TOP

Другие Дрозды. Концлагерь…

Об элитном минском районе Дрозды сегодня знают все. Но мало кто знает о других Дроздах — концлагере и массовом захоронении более 10 тысяч человек в 1941 году всего в одном-двух километрах, а то и ближе от сегодняшних фешенебельных Дроздов, где облюбовали для себя место белорусские «хозяева жизни».

В коттеджном поселке Дрозды рядом с резиденцией президента живут высшие чиновники — министры, банкиры, директора. Живут здесь также местные олигархи, просто бизнесмены, хоккеисты и даже один представитель духовенства. Элита, словом… Но мало кто из людей, которые выросли и сформировались при нынешней власти, знает о других Дроздах — концлагере и массовом захоронении более 10 тысяч человек на его месте. А ведь это всего в одном-двух километрах, а то и ближе от сегодняшних фешенебельных Дроздов, где облюбовали для себя место белорусские «хозяева жизни». Власть о тех «Дроздах», которые концлагерь, вспоминает только по праздникам…

Справка

Концлагерь «Дрозды» был организован немецкими оккупантами в июле 1941 года в 2-3 км от тогдашнего Минска возле деревни Дрозды, на территории совхоза имени Крупской.Концлагерь под открытым небом просуществовал недолго — около месяца. Веревки и проволока, натянутые в чистом поле, наспех сооруженные вышки для охраны и ров, в который сбрасывали тела расстрелянных и умерших людей. Более 10 тысяч человек — военнослужащих и гражданских, представителей разных национальностей бывшего СССР захоронено в траншее длиной 350 метров.

Языком документов

Расскажу историю концлагеря в Дроздах словами документов.

Из сборника документов «Преступления немецко-фашистских оккупантов в Белоруссии». (Мн. 1963. С.23—24.)

«…Это был один из первых лагерей на территории Белоруссии. Люди содержались под открытым небом. Сначала все арестованные содержались вместе. Через несколько дней лагерь разделили на три части, в каждой из которых сосредоточили отдельно военнопленных и гражданских лиц. Из последних выделили евреев. Их разместили у излучины реки Свислочь в болоте. Попытки переходить из одной части лагеря в другую пресекали автоматные очереди. Сотни минчан бродили вокруг лагеря с надеждой увидеть своих родных и близких или узнать что-либо об их судьбе. Время от времени из лагеря уводили командиров и политработников, евреев (врачей, инженеров, учителей…) и расстреливали в подготовленных заранее рвах.

Через две недели, к середине июля 1941 года, лагерь в Дроздах перестал существовать. Военнопленных перевели в лагерь около деревни Масюковщина под Минском (Шталаг 352), часть евреев — в минскую тюрьму…»

Из докладной записки советника Дорша рейхслейтеру Розенбергу о лагере военнопленных в Минске, Берлин, 10 июля 1941 г.

«В лагере для военнопленных в Минске, расположенном на территории размером с площадь Вильгельмплац, находится приблизительно 100 тыс. военнопленных и 40 тыс. гражданских заключенных.

Заключенные, загнанные в это тесное пространство, едва могут шевелиться и вынуждены отправлять естественные потребности там, где стоят.

Этот лагерь охраняется командой кадровых солдат численностью около одной роты. Охрана лагеря такой малочисленной командой возможна только при условии применения самой жестокой силы.

Военнопленные, проблема питания которых едва ли разрешима, живут по 6—8 дней без пищи, в состоянии вызванной голодом животной апатии, и у них одно стремление: достать что-либо съедобное.

Гражданские заключенные в возрасте от 15 до 50 лет — жители Минска и его окрестностей. Эти заключенные питаются, если они из Минска, благодаря своим родственникам. Правда, питание получают только те, родственники которых с утра до вечера стоят с продуктами в бесконечных очередях, тянущихся к лагерю. Ночью голодающие гражданские заключенные нападают на получивших передачу, чтобы силой добыть себе кусок хлеба.

По отношению к заключенным единственный возможный язык слабой охраны, сутками несущей бессменную службу, — это огнестрельное оружие, которое она беспощадно применяет…»

10 тысяч во рву

Минск освободили в 1944 году. Но и по сей день по разным причинам власть не желает достойно обустроить это место захоронения, увековечить память погибших людей.

После освобождения Беларуси начала работу Чрезвычайная госкомиссия (ЧГК) по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков и их сообщников. Комиссия официально установила факт существования на левом берегу Свислочи под Минском концлагеря «Дрозды». В ходе изучения места бывшего концлагеря ЧГК пришла к заключению, что в полукилометре от его ограды, на Койдановой горе, гитлеровцы уничтожили более 10 тысяч человек.

Вот выписка из протокола, составленного старшим лейтенантом госбезопасности Гусевым 22 июля 1944 года:

«Северо-восточнее лагеря, примерно в 500 м от лагеря, в ранее подготовленной траншее для водопроводной линии, немцами эта траншея была использована для похорон умерших, расстрелянных. Эта траншея имеет длину 350 м, ширину 2,5 м, глубину 2,5 м. Со слов местного жителя Милошевского установлено, что за период существования лагеря эта траншея была полностью заполнена трупами советских людей, трупы клались в несколько рядов… Массовые расстрелы советских граждан производились тут же возле траншеи, также в эту траншею привозили граждан из других мест».

Image 5069

По сведениям члена правления Общества охраны памятников Владимира Романовского, захоронения в этой траншее в Дроздах проводились до конца 1941 года, немцы свозили туда тела из других районов Минска.

Забвение

Чрезвычайная комиссия проделала свою работу, установив, где и сколько было захоронено человек. Но память о жертвах фашистов не была увековечена, останки военнопленных и гражданских остались лежать в траншее в чистом поле. Ни памятного знака, ни имен, ни памяти… Страной руководил Сталин, а он считал: «в Красной Армии нет военнопленных, есть только предатели и изменники Родины».

После войны совхозное поле распахали и использовали под сельскохозяйственные культуры. Выращивают их там и по сей день.

Много лет спустя о захоронении вспомнили благодаря руководителю музея военно-патриотической славы школы № 104 Николаю Тихоновичу Михею. От одной из учениц он узнал, что ее отец сажал картофель и случайно наткнулся в поле на человеческие останки. Николай Тихонович оказался человеком неравнодушным, обратился в архивы, выяснил, что на картофельном поле рядом со школой находится крупное захоронение узников концлагеря. Ему удалось добиться, чтобы данное захоронение было изучено.

В 1996 году специализированная поисковая рота в/ч 28443 провела раскопки в районе бывшего концлагеря «Дрозды». Сведения о массовом захоронении подтвердились. Были определены и обозначены временными вехами (табличками) границы рва с останками 10 тысяч узников.

Image 5071

К 50-летию Победы на средства птицефабрики им. Крупской был установлен памятный камень с надписью: «Здесь в июле 1941г. немецко-фашистские оккупанты расстреляли узников концлагеря «Дрозды»: военнопленных, мирных жителей г. Минска и окрестных деревень (около 10 тысяч человек). Потомки помнят о вас».

Image 5070

Границы рва с останками по-прежнему можно было определить только по стоящим табличкам. Силами учеников 104-й средней школы таблички регулярно подновлялись, ребята на уроках труда при необходимости изготавливали новые. Именно так братская могила выделялась на местности.

Прошло еще много времени, и только в 2009 году власть решила привести в порядок захоронение. За счет средств той же птицефабрики небольшой участок возле памятного камня облагородили, выложили плиткой, разбили цветники и посадили березки. Сам ров с останками 10 тысяч человек был уже почти никак не обозначен. Его координаты остались лишь на планах захоронения, составленных во время раскопок 1996 года.

В 2010 году благодаря усилиям Владимира Романовского и председателя Белорусского добровольного общества охраны памятников истории и культуры Антона Астаповича Министерство культуры присвоило захоронению в Дроздах статус историко-культурной ценности местного значения (3-й категории). Но ведь в этом месте захоронены не только белорусы и не только минчане. Военнопленные, погибшие в «Дроздах», были из всех уголков СССР. Поэтому следовало бы присвоить захоронению статус не ниже республиканского (2-я категория). Возможно, в этом случае местный бюджет получал бы больше средств для поддержания захоронения в порядке.

С 2012 года Владимир Романовский ведет переписку с властями о необходимости обустройства места захоронения — рва длиной 350 метров, выделении его на местности, защите братской могилы от вандализма, присвоении объекту 2-й категории ценности. Исполком Центрального района и Мингорисполком не против обустройства, сообщают историку, что держат этот вопрос на контроле, но вот только средств каждый раз не хватает…

Image 5074

Денег нет. А желания?

В конце улицы Нововиленской, за большим гаражным массивом, есть поворот направо (если ехать из центра города) на заброшенную дорогу. Идем примерно четыреста метров по ухабам, вдоль поля. Выходим на обустроенную площадку, здесь же памятный камень с надписью, но без имен.

Image 5075

Image 5073

Image 5072

Раз в году, во время республиканского субботника, власть вспоминает о захоронении в Дроздах. В этом году скосили траву вокруг площадки, выкрасили скамейку и ограду, пригласили журналистов, чтобы запечатлеть себя за работой… Но ров длиной 350 метров с останками 10 тысяч человек, эта огромная братская могила, никак не выделяется на сельскохозяйственном поле. Время от времени здесь проходит трактор и поливает поле удобряющей жижей…

С места захоронения отлично видно флаг, развевающийся над Дворцом Независимости на проспекте Победителей. В праздничные дни виден салют на набережной Свислочи. Если бы те, кто лежит во рву, могли слышать, то услышали бы звуки парада 3 июля…

А пока по костям 10 тысяч жертв Великой Отечественной войны по-прежнему будет ходить трактор. Потому что денег в бюджете на обустройство места захоронения — того самого рва длиной 350 метров и подъездных путей к нему — нет. На организацию парадов, на бутафорскую «Линию Сталина» и форму НКВД, в которую стало модно рядиться в последние годы, у властей средства есть, а на то, чтобы высадить памятную аллею вдоль захоронения, подвести к нему дорогу и установить хотя бы указатель — нет!

Все они достойны поклонения

Общественный активист Николай Козлов и Объединенная гражданская партия (ОГП) сейчас ведут сбор подписей под петицией в адрес исполкома Центрального района и Мингорисполкома о полноценном обустройстве места захоронения узников концентрационного лагеря «Дрозды» и присвоении ему 2-й ценностной категории. Под петицией можно подписаться в офисе ОГП (тел. 8029-630-75-00).

По информации премьер-министра Натальи Качановой, опубликованной на сайте БЕЛТА, во время проведения республиканского субботника в 2016 году было заработано около 68 млрд рублей. 50% этих средств останется в распоряжении облисполкомов и Минского горисполкома для приведения в порядок мест захоронений, для восстановления и благоустройства историко-культурных ценностей, на подготовку к летнему периоду детских лагерей.

Возможно, власть наконец-то прислушается и выделит средства на увековечивание памяти жертв Великой Отечественной войны. Ведь за каждым человеком, похороненным в Дроздах, военным или мирным жителем, реальная трагедия. Все они достойны поклонения, а не забвения, как это происходит сегодня.

Оксана Алексеева

Читайте также:

«Число бедных людей в Беларуси значительно возрастет»

«Сюрпризы» при выходе на пенсию

И не надо преувеличивать, что большинство населения уже согласно…

«Удобным город сам по себе не станет»

Проблема 328