• Погода
  • +13
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

«Буду ездить, пока не заглохну»

Когда-то оживленный автомобильный рынок в Малиновке сейчас переживает не лучшие времена. Уже больше года он напоминает сильно похудевшую версию самого себя.

Покупателей здесь с каждым месяцем становится меньше, да и деньги они теперь тратят уже не те, что раньше.

— Может, шашлычок? — с надеждой в голосе обращается мужчина, который стоит возле мангала. Отказ принимает со вздохом — вокруг в пределах нескольких десятков метров больше покупателей не наблюдается.

Самую выгодную часть площадки с автомобилями на продажу сейчас занимают автохаусы. Эти площадки предлагают владельцам продать их авто без проблем — как говорится, по принципу «отдал и забыл». Но не все так просто. Местные рассказывают, что в сегодняшней ситуации, когда покупателей почти нет, дилеры часто давят на владельцев, чтобы те снижали цены, поэтому выгодно продать авто удается редко.

Дальше, как подснежники, в сугробах стоят автомобили «частников». Большинство хозяев здесь даже не появляются — оставляют табличку с ценой, описанием, телефоном. И ждут звонка.

— Продаю машину с прошлой весны. Уже два раза цену снижал — все равно не берут, — говорит владелец BMW Иван, очищая стекло от снега.

На вопрос, куда исчезли покупатели, мужчина кивает в восточном направлении:

— Денег у людей нет, а если и есть, то едут в Россию, а там на наивных белорусах наживаются. Наши видят, что машина дешевая, и давай сразу покупать, а потом выясняется, что она или битая, или угнанная, или вообще «двойник». Это когда на краденой машине перебивают номера и продают с поддельными документами под видом другой, которая официально зарегистрирована. При покупке не придраться, а потом уже ничего не докажешь.

По словам Ивана, белорусы, которых обманули в России при покупке авто, потом «молчат, потому что стыдно, а другие едут и попадаются на ту же удочку».

Кризис обитатели ранее главного автомобильного рынка страны объясняют тем, что «дали себя втянуть в Таможенный союз».

— Россия же под себя всю эту историю придумала, — говорит продавец. — Например, если я захочу из Германии машину пригнать, то нужно заплатить до 9 тысяч евро на таможне. А сама машина стоит 12—14 тысяч! Мы теперь должны покупать все в российской сборке и такого же качества. Выходит, нас, белорусов, опять надули — и непонятно, что будет дальше.

При входе на рынок автозапчастей чувствуешь себя немного на восточном базаре. Серьезные мужики, торгующие шинами и автокомпонентами, вдруг неожиданно преображаются и проявляют чудеса коммуникабельности.

— Может, что-то подсказать? Что-то ищете? Подходите, спрашивайте! — доносится со всех сторон.

Объяснение такому навязчивому интересу простое.

— А вы посмотрите, сколько покупателей на рынке. Три человека. Все остальные — продавцы, вот и приходится «ловить» каждого клиента, — поясняет продавец запчастей. И добавляет: Сегодня у людей настолько большие проблемы с деньгами, что они готовы откладывать ремонт авто до последнего. Так и говорят — буду ездить, пока не заглохну. А потом что? Ну, наверное, на автобусе или пешком.

«Салiдарнасць»