TOP

Проблема «328» усугубляется…

Речь идет о практике привлечения к ответственности лиц, подозреваемых в употреблении, хранении и распространении наркотических и прочих психотропных веществ (ст. 328 УК). Эта проблема вобрала в себя десятки и даже сотни более мелких проблем. 

До 2020 года СНплюс существовала благодаря подписке читателей. Сейчас печать газеты запрещена. Но подписка читателей возможна! Мы не сдаемся и продолжаем работать в интернете. Все материалы бесплатны и доступны каждому. Подписываясь на СНплюс через Патреон (это безопасно!), вы помогаете распространению независимой информации, поддерживаете свободу слова.

Что происходит?

Передо мною письма матерей молодых ребят, осужденных по ст.328 УК. Они направлялись в разные инстанции, в том числе главе государства. Еще у меня есть копии жалоб на приговоры судов. В каждом из них — трагические истории «хороших мальчиков», которые «попались» на наркотиках и получили большие сроки.

В письмах матерей приводится пугающая статистика привлечения граждан по статье 328 УК. Так, с 1 января 2013 г. по 1 октября 2015 г. в Беларуси по этой статье было осуждено 6568 человек. По итогам 2015 г. было осуждено почти 4 тысячи человек. Для представления значимости этих цифр можно отметить, что все «тюремное население» у нас составляет около 25 тыс. человек.

Казалось бы, можно порадоваться за нашу милицию, которая так рьяно выполняет положения президентского декрета №6 от 28 декабря 2014 г. «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». Однако, как следует из писем матерей, из разговоров с родственниками осужденных, из изучения кассационных и надзорных жалоб, ситуация в этой сфере скорее печальная, чем радостная.

Судите сами. Абсолютное большинство осужденных по этой статье УК — молодые люди от 14 до 20 лет. В силу разных обстоятельств они оказались втянутыми в зону действия наркотиков и их различных модификаций. Попробовали, приобрели, поделились. Попали в поле зрения специальной милиции. Дальше — эксперимент в виде контрольной закупки, и «мальчика» задерживают. В следственном изоляторе с ним начинают работать, добиваясь признательных показаний и выдачи всех, кого знает. Многие не выдерживают такого «экзамена». Итогом становится приговор суда по ч.3 ст.328 УК на 8—10 лет. Для родителей это — полный шок, для молодого человека — сломленная судьба, для работников милиции — премии, награды, новые должности и звания.

Самое печальное

Изучение ситуации показало, что борьба с наркотиками после издания декрета № 6 поставлена на поток и становится рутинным делом. В ход пускаются все возможные методы, включая запрещенные законом. Об этом говорят во весь голос обвиняемые в судебном заседании, когда понимают, что их ждет дальше. Суд почему-то верит только материалам уголовного дела и слушает совет прокурора наказать по всей строгости закона.

Жалобы в вышестоящие инстанции по таким делам остаются, как правило, безрезультатными. Как будто действует установка — никакого послабления.

Дальше — еще хуже. Всех осужденных по статье 328 УК направляют для отбывания наказания в исправительную колонию №22 по адресу: станция Доманово Ивацевичского района Брестской области. На усиленный режим. В течение года можно получить только 3 посылки или передачи, 3 краткосрочных и 2 длительных свидания.

Почему-то из общих правил отбывания наказания для осужденных по ст. 328 УК практически исключается условно-досрочное освобождение. То есть сидеть «до конца», невзирая на степень исправления осужденных.

Получается, что осужденные по этой статье находятся в самых неблагоприятных условиях. В отношении их не применяются общие нормы Уголовно-исполнительного кодекса. Они вроде «прокаженных», заточенных в особую колонию.

И самое печальное: матери этих парней в один голос уверяют всех, что их дети стали жертвами чудовищного эксперимента, который проводят правоохранительные органы в сфере борьбы с наркотиками. При этом одни — выискивают «жертвы», другие — оформляют материалы и получают признательные показания, третьи — требуют наказать по всей строгости, четвертые — осуждают, пятые — держат в специальной колонии.

Остановить «конвейер»

Пока не поздно, надо остановить эту кампанию, проводимую под флагом борьбы с наркотиками. На мой взгляд, это — сильнейший перегиб в проведении карательной политики. Эта кампания не имеет ничего общего с конституционно-правовой деятельностью органов власти, которые должны стоять на страже интересов каждого человека и заботиться о его благе.

Матери осужденных и другие родственники бьют тревогу, стучатся во все двери, требуя восстановить законность и защитить их детей от произвола. И в этом они правы. Следует безотлагательно внести коррективы в программу борьбы с наркотиками, а именно: перенести акцент с карательных мер на профилактику. То есть прежде чем привлекать несмышленого паренька к ответственности, надо поговорить с ним и его родителями, направить на путь истинный. Да и милицию надо освободить от «соревнования» по количеству выявленных наркоманов. Неплохо было бы подключить общественность к решению проблем, связанных с наркотиками, в том числе создать общественные советы при главе государства, при МВД, на местах.

Свою лепту в нормализацию ситуации мог бы внести Верховный суд. Через дачу руководящих указаний судам он мог бы повлиять на судебную практику по этой категории дел. Во всяком случае, нельзя за приобретение, хранение и передачу пакетика «смеси» весом 0,64 грамма давать сразу 8 лет лишения свободы. Ведь это — наши граждане, которым еще расти и расти. Где пресловутый гуманизм?

Как остановить этот конвейер? Это — во власти главы государства. Достаточно провести совещание с участием всех ответственных лиц и поручить навести порядок. Еще одна посильная мера — создать общественные советы по контролю за ходом борьбы с наркотиками на всех уровнях. Весьма полезным делом было бы проверить законность и обоснованность ряда приговоров по предложениям этих общественных советов.

При желании «перегибы» в этой сфере можно прекратить. Более того, их необходимо прекратить, чтобы не допустить новых жертв «борьбы» и обострения социальной напряженности. Я разговаривал с матерями, детей которых взяли «за наркотики», заставили во всем признаться и посадили на 8—10 лет. Они безутешны. Они готовы рвать и метать. Они не успокоятся, пока им не вернут их сыновей, пока их не восстановят в правах и не компенсируют их страдания.

Думаю, что тема будет продолжена. Давайте вместе думать, обсуждать, искать выход.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Какой будет твоя старость: нищей или обеспеченной?

Спадабаўся матэрыял? Падзякуй рэдакцыі на Патрэоне (гэта бяспечна) і падтрымай публікацыю такіх матэрыялаў у будучыні.

Как создать «рай» в Беларуси?

Как и кого судят наши суды?

За достойную старость!

От редакции. Пользуясь случаем, поздравляем ведущего рубрики «Правовой аспект» Михаила Ивановича Пастухова с очередным днем рождения!

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.