TOP

Говорящие хомяки

Ни о чем в последнее время по ТВ не говорили с такой радостью, бодростью и схожестью с интонациями «телемагазинов», когда тебе втюхивают какую-нибудь ненужную хрень, вроде говорящего хомяка, как о

Боже мой, как это здорово! Народ наконец-то счастлив! Все единогласно понимают, поддерживают и ждут — скорее бы! И боятся: только бы не передумал!

И подходит корреспондент к первому «случайному» прохожему: о, это нужное решение! И подходит к другому: очень приветствую, даже так приветствую, что, хотя сам уже давно на пенсии — готов на три года от нее отказаться и поработать! И подходит к третьему… — и уже подсознательно ждешь, что сейчас будет протестовать и ругаться: почему только на три года повысили, почему не на пять? Зачем эти половинчатые решения?

Да, это только начало! Уже говорят, что будут повышать еще и еще. И это радует. Раньше у человека были какие мечты? Сначала школу закончить. Потом, чтобы дети школу закончили и женились. Потом: дожить до пенсии, наконец-то бросить ненавистную работу (а надо признаться, что большинство людей ненавидят свою работу — так как работают не там, где хотят, а там, где можно заработать на жизнь) и зажить, ни в чем себе не отказывая. Дача, путешествия, скандинавская ходьба! И это последнее многих обманывало: ведь не было ни дачи, ни путешествий, хорошо, если были палки для ходьбы. Теперь же решено! Нет пенсии — нет проблемы!

Конечно, хорошо, когда в жизни есть мечта! Все те, кто сегодня вышел на пенсию — люди еще старой закалки. Была у этих людей большая светлая мечта: обещали им, что будут они жить то при коммунизме, то при социализме, то при демократии! Не дождались ни того, ни другого, ни третьего! И только пенсия не обманула их — дожили! Хоть в чем-то этим людям, пережившим один из сложнейших и кровавейших периодов в мировой истории, повезло. А вот нынешнее поколение белорусов… до пенсии не доживет!

Как говорили некие мудрецы: если изнасилование неизбежно, то расслабьтесь и попытайтесь получить удовольствие! И наш народ в этой философии достиг самых высот (или глубин?). Познал истину, просветлел — еще немного и нимбы появятся от непротивления злу. Ударили по правой? — подставим левую! Забрали рубашку? — отдадим и штаны! Все расслаблены и счастливы! Фактически у каждого из нас отняли пенсию за три года, а это более 4000 долларов. Простили бы мы даже близким друзьям, если бы нас «кинули» на такую сумму? Вряд ли. А вот государству прощаем.

Да, в любой нормальной стране после таких непопулярных мер, какие принимают наши «хозяева жизни» за последнее время, ни у одного правительства или правителя не было бы ни единого шанса быть избранным на очередной срок. Но наших этим не напугать. Наших никто не выбирает, и что бы, и как бы они там не мутили — они ни за что не отвечают. В первую очередь они не отвечают перед народом, в котором видят только одно: некий рог изобилия, который можно давить бесконечно, а из него только и вылетают и вылетают новые волшебные заплатки для бюджета. Страной управляют люди, управлять не способные. Способные только на одно — эту власть удерживать, удерживать всеми способами. И мы за их счастье платили, платим и будем платить.

Правда, что, по большому счету, люди на пенсии и так не жили — они выживали, подсчитывали каждую копейку, а многие вовсе не от бескорыстной любви пахать или скуки — вынуждены были и на пенсии работать. Впрочем, были счастливые исключения — в основном это те, кто и до пенсии не особо напрягался — в первую очередь, люди в погонах. А их по некоторым сведениям на каждого из нас приходится больше, чем в любой другой стране. И когда есть такая опора — с населением можно творить все, что угодно.

Мой дед — участник войны — рассказывал, как однажды ему в самом конце войны приказали гнать пленных немцев через лес. Немцев было много. А охранников — в расчете на 50 немцев один наш с винтовкой. Дед вспоминал свой страх — лес, ночь, а их всего несколько человек на целую армию… Но никто даже не рыпнулся, хотя все отлично понимали — случись какой бунт или побег, никакая охрана не поможет. Бежать было уже некуда.

Так и нас, белорусов — гонят, как этих пленных через лес. Если нужно, могут прикрикнуть: «Быстрее!», если нужно — прикладом между лопаток… Правда, в отличие от пленных немцев нас еще и заставляют делать вид, что мы рады происходящему. «Мы посоветовались с народом…» — говорят нам из телевизора, и народ захотел увеличить пенсионный возраст на три года. То есть, по сути, это не они спасают себя за наш счет, это мы их попросили.

И показывают нам по ТВ этих бесконечно счастливых говорящих хомяков — игрушки, повторяющие заранее заготовленный для них текст. Впрочем, намного ли мы их лучше?

Дмитрий Дрозд, charter97.org