• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«ГОСУДАРЕВЫ ЛЮДИ». Кто они?

Мы часто видим этих людей — мужчин и женщин в строгих нарядах. Они заняты решением важных дел, работают в больших зданиях, сидят в просторных кабинетах. Объединяет их одно: они — государственные служащие.

Сколько их?

Это секрет полишинеля. В интернете есть устаревшая информация из газеты «Советская Белоруссия» (№177, 17.09.2014 г.). Сообщается, что на начало 2014 г. у нас было около 40 тысяч государственных служащих. В эту цифру трудно поверить. Даже если учесть, что ряды чиновников дважды (в 2011 и в 2013 гг.) подвергались сокращениям на 20—25 %. Попробуем сами посчитать.

Исходим из того, что чиновничий люд заседает во всех органах власти, начиная от Администрации президента и кончая исполкомами первичного звена (в селах и поселках). Сколько их в «красном здании», главном здании чиновничества? Во всяком случае, не менее нескольких тысяч человек. А сколько еще в других структурах, созданных при президенте? Давайте также учтем тех, кто работает в здании правительства, кто обслуживает депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики. К этой сумме надо добавить штатных сотрудников министерств (а их у нас 24), государственных комитетов (их больше 10), прочих учреждений, организаций, центров, осуществляющих свою деятельность за государственный счет. А еще судьи, работники прокуратуры, Национального банка, Центризбиркома, сотрудники дипломатических представительств за рубежом и при международных организациях…

Кроме республиканских органов власти, сильно уплотненных чиновниками, следует учитывать местные исполнительные и распорядительные органы. Как признался не так давно губернатор Минской области Семен Шапиро, в его подчинении находится примерно 500 человек, из них 100 предполагается сократить. Примерно такая же численность других облисполкомов, а в Минске их еще больше.

Что касается районного звена «вертикали», то из выступления А.Лукашенко на Всебелорусском народном собрании следует, что там работает порядка 180 человек — в каждом. Районов в Беларуси 118, да еще 9 в Минске и по несколько в областных центрах.

Этот перечень органов, учреждений, организаций нескончаемый, как и сам штат чиновников. По мере развития государственного аппарата (например, за счет создания новых органов и учреждений), создания новых представительств за рубежом, а также ряда иных причин количество чиновников увеличивается. И действующая власть не может остановить процесс разрастания государственного аппарата. Потому что он — опора власти и основной инструмент проведения ее политики.

Законы для чиновников

Правовой статус чиновников определяется Законом «О государственной службе в Республике Беларусь» от 14 июня 2003 г. В нем дается разъяснение терминов: «государственная служба», «государственный орган», «государственная должность», «государственный служащий». В частности, государственным служащим признается гражданин Республики Беларусь, который занимает государственную должность, наделяется соответствующими полномочиями и выполняет служебные обязанности за денежное вознаграждение из средств республиканского или местных бюджетов.

В законе перечисляются должности в государственных органах, которые могут занимать государственные служащие. Речь идет о таких органах, как: Палата представителей и Совет Республики и их секретариаты; правительство и его аппарат; суды всех уровней и их аппарат; Администрация президента, государственный секретариат Совета безопасности, управление делами президента, иные государственные органы, непосредственно обеспечивающие деятельность президента; органы Комитета государственного контроля, органы прокуратуры, Национального банка, Центризбиркома; министерства, иные республиканские органы государственного управления, их территориальные подразделения и т.д.

Самое интересное и удивительное для читателей может быть то, что у нас созданы так называемые кадровые реестры государственных должностей. Они имеются при главе государства, при правительстве, при областных и Минском горисполкоме. Естественно, что реестры заполняются кандидатами, которые потом продвигаются на соответствующие должности. На высшие должности отбор проводит президент. Это — должности премьер-министра, председателей палат парламента, председателя Конституционного суда, председателя Верховного суда и др.

Еще одно ноу-хау белорусской кадровой политики — введение классов для государственных служащих. Так, в законе установлено 12 классов. Понятно, что переход в более высокий класс влечет за собой новые должности, оклады, льготы. Чиновники на самом верху властной пирамиды могут получать от президента квалификацию «высший класс» и, соответственно, право на повышение денежного содержания, а также право на пенсию за особые заслуги перед Республикой Беларусь. Как это выражается в денежном плане, не афишируется, но можно предположить, что бывших чиновников не обижают.

Безусловно, деятельность государственных служащих регламентируется не только указанным законом, но и другими актами законодательства. Достаточно вспомнить наводящий ужас на чиновников Закон «О борьбе с коррупцией» от 17 июля 2015 г. Чиновники находятся «на крючке» и их периодически вытаскивают на суд общественности. За коррупцию судят и больших, и маленьких чиновников, в том числе и прокуроров, и судей.

Много внимания государственному аппарату уделяет глава государства, издавая на этот счет указы, декреты и директивы. Например, в целях повышения квалификации кадров периодически проводится аттестация государственных служащих, кроме тех, кто имеет высший класс или занимает должность путем избрания. Эти вопросы регулируются президентским указом от 25 мая 2010 г. № 784, а также соответствующим постановлением правительства. Есть и ряд декретов, посвященных организации и деятельности чиновников. До сих пор действует президентская директива № 2 «О мерах по дальнейшей дебюрократизации государственного аппарата» от 27 декабря 2006 г. Там дается много указаний чиновникам, особенно руководителям государственных органов, на которых возлагается персональная ответственность за порядок во вверенных организациях.

Как «дышат» чиновники?

Нетрудно догадаться, что государственные служащие на работе сидят как мыши под веником. При этом надо соблюдать режим работы, добросовестно выполнять возложенные обязанности, обеспечивать надлежащую форму и отчетность, безропотно выполнять указания начальства.

На практике чиновники превращены в безвластных и безынициативных служащих. Они не могут позволить сказать что-то лишнее, особенно публично или перед журналистами (не случайно для этого созданы пресс-службы при всех государственных органах. — Авт.). Упаси Бог, начать рассуждать или перечить начальству. Это — автоматически «крест» на карьере. Любые формальные упущения в работе могут быть поставлены в вину и учтены при очередной аттестации.

Вот такая служба у чиновников. Даже при большой должности он не может быть всемогущим, поскольку всегда зависим от вышестоящего начальства. Что касается подчиненного, то он всегда должен служить и угождать. В его работе тысяча опасностей, которых он должен бояться и которые могут его в одночасье сгубить. Поэтому по своей натуре чиновник — это раб, зависимый от всех и вся. Его мечта — дослужить бы до пенсии, а там забыть про строгого начальника и ежедневную «мобилизацию».

Как освободить чиновника от страха? Возможно ли это? Вполне. Для этого государственным служащим надо дать свободу и право на достоинство. Как? Отменить придуманные властью «кадровые реестры» и избирать на все государственные должности по конкурсу и на определенный срок. Тогда чиновник не будет переживать за то, что его могут снять с должности. Уважая себя и других людей, он будет работать в меру сил и способностей. На следующем конкурсе он будет иметь преимущества перед другими, менее опытными, или, не справившись с должностью, может отказаться от конкурса и выбрать иное направление деятельности. Это будет совсем другая служба, и ее будут нести другие служащие: свободные, творческие и не зацикленные на своей работе.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Кем являются работники по контракту?

Рабы нашего времени

О легитимности и пользе собрания

Снова о пенсионном возрасте