• Погода
  • +10
  • EUR3,0596
  • USD2,5256
  • RUB (100)3,4142
TOP

С вещами на выход!

В марте 2013 года вступил в силу новый Жилищный кодекс. На него возлагали большие надежды банкиры, военные, постояльцы общежитий, юристы коммунальных служб, товарищества собственников…

Предполагалось, что многие проблемы, которые невозможно было решить годами, сдвинутся с мертвой точки. Одни побегут в банк платить по счетам, о которых «забыли», другие начнут готовить иски на выселение в суд, третьи задумаются об ипотечных кредитах. Было ясно одно: наша жизнь изменится коренным образом, потому что один из принципиальных постулатов нового Жилищного кодекса — усиление прав собственников жилья.

Прошло три года. Можно посмотреть на этот важный государственный документ, что называется, в действии.

Без скидок на стаж и возраст

Первым пострадавшим от нового ЖК оказался могилевский пенсионер Николай Залозный. Сразу после развала СССР он вернулся на родину из Мурманска, и уже тогда имел статус ветерана труда. Даже выйдя на пенсию, он продолжал работать и подписал трудовой контракт с предприятием, которое предоставило ему отдельную комнату в общежитии, где он рассчитывал прожить оставшуюся часть жизни. Но как только закончился срок контракта, пенсионер обнаружил в почтовом ящике предписание о выселении. Кодекс вступил в силу 2 марта 2013 года, а уже через три недели его попросили освободить помещение.

Дело Николая Залозного сопровождал в судах юрист Борис Бухель. Текст нового кодекса вызвал у него искреннее недоумение: в новой редакции граждане Беларуси лишились всех льгот, за исключением только двух категорий — студентов, потерявших родителей, и инвалидов. Что же касается пенсионеров, то их действительно можно выселять на улицу. В первый год действия документа был введен так называемый переходный период, поэтому с первого раза пенсионера выселить не удалось. Как пользоваться Жилищным кодексом, никто не знал из-за отсутствия судебной практики, поэтому после каждого заседания адвокаты и судьи искали помощи у коллег, просматривали даже тематические интернет-форумы, вспоминал Бухель. И это позволило понять масштаб проблемы: люди судились во всех уголках Беларуси. В результате, выждав, когда закончится переходный период, владелец общежития подал уже другой иск, по которому суд принял решение в пользу истца. Единственное, чего удалось добиться, — это койко-места в другом общежитии. Пенсионера переселили, и он стал жить в комнате с двумя молодыми парнями…

— Понятно, что предприятия больше не могут содержать объекты социальной сферы, — объяснял мне тогда Борис Бухель, — но в то же время у государства нет никаких амортизирующих механизмов, которые есть на Западе. Кроме того, государство не дает развиваться неправительственным организациям, которые могли бы оказывать помощь попавшим в беду, поэтому ситуация выглядит безвыходной.

За помощью к юристу профсоюза радиоэлектронной промышленности (РЭП) обратилась могилевчанка Ирина Ильинская, мать-одиночка, которую суд также постановил выселить, несмотря на то, что у нее на руках было двое малолетних детей. В старой редакции кодекса, по словам юриста Елены Борисовой, люди, прожившие десять лет в общежитии, имели право жить в нем и дальше после увольнения с предприятия. Как только вступил в силу новый ЖК, по окончании срока договора администрация стройтреста, в общежитии которого Ирина проживала 14 лет, подала исковое заявление о ее выселении вместе с детьми…

В Гомеле в подобной ситуации «оперативно» выселили одинокого отца с сыном. Как утверждает Борисова, с помощью нового кодекса местным властям удалось выселить даже жильцов целого двухэтажного дома, находящегося в самом центре Могилева — на пешеходной улице Ленинской. У граждан имелись ордера на квартиры, которые получали еще их родители в 1953 году. Потом власти перевели дом в разряд общежитий, к большому удивлению квартиросъемщиков. С появлением на свет нового Жилищного кодекса здание признали аварийным и за несколько часов экстренно выселили всех жильцов. Им не предоставили новые квартиры, как того требовал ранее закон, а переселили в другое общежитие, что разрешает новый кодекс. Причина, по мнению пострадавших жильцов, в том, что место приглянулось инвестору — цена недвижимости здесь самая высокая. Общежитие, согласно ЖК, перейдет в разряд арендного жилья, и платить за квартиру придется по коммерческой цене…

Бывшим родственникам указали на дверь

В марте 2014 года, спустя ровно год с момента начала действия нового Жилищного кодекса, вступила в силу 95-я его статья, согласно которой бывшие члены семьи, не имеющие своей доли в общей собственности, подлежат выселению по требованию собственника без предоставления другого жилья. Конечно, если иное не установлено брачным договором или другим письменным соглашением. Короче, о том, что можно паковать чемоданы, экс-родственники знали уже в марте 2013-го, но имели год в запасе: подыскать съемную квартиру или, возможно, защитить свои интересы. Но когда грозная норма кодекса «дала отмашку», жаждущие справедливости ринулись в суды. К примеру, в районных судах Минска в марте 2014-го оказалось от трех до пяти десятков исковых заявлений. Очевидно, что люди готовились заранее. Большинство истцов — те, кто пожелал выписать из своей квартиры бывшего родственника, уже давно в ней не проживающего. Сегодня поток подобных исков не иссякает — это может подтвердить любой судья. В основном иски подают мужья и жены, расторгнувшие брак, а еще и тещи, выступающие против экс-зятьев. Очень часто встречаются дела с закавыками.

— Например, когда выселенцы пытаются доказать, что все-таки имеют право на долю собственности, — поясняет районный судья Сергей Микошев. — Кто-то приводит свидетелей, которые якобы видели или знают, что его родители еще до свадьбы давали деньги, впоследствии потраченные на строительство квартиры. Кто-то утверждает о наличии письменного соглашения о совместном пользовании жильем, но по каким-то причинам не может предоставить его суду. Сложно, если речь идет о случаях, когда право собственности зарегистрировано на имя одного из супругов, но фактически квартира приобреталась в период брака. Следовательно, она является общей совместной собственностью супругов. Тогда бывший муж или жена доказывают право на свою долю. Надо отметить, что если до вступления в силу обновленного ЖК судом было решено, что в квартире собственника может проживать его бывший супруг или супруга, то теперь это решение все равно можно оспорить. «Выписывающая» статья ЖК показывает, как белорусов «испортил квартирный вопрос». Суды длятся годами и представляют собой настоящую драму, в которой каждое действующее лицо использует свой арсенал весьма далеких от человеческой морали средств и способов по отношению к некогда близкому человеку. В последнее время все чаще родители стали выписывать своих совершеннолетних детей, пытаясь в суде доказать нарушение правил пользования жилыми помещениями…

Вот такой злостный неплательщик…

Виктору Янченко из поселка Урицкое (Гомельский район) грозит выселение, так как он имеет задолженность по оплате коммунальных платежей. Четырехкомнатная квартира юноше осталась от родителей. В свое время в ней проживала многодетная семья Янченко. Отец мальчика умер, а мама начала пить. В результате двухлетний Витя попал в интернат. Прошли годы. Бывший воспитанник школы-интерната в течение последнего года пытается безрезультатно устроиться на работу. Самостоятельные поиски не принесли результата. Парень обратился за помощью в центр занятости населения, но за полгода и там для него не нашлось ни одной вакансии. В результате долги за квартиру составили более пяти миллионов рублей. Таких денег сейчас у юноши нет. Сразу после окончания учебы в интернате Виктор Янченко несколько раз ездил на заработки в Россию, но там ему или платили мизерные деньги, или не платили вообще ничего.

— Ребята обязательно требуют постинтернатского государственного сопровождения, — говорит педагог и нынешний опекун своих бывших воспитанников Наталья Михеева. — Они получают жилье или возвращаются в квартиры, которые за ними закреплены, и у каждого начинаются проблемы. «Государственные» дети не знают, как нужно оформлять договора, как надо платить за квартиру, как снимать показания счетчиков… Если молодой человек остается один на один с финансовыми и бытовыми проблемами, они начинают расти как снежный ком… Я поддерживаю отношения со своими бывшими воспитанниками, хожу с ними по всем инстанциям. С Виктором ходили в центр социальной защиты населения. Его там выслушали, сказали, что знают о проблемах, даже обещали к нему приехать. Прошло полгода, но никто так и не появился…

Недавно Виктор, отчаявшись, рассказал о себе, о своей жизни и проблемах на одном из интернет-сайтов. Простые гомельчане откликнулись на его просьбу о помощи. Свои фамилии люди не называли. Виктор знает только их имена. Алла, Зоя, Влада, Мария, Ольга, Татьяна, Владимир принесли сироте продукты, одежду, необходимые домашние вещи и даже мебель!

С одним из тех, кто занялся поиском работы для Виктора, мне удалось поговорить.

— Наше якобы социально ориентированное государство может помочь только пустыми словами — «бла-бла-бла». Чиновникам самое главное — найти закон, по которому никакая помощь не положена, никаких прав нет, а есть только наказание! Надо признать, что это у них почти всегда получается, — сказал Степан Петрович, бывший военный летчик. — Парню гомельчане не дадут пропасть, гарантирую!

Кого — на улицу, кого — на «счетчик»

На 1 января нынешнего года задолженность за жилищно-коммунальные услуги в Минске составила 11 миллиардов 291 миллион рублей. В городе насчитывается 22 тысячи 859 лицевых счетов с просроченной задолженностью за жилищно-коммунальные услуги. Из них 21 400 имеют задолженность до трех месяцев. Свыше полугода не оплачивают счета 358 плательщиков, а еще 57 должников игнорируют «жировки» более трех лет.

За прошедший год неплательщикам выслано около 50 тысяч предупреждений о приостановлении оказания жилищно-коммунальных услуг. Отключали же воду и свет 16 тысячам 513 должникам. В течение 2015 года оформлено почти 12 000 исполнительных надписей в нотариальную контору (исполнительная надпись — особый порядок взыскания задолженности. — Авт.), из них 7,7 тыс. исполнены.

— В квартиры меньших потребительских качеств выселили четырех злостных неплательщиков коммунальных услуг. Судом удовлетворено 18 исков о понуждении собственников к отчуждению жилья. Четыре квартиры были проданы, — сказал мне один из сотрудников государственного объединения «Минское городское жилищное хозяйство».

Признаюсь, очень хотелось узнать, кому именно достались освободившиеся квартиры. Знаете, какой ответ получила я на свой вопрос? Правильно: «кому надо»…

Светлана Балашова

Читайте также:

Особенности национального шопинга

Отцовский инстинкт

Не добежать до финиша…

Наше собачье дело