• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Конгрессмены» как уходящая натура

Если бы не многолетние раздоры, битва за ресурсы и влияние внутри белорусской оппозиции, то ситуация на политическом поле могла бы быть принципиально иной. Будет ли, зависит только от нас.

В некоторых западных посольствах есть традиция: в день парламентских или президентских выборов в их собственной стране предлагать гостям посольства из числа местных жителей проголосовать понарошку.

Коль скоро вы согласны поиграть, допустим, в выборы в бундестаг, вы получаете «бюллетень» со списком основных политических партий. И «волеизъявляетесь» соответственно своим политическим симпатиям…

«Война всех против всех»

Если бы поменять организаторов подобной игры и отечественных «игроков» от политики местами, могло бы получиться интересно. Полагаю, будь у нас партийные списки, победителями белорусских парламентских выборов у западных дипломатов априори стали бы «альтернативщики», а не провластные или квазидемократические структуры.

А вот белорусский электорат и в прошлом, и сегодня продолжает делать иной выбор. Если оценивать электоральные предпочтения по доминанте, при сегодняшней внутриполитической ситуации даже в случае организации выборов как площадки для свободной конкуренции политических сил «по очкам» все равно выиграла бы администрация.

Политическим организациям, позиционирующим себя как демократические, не помогло бы даже введение пропорциональной избирательной системы. Можно не сомневаться, что в нагрузку к ней власти обязательно ввели бы, как минимум, 7-процентный барьер, преодолеть который не сумела бы ни одна зарегистрированная оппозиционная партия. Согласно многочисленным социологическим опросам прошлых лет, из всех, обоснованно или условно относимых к демократическому спектру структур, этот барьер могла бы взять только женская партия «Надзея».

Иное дело, если бы в законодательстве появились предвыборные блоки. Позволим себе помечтать и представим, что такая норма уже есть. И что Иван Иванович и Иван Никифорович — это одно политическое лицо. По крайней мере, на момент «брачного выбора» избирателя. Что политическая оппозиция перестает заниматься самоедством и членовредительством, выдвигая провокационные лозунги за объединение «без коммунистов и гэбистов». В ответ на которые те же оппозиционные коммунисты обоснованно скажут: «Идите в баню!»

Только в бане родовые признаки не скрыть ничем. А в обычной политической жизни тотальная подозрительность, паранойя, стремление поставить себя выше других по каким-то домысленным факторам, монохромное политическое зрение, делящее потенциальных союзников по черно-белому принципу (или бело-красно-белому?), приводят к тому, что мы и имеем последнюю четверть века. «Войну всех против всех».

Выигрыши в этой «войне», подковерных интригах, дружбе «против кого-то» мелки и локальны. Сводятся они к стремлению либо урвать кусочек ресурсов и затаиться с добычей, либо к попытке доминирования, желанию потешить потаенные комплексы утративших статусы немолодых политиков.

Все мы в одной лодке

Проигрыш всех игроков, участвующих и не участвующих в «войне всех против всех», глобален. Результат — очевиден: страна в ауте. Что характерно, в долговременном плане проигрывает даже властная элита. Потому что большинство их потомков будет жить все же в этой стране. И пользоваться образованием (хотя бы средним) и здравоохранением соответствующего уровня. Дышать этим воздухом, ездить по этим дорогам… Нет такого универсального бункера для элиты, где можно было бы защититься от возможной экологической катастрофы или просто от загрязнения окружающей среды. И даже забор такой высоты нельзя построить для закрытого коттеджного поселка, чтобы отгородиться от неудобств внешнего мира. И куполом поселок не накроешь. Так что все мы, жители Беларуси, в известном смысле плывем в одной лодке. Или вместе выплывем, или…

Чтобы не быть голословной, приведу несколько красочных примеров из собственного опыта участия в оппозиционных делах. Как в других публикациях рассказывала об опыте работы во власти и с властью. И об издержках этой работы.

Для баланса надо рассказать и об издержках работы в оппозиции. Сие нерадостное повествование должно послужить сугубо одной цели: попытаться объяснить, для чего оппозиции следует объединиться сегодня, перейдя от создания единого списка кандидатов на парламентские выборы к появлению единого предвыборного блока. Нет, не «коммунистов и беспартийных», но представителей альтернативного официальному общественного мнения. Тех 30 процентов наших граждан, которые по-другому представляют себе перспективный проект развития страны.

Будет такой единый блок, без изъятий на основании политической вкусовщины, — подтянется немало колеблющихся, не имеющих устойчивых политических взглядов. Просто в силу особенностей массовой психологии. А дальше есть множество интересных вариантов.

…Знаете ли вы, что во времена СССР в союзном ВАКе (Высшая аттестационная комиссия) Беларусь называли «республикой-партизанкой»? По факту колоссального количества анонимок, поступавших в ВАК с обоснованием, почему такому-то или такой-то из диссертантов нельзя присуждать ученую степень. В ВАКе грустно шутили: «Война давно закончилась, а белорусы все партизанят и партизанят».

В битве за ресурсы в белорусской политике происходит нечто подобное. Главный редактор одной оппозиционной газеты может потребовать отменить денежную премию коллективу другой оппозиционной газеты, присужденную уважаемой международной структурой. Или хотя бы разделить эту премию с его газетой. Для чего этот редактор берет командировку и мчится за границу в центр принятия решений. А пострадавший от пересмотра решения коллектив молчит из ложно понимаемой политкорректности. И при этом экономит на всем, лишь бы сохранить газету для читателя. А ведь премию предполагалось пустить на развитие издания.

Примечательно, что сама история стала известна мне не от сотрудников обделенного печатного органа, а от журналиста из конкурирующего издания. Не помню уж, одобрял или осуждал инсайдер действия своего редактора.

Но украсть мысли бывает часто преступнее, чем украсть деньги, считал Вольтер. В Беларуси кража идей и проектов происходит в политике сплошь и рядом. На идею монополии нет. Достаточно единожды озвучить ее публично, она становится общедоступной. А ведь идеи в политике — основа для развития и движения вперед, для создания имиджа и накопления политического капитала. Это касается и структур, и персон.

Снять персональные сливки. А там — хоть трава не расти…

Проиллюстрирую эти тезисы на примере персональных ошибок и репутационных издержек тех общественных организаций, к которым я имела честь принадлежать.

В начале 90-х годов «Движение за демократические реформы в Беларуси» сформулировало слоган «Вместе с Россией — в Европу!» Тогда за такие подходы наша небольшая организация была нещадно бита националистами и национал-либералами. Но в 1999 году Виктор Гончар от своего имени внес этот лозунг в качестве базового на альтернативные президентские выборы (по свидетельству Евгения Будинаса). А уже в 2003 году во время белорусско-российской межпарламентской конференции авторство этого слогана попытался приписать себе один из моих коллег-депутатов, до членства в ПП НС касательства к политике не имевший.

Далее, в начале 1997 года трое депутатов Верховного Совета 13-го созыва были приглашены для выступления в Европарламенте. Среди них была и я. При составлении программы визита попросила принимающую сторону включить туда встречу с руководством гуманитарной структуры, поддерживающей проекты с высокой общественной значимостью.

Поскольку коллегам по Верховному Совету было некуда деваться в отведенное для меня время, они попросились пойти со мной.

Европейский чиновник оказалась немкой. И я, как вежливый человек, беседовала с ней по-русски, а не по-немецки. Исключительно ради моих коллег. При этом меня сразу удивило то, что один из наших, из числа руководителей некой демократической партии, конспектировал мое обоснование предлагаемого проекта общественного образования для взрослых от слова до слова.

Надо ли удивляться, что через пару-тройку месяцев этот проект, идентичный до деталей, всплыл за авторством двух партнерских партий. Обидно было не столько то, что украли. Хуже оказалось то, что опошлили.

Если не ты автор идеи, то рано или поздно ты проект запорешь. Просто потому, что не представляешь, во что он в конечном итоге должен вылиться… А вот этого я в Европарламенте не излагала. Для следующих этапов эволюции идеи еще не приспело время. И через пару лет проект в исполнении двух партий на белорусской почве зачах.

Подобный же финал постиг еще одну вновь возникшую околополитическую структуру, построенную на триаде, заимствованной из моего блога: опоре на гражданскую инициативу, а не партию; практике т.н. «малых дел»; петиционных кампаниях по их продвижению. Люди дошли до определенного этапа раскрутки структуры, а потом замерли. Потопу что не представляли, что делать в дальнейшем. А «триада»-то была только первым, подготовительным этапом в построении позитивного имиджа оппозиции и завоевании власти.

Любопытно было наблюдать, что произойдет дальше. А дальше начались дезертирство «отцов-основателей». Персональные сливки они-то с первоначального замысла сняли. А там — хоть трава не расти. Бросили былых соратников под первым попавшимся правдоподобным предлогом и попытались повторить успех заново. Но «золотоносная жила» почему-то ушла в землю.

«Удовольствие» от общения с партнерами

А вот еще случай из конца 90-х годов. Тогда Белорусское объединение «Яблоко» принесло на встречу руководителей ряда демократических партий проект по созданию общими силами республиканской сети по наблюдению за выборами. Проект у нас попросили для более детального ознакомления. А на следующей предметной встрече один из тогдашних лидеров оппозиции от лица остальных заявил, что наше сотрудничество не состоится. На просьбу уточнить причину, нам было отвечено: «Вы не можете вывести на улицы две тысячи человек». История посмеялась над ним. Теперь ему удается вывести в минский сквер не более ста единомышленников. А проект наш благополучно занесли без нас в одно из посольств и попросили найти партнеров для его финансирования.

Несколько иную мотивацию выдвинул тот же политик, требуя очистить стройные ряды КРДС (многие ли сегодня помнят, что это за аббревиатура?) от тлетворного влияния белорусского «Яблока». И заявил, что только личная симпатия г-на Вика к г-же Абрамовой обеспечила появление нашей вредоносной организации среди «борцов с режимом».

Если вы думаете, что я испытывала удовольствие от общения с партнерами, которые многократно ставили подножки руководимым мной организациям и мне лично, то вы ошибаетесь.

Так, партия либералов в ответ на бесплатные информационные услуги одному из ее руководителей обещала не выдвигать мне конкурента в моем округе. И-таки выдвинула. Драматурга, отнявшего у меня в первом туре тысячу голосов. При тринадцати конкурентах эта потеря могла стать судьбоносной. А потом, после победы на выборах 1995 года, на голубом глазу эти люди посмели пригласить меня в свою фракцию. Сраму не имут — это про таких.

А надобно учесть, что в своей первой инкарнации уже упомянутая партия развалила «Движение демреформ» через перевербовку одного из двух руководителей. Который прямо на очередном съезде нашей организации после шестичасовой словесной баталии вскочил и со смешными словами: «Кто верит мне, за мной!» — убежал.

Правду сказать, ушло с ним в ту партию совсем немного людей. Но я все равно сложила с себя полномочия сопредседателя, поскольку считала себя ответственной за то, что не смогла воспрепятствовать спланированному расколу. Хотя могла это сделать, приняв в нашу организацию просившуюся к нам значительную часть членов партии-раскольника. Причем, происходило это задолго до нашего съезда. Но я посчитала подобное действие непорядочным и уговорила отколовшихся вернуться в родные партийные стены. А покинувшие наши ряды соратники никаких бонусов на новом месте не получили. Ни долговременных статусов в новой, объединенной партии, ни существенной поддержки на выборах. Оказалось, что их брали «подносить снаряды», — и только.

После многократного и демонстративного отказа от сотрудничества с нашей организацией под предлогом предполагаемой «пророссийскости» («проевропейскость», записанная в наших уставных документах, замалчивалась коллегами) «ядро» белорусской оппозиции не вправе было рассчитывать на пользование нашим интеллектуальным ресурсом. «БелЯблоко» перестало предлагать сотрудничество и наши идеи потенциальным партнерам от оппозиции и приняло решение об участии в парламентских выборах 2000 года. Ради этого мы пошли на т.н. «общественно-политический диалог» по внесению изменений в Избирательный кодекс. Из тринадцати наших существенных поправок было принято семь. И даже в усеченном виде принятые поправки значительно облегчили условия для сбора подписей и регистрации кандидатов. Благодаря нашим поправкам в законе появился статус внутреннего наблюдателя. До этого к участию в наблюдении кодекс допускал только международных наблюдателей.

«К черту политкорректность!»

Большинство оппозиционных партий тогда же приняло решение о бойкоте выборов (вторая крупная политическая ошибка после т.н. «альтернативных президентских выборов» 1999 года).

В том же 2000-м году ОГП решила заручиться поддержкой идеи бойкота не только на Западе, но и на Востоке. И предложила провести «круглый стол» на эту тему в Москве с участием демократических фракций Госдумы. Наши российские партнеры настояли на нашем участии. От «БелЯблока» во встрече участвовали Федута, Агаронова и я. В один голос Немцов, Хакамада и Иваненко убеждали белорусскую сторону, что в выборах любого качества участвовать надо. Иначе вы — не политики, а маргиналы.

В этот же день делегация ОГП еще из Москвы разослала во все ведущие негосударственные СМИ псевдоинформацию о наших дебатах и их итоге. По этой версии получалось, что парламентские демократы России дружно и радостно поддержали идею бойкота белорусских парламентских выборов.

Я сказала себе: «К черту политкорректность! Врать-то было зачем?». И настояла на публикации протокола обсуждения, который мы вели. Оппонентам крыть было нечем, и они это дело замяли. Как правильно когда-то поставил диагноз отношениям СПС и российского «Яблока» Чубайс: «Внутривидовая борьба — самая жестокая». То же — и в Беларуси.

Надо вовремя уходить

По большому счету, политика не должно огорчать столкновение мнений и даже ложь, обман и предательство. Грамотным поведением будет извлекать позитивные выводы из каждой конкретной ситуации и двигаться вперед. Даже временный проигрыш — это вклад в копилку ваших будущих побед. Потому что он дает бесценный опыт на будущее. И мотивацию выигрывать.

И я твердо убеждена: если бы не многолетние раздоры, битва за ресурсы и влияние внутри белорусской оппозиции, то ситуация на политическом поле могла бы быть принципиально иной. Будет ли, зависит только от нас.

Из создания Белорусского национального конгресса ничего не получится. Хотя базовые идеи об объединении в единую координирующую структуру и единый список на выборы абсолютно правильные.

Почему не получится? Прежде всего, из-за конфликтующих интересов. Каждая группа хочет быть «царем горы» и подмять под себя остальных участников. Далее, в инициаторах — в основном люди, десятки лет присутствующие на политической сцене. В большинстве своем — люди немолодые. И не очень популярные среди неполитизированной публики.

Когда негативный рейтинг политика превышает в массовом сознании его позитивный рейтинг, надо уходить в «политические мудрецы», в эксперты, в наставники молодежи. Это требует мужества и мудрости. Иначе будете выглядеть, как та столетняя «супермодель». Шокирующе. Забавно. Бесперспективно. Жалко.

Многолетние поражения оппозиции оптимизма нашим согражданам не прибавляют. Сколько мы уже повидали «новых политических волн» с теми же участниками, сколько было создано под разными названиями подобных коалиций!

Сегодня невозможно рекрутировать в ряды оппозиции новых активистов, кроме как под масштабные или креативные политические кампании. Люди разочарованы политиками и заняты самовыживанием.

Например, как организаторы нового Конгресса пытались завлечь народ на сход? Активной, даже агрессивной работой через соцсети. По много раз связывались с теми, кто ранее отметился в «друзьях», убеждали придти и поддержать Конгресс. Результат — сто участников, из которых часть — «люди в штатском».

Спросили бы Евгения Липковича про его опыт вербовки команды на выборы через интернет. Малоперспективное дело в Беларуси. Почему, — заслуживает отдельного анализа.

Короче, дорогу новым лицам. Желательно, не примелькавшимся и более молодым. А «уходящей натуре» скажем спасибо за былые усилия на ниве демократизации.

Ольга Абрамова

Читайте также:

«Тарифы на ЖКУ — одна главных тем на ближайшие парламентские выборы»

Плохой — хороший депутат

Участвовать ли в парламентских выборах?