• Погода
  • +14
  • EUR3,0615
  • USD2,5354
  • RUB (100)3,4206
TOP

Сомнительная практика

Не вдаваясь в политический и экономический подтекст досрочного освобождения и назначения директором сельхозпредприятия бывшего заместителя Генерального прокурора Александра Архипова, попробуем разобраться в юридических нюансах.

В «Снплюс» и в других независимых белорусских СМИ были напечатаны материалы о том, что бывший заместитель Генерального прокурора Александр Архипов, осужденный летом 2014 г. к 6 годам лишения свободы с конфискацией имущества и «поражением» в правах, досрочно освобожден и назначен директором сельхозпредприятия «Петровичи» в Смолевичском районе.

Это событие стало весьма неожиданным в суровой тюремной практике Беларуси. И не только потому, что освобождение произошло так быстро, но и потому, что оно касалось осужденного за коррупционные преступления.

Вскоре стало известно, что на свободу вышел бывший гендиректор «Могилевдрева» Андрей Усов, приговоренный в 2014 г. к 8 годам лишения свободы, а также бывший вице-мэр города Барановичи Игорь Стасевич, осужденный в 2014 г. к 5,5 годам лишения свободы, и другие бывшие высокопоставленные чиновники. Они также были назначены на руководящие должности.

При вынесении приговора эти лица были лишены права занимать должности, связанные с выполнением организационно-распорядительных и административно-хозяйственных обязанностей на 5 лет.

А тут все забыто, все прощено. Они — снова начальники, правда, небольшие.

Не вдаваясь в политический и экономический подтекст таких решений властей, попробуем разобраться в их юридических нюансах.

Есть ли в жизни чудеса?

Судя по приведенным примерам, чудеса случаются. Так, А. Архипов и А. Усов объяснили свое «чудесное» освобождение тем, что то ли Палата представителей, то ли Совет Министров обратились к президенту с предложением освободить из тюрем «ценные кадры» и бросить их на подъем отстающих хозяйств.

Тем не менее вопрос о законности освобождения вышеназванных лиц нуждается в обсуждении. Согласно ст.186 Уголовно-исполнительного кодекса (УИК), основанием для освобождения осужденного от отбывания наказания может быть, среди прочих, помилование. На этот счет имеется Положение о порядке осуществления помилования граждан, осужденных судами Республики Беларусь, утвержденное указом президента от 3 декабря 1994 г. №250 (с изм. и доп.).

В Положении записано, что помилование осуществляется по личным ходатайствам осужденных. Однако при их рассмотрении должны учитываться характер и степень общественной опасности совершенного преступления, личность осужденного, его поведение, срок отбытого наказания и другие заслуживающие внимания обстоятельства.

Ходатайства о помиловании осужденных и прилагаемые к ним материалы должны предварительно рассматриваться в Комиссии по вопросам помилования при президенте Республики Беларусь.

Согласно п.13 Положения, ходатайство о помиловании осужденных за тяжкие и особо тяжкие преступления (что имело место по делам указанных лиц) вносится на рассмотрение Комиссии при наличии исключительных обстоятельств (подчеркнуто автором).

Именно в наличии таких обстоятельств и кроется основное сомнение в законности и обоснованности освобождения этих лиц. Что это за обстоятельства? Насколько экономическая ситуация в стране заставляла освободить А. Архипова, А. Усова, И. Стасевича и других из тюрьмы, чтобы назначить на руководящие должности в регионах? Во всяком случае, эти обстоятельства должны быть прописаны в указе о помиловании.

Что касается отбывания дополнительного наказания в виде лишения права занимать определенные должности, то по УИК (ст.191) исполнение такого наказания заканчивается в последний день установленного срока. Правда, в Положении делается уточнение: «…с учетом тех изменений, которые могут быть внесены в срок наказания в соответствии с законодательством Республики Беларусь».

Может ли этот срок изменить или отменить президент в отношении конкретных лиц? По смыслу вышеназванной нормы, речь идет о внесении изменений в уголовно-исполнительное законодательство, а не в приговоры судов. Эти приговоры президент не вправе изменять своими указами.

Тем самым, осужденные за коррупционные преступления могут быть помилованы президентом «при наличии исключительных обстоятельств», но назначать их на новые руководящие должности до истечения пятилетнего срока «поражения в правах» нельзя.

Какие будут последствия?

Понятно, что таким решением власть «отмазала» «своих» людей. Это решение, на мой взгляд, можно рассматривать как коррупционное проявление, поскольку оно принято с превышением полномочий и в интересах «третьих лиц».

Теперь можно ожидать, что и другие бывшие высокопоставленные должностные лица (чиновники и хозяйственники), оказавшиеся в местах лишения свободы, используя свои связи, начнут выходить на свободу через процедуру помилования в обмен на готовность работать на любом участке народного хозяйства.

Возникает вопрос: а как же те осужденные, которые не занимали раньше больших должностей и не смогут возглавить отстающие хозяйства? Насколько справедливо освобождать от наказания одних осужденных и отказывать другим? Как это согласуется с законодательством?

Напомню, что одним из принципов уголовно-исполнительного законодательства является принцип равенства осужденных перед законом (ст.6 УИК). Значит, нельзя вводить необоснованные привилегии для отдельных категорий осужденных.

Следует также учитывать, что введение избирательного подхода к лицам, осужденным за коррупционные проявления, сведет на нет борьбу с коррупцией. На кого будет тогда рассчитан новый закон «О борьбе с коррупцией», если власть будет «спасать» от наказания бывших «сотоварищей»? В результате появится каста избранных, в отношении которых закон будет носить сугубо профилактический характер. То есть сегодня осудили, а завтра освободили и назначили на другую должность.

Указанные примеры с сомнительным освобождением отдельных лиц от уголовной ответственности свидетельствуют о том, что власть действует по принципу: для своих — все, для остальных — закон. Такой подход является отступлением от базовых юридических принципов: равенства, законности, справедливости. Без их соблюдения нельзя построить в Беларуси демократическое правовое государство.

Михаил Пастухов

Читайте также:

Как победить коррупцию?

Выбери себе парламент

Чем провинились тунеядцы?