• Погода
  • +16
  • EUR3,0606
  • USD2,5215
  • RUB (100)3,4062
TOP

Зазеркалье, или синдром «красного человека»

Уважаемых читателей прошу задать себе один-единственный вопрос: вы «красный человек» или какой?

Думаю, все, кому это было действительно нужно, прочитали Нобелевскую лекцию Светланы Алексиевич и запомнили ее слова о «красном человеке». Власти, разумеется, не «заметили» нашего первого Нобелевского лауреата, что вполне логично. Лауреат не вписывается в их систему… Но я не об этом. Уважаемых читателей прошу задать себе один-единственный вопрос: вы «красный человек» или какой? Чтобы не было двусмысленности, я на этот вопрос отвечаю утвердительно. Да, я «красный». Хотя коммунистом никогда не был и партбилет публично не рвал.

* * *

Покойная мать не верила мне, когда я говорил, что помню себя у нее на руках в годовалом возрасте. Память годовалых детей избирательная и цепкая. Своей памяти я верю. Что еще помню? Как меня принимали в пионеры.

Событие происходило у памятника Ленину в поселковом парке. Ярко светило солнце, я весь дрожал, когда выкрикивал: «Всегда готов!».

В начале 90-х памятник вождю облупился, его завалили мусором, алкоголики пили там «бормотуху»…

Прием в комсомол проходил уже более буднично. Комсорг школы в присутствии члена райкома, обещающе улыбаясь, вручил комсомольский билет и пожал руку. Как равный равному, что меня потрясло. Меня «пометили» второй раз.

Потом «помечали» уже всю жизнь. В те времена в коммунизм я верил безоговорочно. Честное слово. С покойным отцом мы любили об этом рассуждать. Словом, из меня вполне мог получиться коммунистический романтик. Это они сначала умирали на баррикадах, а потом — в лагерях.

Первый раз я отошел от канонов еще в седьмом классе. Нам задали сочинение на свободную тему. Я и написал о своем школьном дне. Так сказать, во всех натуралистических подробностях. Учительнице белорусского языка сочинение понравилось, и она объявила, что у меня есть будущее. Учительница же русского языка заклеймила меня как клеветника. Так у меня появилась литературная слава. Обо мне заговорили одноклассники…

В армии мне предлагали вступить в КПСС. Но командир роты меня сильно невзлюбил. В КПСС я так и не вступил. Замполиту роты объяснил, что не созрел. Говорил чистую правду: до сих пор никуда не вступаю. Из официального Союза журналистов вышел, а в неофициальный не вступил… Одному как-то спокойнее. Примерно до конца 80-х я оставался «красным человеком». Искренне старался писать правду, только правду, ничего, кроме правды. Верил в «социализм с человеческим лицом». Что это такое, до сих пор не знаю. Что-то полумифическое, вроде царствия небесного…

…Во второй половине 90-х памятник Ильичу в нашем поселке покрасили, территорию вычистили и теперь ухаживают. Время остановилось…

* * *

Впрочем, сказать, что я был идеальным «красным человеком», у меня нет оснований. Я слушал «Голос Америки» еще в конце 70-х. Новости, правда, мне были не очень интересны. В девять вечера старательно ловил «Танцевальный час». Там крутили рок-н-ролл. Слушал я его во дворе. Потому что на улице сидели девочки.

Однажды услышал, как читали «Архипелаг ГУЛАГ». Ничего не понял: какие-то лагеря, заключенные, вохра, расстрелы… Про Солженицына в те далекие времена я знал только то, что он враг советской власти. Поэтому его и выдворили из СССР…

Что такое демократия, я знал на «пятерку». Демос — это народ, демократия — это власть народа. Демократия была в Древней Греции, о чем я и сообщил учительнице. «Жирондистка» поставила мне «отлично». А почему ей дали такую кличку, уже не помню. Ко мне она относилась хорошо…

* * *

Сегодня субботник. По радио сообщили, что участвовать в нем будет 600 тысяч минчан. Как все точно предсказано! Смотрю во двор. Никого. Возле школы на бетонной дуге прикреплена куча разноцветных шариков. Вероятно, это должно поднять дух школьников. Правда, ни единого школьника так и не увидел.

Жена трудится делопроизводителем в детском саду. Она дисциплинированно пришла. Застала на рабочем месте двух сторожей. Вместе они побродили по территории, обсудили цены. И разошлись.

Все как всегда. Народ точно знает, что нужно только появиться, отметиться, поздороваться с начальством. Потом у вас высчитают дневной заработок — и все дела. Сколько это в деньгах? Начальство определит. После этого полезно вспомнить Льюиса Кэрролла и его «Алису в стране чудес». Мы тоже живем в Зазеркалье, где все наоборот. Плохо — это хорошо, хорошо — это плохо…

Если верить теленовостям, то за субботник граждане РБ заработали около 3 млн долларов. Точнее, их «попросили» эти деньги пожертвовать на благотворительные цели. У государства денег нет.

Ничего против субботников не имею. Если они добровольно возникают на первых этажах социального общества…

* * *

Не так давно президент выступил в парламенте с посланием. Коллеги из разных изданий давно прокомментировали каждую фразу. Коротко говоря, процесс завинчивания гаек продолжится.

Разумеется, о Валентине Бельской президент в своей речи не упомянул, поскольку о ее существовании не подозревает. Поэтому напишу о ней я, вы уж простите, Александр Григорьевич. Валентина Ивановна живет в Быхове и страдает сахарным диабетом. Очень неприятная болезнь, которая результатом может иметь ампутацию одной или даже двух ног. Валентине Ивановне «повезло», ей ампутировали только левую ногу. Кроме этого, у нее еще куча других болезней. Правда, пафос не в этом, а в том, что Бельской дали только 2-ю группу инвалидности. Наверное, врачи уверены в том, что нога все же когда-нибудь вырастет?

Социальные органы экономят на Валентине Ивановне. Инвалидная коляске ей не положена, так как группа не первая, а вторая. Добрые соседи помогли, дали ей старую, но импортную коляску. Жаль, ее колеса пришли в полную негодность, Валентина Ивановна ездит на дисках. Женщина в таком положении садит грядки. Соцработники ходят к ней и помогают вскопать грядки. За деньги. Сразу и не поверил: социальным работникам и так платят зарплату. Как же так? А вот так, утверждает инвалид.

При этом пенсия у Валентины Ивановны 2 млн рублей. На нее она должна жить и платить еще соцработникам. Если бы не дети, их у нее четверо, был бы полный тупик. Что бы посоветовал Валентине Ивановне президент? Чем бы помог? Или он привык оперировать большими массами? Так ведь нас осталось всего 9 миллионов. При таком количестве белорусов скоро придется думать о каждом.

Одним словом, привет из Зазеркалья…

Сергей Шевцов

Читайте также:

Глас народа — глас божий?

«Если не привезете денег, то можете не ехать»

Кредитная история

Как стать бомжом