TOP

Последние в жертвенном списке…

Количество лет, которое человек проживает после наступления пенсионного возраста, официально носит название «период дожития». Тяжелым оказался этот период для белорусских стариков — не хватает денег ни на лекарства, ни на еду.

Все меньше остается в Беларуси участников Великой Отечественной войны. Тем, кому посчастливилось встретить победный май 1945-го, сейчас как минимум 90 лет… Дети — последние свидетели страшного лихолетья, пережившие бомбежки, гибель родных, голод, оккупацию, концлагеря и карательные экспедиции — тоже старики, порой совсем одинокие…

Омар Хайям справедливо считал, что цивилизованность общества определяется его отношением к детям, женщинам и старикам. «Основной сутью белорусской политики станут забота и поддержка детей и стариков, — заявил Александр Лукашенко, выступая в начале нынешнего года на рождественском богослужении в Свято-Духовом кафедральном соборе Минска. — Старики — это та часть нашего населения, которая создала нам то, что мы сегодня имеем. А имеем немало, и это их трудом создано. Во-вторых, это люди немощные, пусть они даже не больные, а здоровые, но они уже не могут то, что могли делать в прошлом».

Правильные слова, но нацелены они в будущее, до которого многие старики при нынешнем отношении к ним белорусского общества, едва ли доживут…

Хотелось выпить, а денег не было

В минувшем году только в Жлобинском районе Гомельской области совершено 122 преступления в отношении одиноких пожилых граждан, проживающих в сельской местности.

Перечисление судимостей одного из жителей района занимает в тексте приговора по этому уголовному делу полторы страницы. Кражи с проникновением в жилище, совершенные повторно либо группой лиц, а также в крупном размере, уклонение от отбывания наказания… Опасный рецидивист нашел себе сообщника с таким же «послужным списком». Оба давно нигде не работали, промышляли воровством. Не брезговали ничем: если не удавалось поживиться деньгами, тащили из-под замка все, что плохо лежало, чтобы продать или сдать на металлолом, а вырученные деньги пускали на выпивку. Чаще всего их «мишенью» становились одинокие пенсионеры. Главным было — не прозевать день выплаты пенсии, чтобы наведаться «в гости». Когда хозяин засыпал, деньги исчезали из дома вместе с «добрыми людьми». Однажды сложилось иначе. Украденные деньги быстро закончились, а выпить хотелось еще. Воспаленный самогоном мозг напряженно сверлила лишь одна мысль: где достать деньги? Тогда один из приятелей предложил прогуляться в соседнюю деревню, « к 90-летнему деду», который недавно получил пенсию, а еще имел много орденов и медалей на военном кителе. О том, что награды можно выгодно продать, преступники знали. Час был поздний, и окна в доме старика уже не светились. Один выставил стекло в оконной раме, второй вошел уже в открытую подельником дверь, натянув на лицо шапку с прорезями для глаз. Через считанные минуты, разбуженный грабителями, дедушка уже сидел на кровати. Поскольку носил слуховой аппарат, то не сразу понял, чего от него хотят незнакомцы. Потом достал кошелек и стал умолять, чтобы оставили ему денег хотя бы на хлеб, в это время другой преступник срывал с кителя ордена и медали, пытаясь справиться с тугой резьбой. Улучив момент, старик добрался до телефона, но получил сильный удар, который свалил его с ног… Потом на суде избивавший беспомощного старика скажет, что хотел «только попугать деда, а он оказался таким слабым, что не выдержал…».

«Она в мумию превратилась…»

Казалось, что подобная история никогда не повторится. Около 10 лет назад в Минске произошел страшный случай: одинокая пенсионерка скончалась еще в 2000 году, но ее мумифицированное тело нашли только… в 2006-м! Соседи не заметили пропажу: женщина с ними мало общалась. Запах жильцов не беспокоил: в квартиру бабушки не поступал воздух, поэтому труп просто высох. Чиновники от социальной защиты населения, конечно, не сразу хватились. Женщина перестала забирать пенсию, и через полгода выплату приостановили без выяснения причин. Управление соцзащиты вступило в переписку сначала с ЖЭС, потом — с милицией. Туда-сюда письма ходили несколько лет. Потом, видимо, эта затея попросту надоела. Коммунальщики обратили внимание на закрытую дверь только 6 лет спустя, когда в ЖЭС пришел новый начальник и организовал поквартирный обход жильцов.

Молодая женщина Ольга почти год снимала жилье по соседству с квартирой бабушки, не зная, что там лежит труп:

— Помню, что двери в той квартире были в пыли, а света в окнах никогда не было. Соседи говорили, что раньше там жила какая-то бабушка, но куда она уехала и почему там никто не живет, старожилы не знали.

Однажды к Ольге пришел милиционер и попросил быть понятой при вскрытии двери в той самой квартире, но женщина на всякий случай отказалась:

— Представляете, она в мумию превратилась, рассказывал потом милиционер, который попросил разрешения заполнить протокол у меня на кухне. В бабушкиной квартире из-за спертого воздуха невозможно было находиться. Запах старых тряпок потом еще неделю в подъезде держался…

К сожалению, подобные истории повторяются. 85-летняя Рита Львовна Титиевская жила одна. Ей помогали волонтеры из общественной еврейской благотворительной организации «Хэсэд-Рахамим». 24 февраля бабушка не открыла им дверь. На следующий день — тоже, хотя в квартире днем и ночью горел свет. Волонтеры через несколько дней вызвали милицию, участковый оповестил ЖЭС. Дверь в квартиру вскрыли лишь 3 марта. Хозяйка лежала на полу без сознания. Ее доставили в столичную больницу скорой медицинской помощи, а 6 марта Рита Львовна умерла…

…В конце марта, во время капитального ремонта в подвале жилого дома по улице Славинского в Минске, рабочие обнаружили тело пожилого мужчины. Как оказалось, труп пролежал больше месяца, старик считался пропавшим без вести. История выглядит весьма странно. Жильцы этого дома в подвал стараются по возможности не заходить: двери всегда открыты для алкоголиков и наркоманов, говорят они. После того как оперативники закончили работу на месте обнаружения тела — в теплоузле, там остались вещи: матрас, обувь, чайник. По словам жильцов первого этажа, все в доме знали, что кто-то постоянно ночует в техническом помещении. Квартира Геннадия Иосифовича (так звали умершего) находилась всего в двух домах от места трагедии. В квартире он жил, как оказалось, более 20 лет. Соседи рассказали следователю, что 80-летний старик не пил, когда-то работал главным инженером на заводе, вместе с женой вырастили дочь. После смерти жены Геннадия Иосифовича на улице видели редко, а потом он ушел из квартиры никому не известно куда. Дочь соседи не видели уже лет десять, но старик иногда обращался к ним с просьбой позвонить ей. Последний раз соседи разговаривали с ним в начале января. Выяснилось, что он почему-то боялся возвращаться в свою квартиру. Когда точно умер одинокий старик и что стало причиной смерти, еще устанавливается следствием.

«Кто будет детям помогать?»

Татьяна Матвеевна Шуляк всю жизнь проработала в колхозе в Дятловском районе Гродненской области. Работала, как все после войны — от зари до зари — на ферме и в полеводстве. Судьбу тяжелее, чем у 90-летней Татьяны Матвеевны, трудно представить. Муж у нее был пьяница, но из той породы деревенских алкоголиков, которые с руками, держат хозяйство и дом. Муж работал, пил, умер. Ничего она за ним не видела, кроме детей. В доме было три коровы, четыре свиньи, куры, гуси. А еще три дочки и четыре сына. Дети ни в чем не нуждались, всегда были сытыми, с деньгами, хорошо одетыми-обутыми — на зависть всей деревне. Но так получилось, что все выросли с одинаковой судьбой. Сыновья пошли по стопам отца, спились. Дочери вышли замуж за алкоголиков и свою жизнь так и не устроили. Когда Татьяне Матвеевне стало совсем плохо, ее ненадолго взяла к себе в Дятлово одна из дочерей. Пригласила, а потом выгнала: «Ты, мать, притворяешься! И ходить можешь, оказывается, и еду себе готовить! Давай, отвезу тебя обратно!» Так она оказалась снова одна в деревенской полуразрушенной хате. К ней приходили соцработники, предлагали переехать в дом престарелых. Однажды приехали зимой, когда был сильный мороз. Она почти окоченела, но не хотела уходить. Заползла под кровать, упиралась, плакала:

— Если я сейчас с вами уйду, кто моим детям будет помогать?

Детей она любила. Ее пенсию в полтора миллиона сыновья пропивали за два дня.

Старушку все же соцработники уговорили лечь на соцкойку, на несколько месяцев, но сыновья объявились через неделю, вернули ее домой: они не хотели, чтобы пенсию забирало государство. Татьяна Матвеевна не обижалась. Трудно сказать, сколько бы ее еще возили дети то к себе, то обратно в деревню, но силы закончились. Она умерла. Никого из детей на похоронах не было. Плакали о ней соседи, староста деревни и медсестра из больницы.

Кстати, через несколько месяцев в соседней деревне произошла другая история. Сюжет простой. Мать вырастила сына одна. Ему было 40, матери — 80. Всю пенсию отдавала исправно его семье, внуку. Она посмела купить на пенсию платок и тапочки «к смерти». Сын рассвирепел, выхватил у матери костыль, замахнулся и опустил ей на голову…

«Период дожития»

Среднее количество лет, которое человек проживает после наступления пенсионного возраста, официально носит именно такое название. Тяжелым оказался этот период для нынешних белорусских стариков. Их жизнь становится тяжелее с каждым днем: не хватает денег ни на лекарства, ни на еду. Кражи в столичных магазинах в последнее время стали довольно частыми:

— Раза два в неделю заходит поесть булочек бесплатно один дедушка, — рассказывает начальник службы безопасности одного из столичных гипермаркетов Валентин Добринев. — С одной стороны, конечно, это кража, за которую надо наказывать, но девчонки на кассе за него деньги вносят. Жалко его: чистенький, вежливый, всегда благодарит со слезами. Некоторые старики пытаются шоколадку вынести из магазина, пакет крупы, яблоко…

Необычную схему сэкономить на общественном транспорте изобрели минские пенсионерки. В удостоверениях I и II групп инвалидности, оставшихся у них от покойных мужей с несклоняемой фамилией, женщины исправляют мужское имя, отчество супруга на женское. А затем документ, который дает право бесплатно ездить в общественном транспорте, используют по назначению. Так Леонид становится Леонидой, Антон — Антониной, Михаил — Михалиной. Только в Ленинском районе Минска в 2015 году было выявлено 12 случаев, а за три месяца нынешнего — уже 10.

Страшно, но все чаще старики по собственной воле сокращают свой «период дожития». Случаи самоубийства одиноких пожилых людей часто встречаются в криминальных сводках.

— 30 марта в 20.34 поезд городских линий был вынужден применить экстренное торможение недалеко от станции Минск-Северный. В 30 метрах от остановки пожилая женщина вышла из-за опоры и села на рельсы прямо перед прибывающим составом. Наезда избежать не удалось, женщина от полученных травм скончалась на месте, — рассказал сотрудник пресс-службы МВД Александр Марченко…

На что могут надеяться последние в жертвенном списке войны?

«Нам надо надеяться только на себя, каждый человек должен рассчитывать только на себя. А все, что сможет государство, это я вам обещаю, оно сделает для народа. Но это будет уже плюс к тому, что вы сможете сделать сами для себя, для своих семей и детей» — так сказал Александр Лукашенко в своей речи в Свято-Духовом кафедральном соборе в канун Рождества.

Светлана Балашова

Читайте также:

Из первой шеренги пожарных

«Мне будет сниться дом всегда живой…»

Ложь оказалась страшнее катастрофы

Беда пришла ночью…