• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Белорусизация cверху — это ремонт официальной идеологии

Глава Агентства гуманитарных технологий (АГТ) Владимир Мацкевич объяснил, зачем официальному Минску понадобилась «мягкая белорусизация».

— Историческая символика независимой Беларуси — герб «Пагоня» и бело-красно-белый флаг — после референдума в апреле 1995 года были заменены на напоминающие советские герб и флаг. Это случилось менее чем через год после прихода Лукашенко к власти. Зачем он теперь начинает использовать риторику национального возрождения?

— В сложной экономической ситуации властям необходима консолидация общества. Ничего лучшего, чем объединение вокруг национальной темы и любви к Родине, Минск придумать не может, ведь наиболее удобная идеология для диктаторских режимов — идеология националистическая.

Возможно, власти и не имели бы ничего против исторических символов, если бы они не были закреплены в общественном сознании за белорусской оппозицией. Лукашенко пришел к власти с лозунгами восстановления СССР. Все эти годы он следовал предвыборным обещаниям, упуская для себя выгоду от эксплуатации национальной идеологии и национальной идентичности.

Теперь, когда оппозиция утратила свою популярность, ничто не мешает режиму использовать национальную риторику для своих нужд. Надо сказать, что этот процесс был запущен лет 5 назад, когда в дискурс госидеологии были ангажированы молодые, нерадикальные политологи из некоторых аналитических центров. Оттуда и пошла волна обсуждения «мягкой белорусизации», либеральной эволюции, движения в сторону Европы — тенденций, которые, на мой взгляд, сильно преувеличены.

— Насколько важной для Беларуси является проблема возврата к национальным корням?

— Декларируя равенство двух государственных языков, русского и белорусского, государство поддерживает исключительно все русскоязычное. Белорусскоязычная часть нашей культуры находится в маргинальном состоянии — при том, что идут очень интересные процессы в литературе, в театре, в музыке. Парадокс, но преподавание в школах ведется на русском, а языку титульной нации отведены часы как иностранному.

Более четверти века Беларусь является независимым государством, но значительная часть населения живет представлениями, что у нас никогда не было собственной государственности и культуры. Молодежь учат по учебникам, которые не формируют ни национальное самосознание, ни национальную идентичность. Аспекты исторической памяти, истории, культуры делают фактом общественного достояния энтузиасты, а на госуровне все это замалчивается.

— Какую роль играет российский фактор в определении культурной политики Беларуси? Некоторые СМИ в РФ даже на вышиванку отреагировали предупреждением, что «потворство Минска национализму приведет к Майдану».

— Режим прекрасно понимает, что национальный аспект украинских событий сильно раздут российской пропагандой, ведь на Майдане в Киеве стояло немало русскоязычных граждан, и что белорусский национализм сам по себе не представляет угрозы. Скорее к властям пришло осознание, что именно просоветская, реваншистская часть общества тормозит назревшие изменения, о которых задумались в Минске.

Но недовольства Москвы Лукашенко всерьез опасается, иначе идеологическая переориентация шла бы в Беларуси гораздо более быстрыми темпами. Он учитывает высокую зависимость страны от влияния российских СМИ, помнит, как велась информационная война России против Украины со страшилками о «фашистах-националистах», и потому осторожничает.

Например, Минск закрывает глаза на присутствие в стране разного рода пророссийских казаческих и православных групп, которые очень активно поддерживаются из РФ.

— Как далеко готовы пойти власти в процессе обращения к национальным корням?

— Влияние сторонников белорусизации в среде чиновников компенсируется пророссийскими силами. КГБ, МВД, армия представляют собой противоположный полюс. Между ними нет борьбы и коренных противоречий — одни тупо стоят на своих позициях, другие готовы к более гибким формам проведения национальной политики. Соотношение этих сил и определяет темпы и ход «мягкой белорусизации».

Власти очень заинтересованы в том, чтобы усилить электоральную базу своей поддержки за счет белорусскоязычного населения. Если в 90-е годы считалось, что Лукашенко поддерживают только пенсионеры и красный директорат, сейчас у него есть опора и в госаппарате, и у значительной части молодежи и среднего класса, приветствующей возврат к национальной символике.

Но само по себе обращение к национальным корням никакого расширения гражданских свобод не подразумевает. Белорусизация сверху — это просто перехват оппозиционных лозунгов, имитация национального возрождения. Главная цель — косметический ремонт госидеологии для сохранения власти. Так что пустая форма использования символики — это все, что может позволить себе режим.

Галина Петровская, DW