас не видели человека, который нагоняет страх. Ведь как многие люди говорят: увидел милиционера, вроде ничего плохого не сделал, но что-то внутри сжалось, перешел на другую сторону улицы…

Павел Сапелко: — Я когда слышу, что милиция пользуется популярностью, то мне кажется, что этой популярностью пользуется абстрактная милиция как институт, который борется с преступниками. Не конкретный милиционер. И пользуется авторитетом у тех людей, которые пока, слава Богу, не столкнулись с ее «карающей рукой».

Валентин Стефанович: — Что делать гражданам, которые стали жертвами превышения служебных полномочий со стороны милиции? Какие советы мы можем им дать?

Андрей Полуда: — Один из основных принципов работы в этом направлении, в отстаивании своих прав, на мой взгляд, это публичность. Важно, чтобы люди не решали эту проблему, сидя на кухне и думая: может быть, и так все обойдется, как я, маленький человек, могу противостоять системе? Но ведь есть возможности использовать правозащитников, юристов. Самое главное, чтобы жертва нарушения прав человека имела определенную мотивацию идти до конца, обжаловать, писать жалобы. Есть организации, которые помогут это сделать публично. Чем больше гласности, тем лучше будет результат, на мой взгляд.

Павел Сапелко: — Поддерживаю по вопросу публичности. Конечно же, как сказал Андрей, надо обращаться к юристам, правозащитникам, добиваться восстановления своего нарушенного права путем написания жалоб, обращений… Я уверен, что даже если эти жалобы не удовлетворяются, вроде бы как напрямую не видно результата, но то, что эти жалобы есть, препятствует новым случаям проявления жестокости.

Андрей Полуда: — Ни для кого не секрет, что в милиции есть собственная служба безопасности, это люди, в профессиональные обязанности которых входит профилактика и выявление проблем в системе МВД. И они также заинтересованы в том, чтобы существующие факты выявлялись. Это также нужно использовать.

Валентин Стефанович: — А гражданский контроль за местами принудительного содержания граждан?

Андрей Полуда: — Да, именно он делает эти стены на самом деле прозрачными — в переносном смысле. И если гражданский контроль будет, будет доступ в те же РУВД, то там меньше будут делать «слоников», бить по голове книгой: совсем недавно был такой случай…

Валентин Стефанович: — Это в полной мере касается гражданского контроля над пенитенциарной системой, поскольку она также входит в систему МВД.

Павел Сапелко: — В первую очередь, необходимо давать больше гарантий тем людям, которые менее защищены с точки зрения правовых механизмов от проявления жестокости. Если мы говорим о человеке, у которого есть друзья, знакомые, деньги, адвокат, то это один случай. А что делать заключенному, который один на один с этой системой, у которого, может быть, даже родных нет? Безусловно, нужны конкретные общественные структуры, которые имеют достаточно широкие права на то, чтобы прийти в место принудительного содержания…

Андрей Полуда: — Часто мы сталкиваемся с тем, что людей задерживают, их близкие звонят в правозащитный центр и говорят: «Исчез человек!». Неужели сотруднику милиции сложно позвонить близким, сообщить, что человек задержан, находится там-то?

Валентин Стефанович: — У нас, конечно, недостаточно эффективных механизмов защиты прав граждан, в том числе от произвола и превышения служебных полномочий сотрудниками милиции. Но мы можем публично говорить о таких случаях, обращаться с жалобами в правоохранительные органы, добиваться справедливости. Поэтому если вы стали жертвами злоупотреблений со стороны сотрудников милиции, обращайтесь, пожалуйста. В том числе и к нам, в правозащитный центр «Вясна», мы будем готовы вам помочь.

Специально для «Снплюс» подготовила Оксана Алексеева.

Все выпуски правозащитного видеопроекта «Кухня-ТV» можно посмотреть на Youtube на странице ПЦ «Вясна».