TOP

Кто защитит наши права?

Прошлая неделя напоминала сводку боевых действий властей с оппозицией. Такое впечатление, что судили по спискам, начиная с главных оппозиционеров (С. Шушкевича, В. Некляева, Н. Статкевича) и заканчивая рядовыми активистами.

Только факты

24 мая Объединенная гражданская партия сделала заявление в связи с привлечением к административной ответственности председателя ОГП Анатолия Лебедько и членов партии Ольги Майоровой и Дениса Красочки за раздачу информационных материалов. По сути, распространение печатной продукции правоохранительные органы приравняли к несанкционированному мероприятию, за что и были оштрафованы представители ОГП.

ОГП расценила действия властей как «ухудшение возможностей коммуникации сторонников перемен с гражданами и избирателями».

Безусловно, это — грубое нарушение Конституции, законов и международных обязательств Республики Беларусь. Известный правозащитник Леонид Судаленко назвал этот случай как введение в стране чрезвычайного положения, когда приостанавливается действие конституционных прав и свобод.

Я целиком и полностью разделяю высказанные оценки. Действительно, ситуация, как во время чрезвычайного положения. Причем нечто похожее случилось не только в мае 2016 года, подобное происходило и гораздо раньше. Можно вспомнить хотя бы ночь с 12 на 13 апреля 1995 года, когда в парламент страны были допущены вооруженные люди для разгона депутатов Верховного Совета 12-го созыва, объявивших голодовку в знак протеста против инициирования референдума. На мой взгляд, с того времени Конституция и законы страны перестали иметь определяющее значение, а права и свободы граждан власть постаралась превратить в фикцию.

Что такое чрезвычайное положение?

ЧП, или чрезвычайное положение — это «…особый временный правовой режим деятельности государственных органов, иных организаций, их должностных лиц, допускающий установленные настоящим Законом ограничения (приостановление) прав и свобод граждан Республики Беларусь, иностранных граждан и лиц без гражданства, а также возложение на них дополнительных обязанностей». Такое определение дается в статье 1 Закона «О чрезвычайном положении» от 24 июня 2002 г. (с изм. и доп.).

Для чего вводится чрезвычайное положение? Из статьи 2 закона следует, что целями такого положения является устранение обстоятельств, послуживших основанием для его введения, обеспечение безопасности жизни и здоровья людей, а также устранение опасности, представляющей угрозу территориальной целостности и существованию государства.

Понятное дело, что чрезвычайное положение должно вводиться указом президента с внесением его в трехдневный срок на утверждение Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь (ст.4). Срок действия ЧП, по общему правилу, не должен превышать 30 суток.

Какие меры могут применяться властями в условиях ЧП? Согласно ст.11 закона, в этот период может устанавливаться ограничение на свободу передвижения; усиливаться охрана общественного порядка; вводиться запрет на проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, а также не допускаться проведение забастовок. Если ЧП было введено по причине массовых беспорядков, то может устанавливаться комендантский час, ограничиваться свобода печати и других СМИ, приостанавливаться деятельность политических партий и иных общественных объединений, вводиться проверка документов, личный досмотр вещей, жилища и транспортных средств.

Как видим, некоторые элементы ЧП у нас уже наблюдаются. Конечно, не введен комендантский час. Не закрыты газеты, политические партии… Но имеются ли основания для применения сейчас таких ограничительных мер, как проведение собраний, митингов, уличных шествий, демонстраций, забастовок? Ответ очевиден: для этого нет ни поводов, ни оснований.

Почему же тогда органы власти держат белорусский народ в ежовых рукавицах? На каком основании нас лишили законных прав и свобод? Почему суды превратились в конвейер по штамповке штрафов для «несогласных»?

Кто, если не мы?!

Согласно Конституции, обязанность защищать права и свободы граждан возлагается на все государственные органы и должностных лиц. Особая роль в деле защиты прав человека отводится президенту как главе государства.

Правда, за двадцать с лишним лет многие убедились, что власть больше заботится о своих правах, чем о правах рядовых граждан. Вот и «тунеядцев» не пожалела, возложив на них не предусмотренный законодательством налог. И пенсионный возраст «подняла» указом президента…

Высокопоставленные чиновники не заботились и сейчас не очень заботятся о благе граждан. Возьмем тех же депутатов парламента, которые «штампуют» все законопроекты, которые предлагают на их рассмотрение. Или министров, которые нередко больше озабочены строительством своих коттеджей, чем обеспечением трудящихся достойной зарплатой или пенсиями.

Кто будет заботиться о нас? Кто даст нам лучшую жизнь? Может быть, оппозиционеры, которые не сидят тихо и «баламутят» народ всякими конгрессами и движениями? Или немногочисленные и не очень влиятельные партии, которые не могут договориться между собой хотя бы перед выборами?

Я считаю, что о своем будущем каждый должен позаботиться сам. Наше дело и право — устроить свою жизнь и избрать свою власть. Мы вместе должны взяться за реконструкцию нашего общего дома — Беларуси. И защитить свои права мы можем только сами.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

По какому плану будем жить?

Философ мечтает о вежливом обращении сотрудников милиции со всеми гражданами…

Как остановить «штрафной конвейер»?

Какой парламент нам нужен?