• Погода
  • +19
  • EUR3,0619
  • USD2,5327
  • RUB (100)3,4062
TOP

Проблема 328

В редакцию «Снплюс» с письмом обратились родители молодого человека, осужденного по ст. 328 «Незаконный оборот наркотических средств». Ничуть не оправдывая своего сына, они поднимают проблему справедливости и соразмерности наказания за данное преступление. 

Мы решили опубликовать это письмо и попросили прокомментировать ситуацию правозащитников. Ведь проблема распространения и употребления наркотиков в молодежной среде и ответственности за это не должна замалчиваться, да и родители молодых людей, оказавшихся в беде, вправе высказать свою точку зрения.

«Хочу затронуть вопрос, который редко поднимают в газетах. А он является бомбой замедленного действия. Вопрос этот — ст. 328 Уголовного кодекса РБ. Это статья за употребление и распространение наркотиков, в том числе «спайсов». На сегодняшний день эта статья коснулась очень многих семей, имеющих детей 14—25 лет.

Наверное, не зря 2015 год был назван годом молодежи. Именно в 2015 г. было осуждено много молодых людей по ст. 328. Хочется задать вопрос нашим правоохранительным органам: почему на начальном этапе, в 2007—2008 гг., когда только зарождалось в нашей стране распространение «спайсов», используя опыт соседних государств, не пресекли эту заразу на корню? Где были наши правоохранительные органы? Создается впечатление, что все это кому-то выгодно — вначале расплодить в государстве рассадник наркоты, а потом хватать наркоманов и рядовых распространителей, подгоняя под ч.3 ст. 328. При этом настоящие наркодилеры, которые изготавливают килограммы заразы, нередко остаются на свободе, а молодежь в возрасте 14—25 лет сидит за решеткой.

Удивляет работа нашей милиции. Ведь они первые узнают, где и кто начинает заниматься наркотиками. И вместо того, чтобы вместе с родителями предотвратить преступление, почему-то выжидают, когда ростки наркомании прорастут и дадут плоды, затянув в омут не одного молодого человека. И только тогда начинают делать свою работу. А ведь 90 процентов из этих молодых людей, впервые совершивших преступление, при первых допросах раскаиваются в содеянном. Так неужели их надо сажать на 10—15 лет, ломать судьбы? Может, многим хватило бы одного года, чтобы навсегда бросить наркотики?

Сотрудникам милиции, наверное, доводят план по раскрытию уголовных дел по этой статье. Они зарабатывают себе звездочки на погонах на наших детях. Ситуацию довели до абсурда. Конечно, наркотики — это зло, но ведь нашим детям его навязали. Они ведь не родились наркоманами. А сейчас за это зло расплачиваются большими сроками!

Прокуратура и суды слепо исполняют указания с самого верха — «попался — сиди». Вначале по ч. 3 ст. 328 суды выносили приговоры по 8 лет лишения свободы. Сейчас, как сказала одна из судей, «билетики на 8 и 9 лет закончились». Начали давать сроки 10 и более лет.

Родители с себя ответственности не снимают. Давайте все вместе делать работу над ошибками, пока еще не поздно. В каком государстве мы живем, если наших детей лишают права на условно-досрочное освобождение? Не надо детей озлоблять длительными сроками, пока они государству верят и надеются.

Светлана, г. Минск»

Поскольку в письме не было никаких фактов относительно конкретной ситуации, я встретилась со Светланой и попросила рассказать, что же произошло с ее сыном.

— Нашему сыну был 21 год, он работал, учился заочно в колледже, увлекался спортом, дружил с девушкой — все как у всех, — рассказывает Светлана. — До окончания учебы оставалось всего три месяца, когда он поехал в райцентр, где мы раньше жили. Навестил бабушку, встретился с друзьями, сходил на дискотеку… Вернулся домой счастливый и отдохнувший. А через несколько месяцев в квартиру, которую он снимал, пришла милиция, изъяли телефон и ноутбук, сына задержали и отвезли в райцентр. Был один телефонный звонок от следователя: «Сергей (имя изменено по просьбе родителей) задержан как подозреваемый за распространение наркотиков». Через три дня его отпустили под подписку до суда.

Как оказалось, наш сын действительно употреблял «спайс», недолго — по его словам, не втянулся, но все же пробовал. Перед поездкой в райцентр, где мы раньше жили и где он учился в школе, ему несколько раз звонили, кто-то попросил привезти эту «дурь» с собой, чтобы хорошо «тусануться» на дискотеке… Вот он и нашел через интернет, заплатил 100 тыс. рублей и привез пакетик 0,8 г. На обратном пути не хватало ему денег на маршрутку, поэтому попросил у приятеля 50 тысяч за этот пакетик. Тот заплатил…

Через несколько дней милиция задержала его знакомого, которого накануне забрала «скорая помощь» из-за отравления психотропами. На этого человека завели уголовное дело, произвели все необходимые следственные действия, в результате обыска у него изъяли различные запрещенные вещества, в т.ч. обнаружили пакетик. Парень сказал, что приобрел его у нашего сына. Сергей чистосердечно признался, потому что верил в торжество правосудия, ему казалось, что он совершил незначительный проступок, не прятался, не бегал от милиции, явился в суд, все честно рассказал…

Прокурор просил наказание 11 лет и 6 месяцев лишения свободы. В результате состоялось два суда. Обоих осудили по ч.3 ст. 328 к 10 годам колонии строгого режима.

Преступник или жертва?

Прочитав изложенное выше, многие скажут: конечно, преступники, наркоманы, так им и надо! А родители куда смотрели?.. И еще много разных слов. Например, президент высказался следующим образом: «Для них надо создать невыносимые условия в местах отбывания этих сроков. Я не думаю, что их у нас очень много, чтобы создавать им отдельную колонию. Но если много, давайте одну из колоний отжалеем для этого. Тем более что мы наполовину сократили сидельцев в местах лишения свободы, колоний хватает сегодня. Если у нас не хватает таких людей, давайте создадим одно подразделение, казарму или еще что-то. Установим им такой режим, чтобы они, сидя в этой колонии, прямо скажу, смерти просили. То же самое и для распространителей».

Сказано — сделано. Последовал декрет № 6 от 28.12.2014 г. «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Две колонии перепрофилировали для работы с данным контингентом: ИК № 22 в поселке Волчьи Норы — там отбывают срок впервые осужденные по ст. 328, и ИК № 13 в г. Глубокое — для лиц, совершивших преступления, связанные с наркотиками, повторно.

Наркотики, безусловно, зло, с которым надо бороться всеми способами. Но проблема в другом — курительные смеси, т.н. «спайсы», появились в нашей стране с 2007 года. И на первых порах их можно было беспрепятственно приобрести не только у распространителей в интернете, но даже в розничной торговле: в некоторых киосках, специализированных магазинах, торгующих табачными изделиями.

Смесь не была запрещенной, у потребителей она получила название «легалка». Правоохранители быстро разобрались, что в «спайсах» содержатся синтетические каннабиноиды и другие психотропные вещества. Впервые содержащиеся в этих смесях психотропы были внесены в список наркотиков в июле 2009 года. Вскоре появились новые составы, с ингредиентами, не внесенными в перечень запрещенных препаратов. 28 марта 2010 года в список были добавлены 25 веществ, а 20 августа того же года — еще 21 вещество. В законе о наркотиках от 12 октября 2012 года введено понятие «аналоги наркотических веществ», что позволяло, хоть и не всегда, остановить незаконное распространение наркотиков новых составов.

К этому времени синтетические наркотики плотно оккупировали многие учебные заведения страны. Учителя, врачи, медики, работники МВД с помощью СМИ криком кричали и звали на помощь законодателей. И только к концу 2014 года, после вопиющего случая, когда подростки, употребив «спайс», вырезали глаза своему приятелю, власть спохватилась и велела «рубить» эту заразу на корню, направо и налево, без разбору.

Первыми под раздачу попали, конечно же, потребители. Так как многие дилеры, торгующие килограммами наркоты, не спали в шапку и остались на воле. Они получали и, возможно, получают сейчас сверхдоходы.

А пока «население» ИК № 22 Волчьи Норы растет. В основном это молодые люди в возрасте до 30 лет, осужденные по 328 ст. УК РБ. В марте 2015 года, по данным газеты «СБ. Беларусь сегодня» в колонии находилось 363 осужденных. Всего колония рассчитана на 800 человек. По информации Ларисы Жигарь, руководителя «Движения матерей 328» (организации, которая сейчас находится в процессе регистрации), матери одного из заключенных, колония пока не переполнена, условия содержания вполне приемлемые.

Комментарий юриста правозащитного центра «Вясна» Павла Сапелко:

— Здесь я вижу сразу целый комплекс проблем, который нуждается в пристальном внимании законодателей и правоприменителей. И, конечно, правозащитников. Много лет назад торговцы синтетическими психоактивными веществами открыто вступили в своеобразную гонку с наркоконтролирующими подразделениями и с экспертами: на рынок регулярно поступали формально легальные препараты; они в открытую продавались и рекламировались; многие потребители, особенно начинающие, вообще не видели противоправного характера оборота таких веществ.

 Сейчас законодатель предусмотрел механизм борьбы с безнаказанностью дилеров. А что сделано для того, чтобы соблюсти гарантии справедливого суда? Его-то как не было, так и нет. Права защиты и обвинения совершенно неравнозначны; исполнительная власть по-прежнему диктует суду решения по делам; сотрудниками милиции регулярно провоцируются преступления; при расследовании дела применяется жестокое обращение и пытки.

Вторая проблема — пропорциональность назначенного наказания тяжести содеянного. Это один из принципов уголовного правосудия. Как известно, снижение уровня преступности напрямую связано с неотвратимостью наказания, а не с его жестокостью. 

И, наконец, запрещенное жестокое обращение с заключенными. Этот вопрос уже был в поле зрения ПЦ «Весна»: «Создание отдельной колонии для определенной категории осужденных с невыносимыми условиями содержания противоречит основным принципам международного и национального права. Ст. 7 Международного пакта о гражданских и политических правах гласит о том, что никто не должен подвергаться пыткам или жестокому, бесчеловечному или унижающему его достоинство обращению или наказанию. Данный международный документ ратифицирован Республикой Беларусь. Указанная формулировка о запрете пыток и унижающего обращения продублирована в ст. 25 Конституции Республики Беларусь и ст. 3 Уголовно-исполнительного кодекса Республики Беларусь. Таким образом, чтобы реализовать предложенное, необходимо было либо грубо проигнорировать действующее законодательство, либо внести в него изменения, фактически узаконив пытки, насилие и другое жестокое и унижающее человеческое достоинство обращение с осужденными. Само по себе лишение свободы уже является наказанием, и уголовная ответственность не имеет своей целью причинение физических страданий либо унижение человеческого достоинства».

Справка

«Движение матерей 328» объединило родителей и родственников, чьи близкие отбывают срок или находятся под следствием по ст. 328 «Незаконный оборот наркотических средств». На сегодняшний день это группа из 725 человек, зарегистрированная в социальных сетях.

Объединение позиционируется как социально-просветительское. Среди основных задач движения — материальная и психологическая помощь осужденным и их семьям, информационная и юридическая поддержка. На днях руководителю объединения «Движение матерей 328» Ларисе Жигарь отказали в возможности личной встречи с Александром Лукашенко. Соответствующее письмо получено из главного управления по работе с обращениями граждан при Администрации президента.


 

 

 

 

 

 

Оксана Алексеева