• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Мозаика нищеты в социальном государстве

Нас поманили жар-птицей, которой нет в принципе. Мы охотно поверили. И закономерно оказались у разбитого корыта.

Ну, никак от нее не избавиться, от этой тотальной нищеты… Что бы ни делал в течение дня, с кем бы ни говорил, с кем бы ни встречался, отовсюду лезет она, беспросветная и унижающая… И в то же время едешь по городу и на каждом шагу натыкаешься на социальные плакаты типа «Я люблю Беларусь», «Беларусь сінявокая». Есть даже цветочные клумбы с подобными афоризмами-утверждениями. За ними ухаживают женщины. Кому все это адресовано? Нам… В том числе тем, кто отчаянно каждый день бьется с этой самой нищетой.

В нашем подъезде живут два человека, с которыми я здороваюсь за руку и иногда обсуждаю текущую жизнь. Гена дорабатывает последний год и собирается на пенсию. Валера уже на пенсии по выслуге лет и получает всего 1,5 млн неденоминированных рублей. Оба строители. Валера имеет в прошлом срок, да и травму получил серьезную, хромает. Как можно жить на такие деньги? Надеется на тещу, которая продала квартиру в России и переехала к дочке…

Последняя встреча с Геной была обычной. Кроме вопроса о моих доходах.

— Ты сколько получаешь? — вдруг спросил он.

— Четыре миллиона в среднем.

— Да ты что?! У нас в строительстве такая зарплата! Молодые получают по два, по три, мастер, может, пять-шесть… Я же тебе хотел предложить работу! А ты ничего живешь!

— Пишут, что строители по 10—12 миллионов получают…

— Когда это было! Все, халява кончилась…

Халява кончилась. Что дальше? Дальше мы с Геной будем смотреть на социальные плакаты и все сильней «любить Беларусь». А что остается?

* * *

Моя однокурсница по университету Жанна живет под Минском, в Боровлянах. Поскольку мы работаем вместе и принадлежим к одному поколению, она иногда делится информацией о своей повседневной жизни.

Ее дочка окончила 9 классов и решила поступать в лингвистический колледж. В этом колледже нет никаких экзаменов, а есть конкурс аттестатов. Бюджетных мест всего 30. У дочки средний балл аттестата 8,8, у очень многих по 9—10. Какие шансы на бюджетное обучение? Практически никакие.

— А на работу, — спрашиваю, — она не хочет устроиться?

— Какая работа? Ее просто нет! Да и кто ее возьмет, если ни опыта, ни знаний?

В таком же положении находятся все остальные молодые люди. Юный возраст, отсутствие опыта и никаких шансов устроиться на приличную работу — все в равном положении. А как же гарантии заботливого государства? Они только на словах.

Детское впечатление о том, как меня учили плавать. Брат просто столкнул в воду, и… я поплыл. Примерно то же самое получается с молодыми людьми.

Мне кажется, что лучшую иллюстрацию для нашего «социального» государства не найти. В принципе, на западе давно так живут. Правда, нас поманили жар-птицей, которой нет в принципе. Мы охотно поверили. И закономерно оказались у разбитого корыта.

* * *

Муж моей однокурсницы погиб — несчастный случай. Подробностей я касаться не буду. Суть в другом: при жизни он взял кредит в валюте. При этом он был застрахован именно от несчастного случая…

Этот коммерческий банк мне знаком, я сам выплачиваю кредит именно ему. Удивило, с какой легкостью мне дали кредит — ведь у меня, признаюсь, плохая кредитная история. Вернемся, впрочем, к истории моей однокурсницы.

Дело в том, что сумма страховки почти совпала с платежом по кредиту. Поскольку заемщик погиб, то весь долг повесили на жену. Чтобы получить страховку, Жанна заплатила 600 тысяч нотариусу. Вот только страховку она так и не получила. Страховщики просто перевели деньги банку. Без всякого присутствия наследницы. Был какой-то остаток, который мог бы оправдать расходы на нотариуса. Но и его не выплатили. А речь-то всего о каких-то 600 тысячах… Эх, нищета, нищета…

Одна известная газета выяснила, что в среднем каждый житель страны должен 350 долларов кредитных денег. Что интересно, самая большая задолженность у жителей Минска — 11 млн неденоминированных рублей. Это понятно. Из какого-нибудь глухого района столица представляется эдаким Клондайком. Требуется только одно — попасть в Минск. После попадания начинается совсем другая жизнь. Ей нужно соответствовать, для чего нужны деньги. Чем больше, тем лучше…

Немножко зная соотечественников, их прижимистость и скупость, удивился, что четверть кредитов проблемные. Их обычно выплачивают с опозданием или не выплачивают вообще. В чем тут причина?

Похоже на то, что белорусы и правда поверили в несуществующую жар-птицу. Говорят, что еще пару лет назад она где-то пролетала. Но никто ее не видел, ходили только слухи. Грубо говоря, власть навешала нам лапши на уши. Мы поверили, нахватали кредитов, а теперь не можем их отдать. В начале нулевых, помню, рассчитывали только на свои деньги, брали кредиты, исходя из собственной зарплаты. А с 2008-го по 2011-й брали столько, что это намного превышало среднюю зарплату.

Возвращаемся к вечному вопросу: кто виноват? Пусть каждый сам себе ответит …

* * *

Не так давно появился единый телефон коммунальных служб — 115. Я пока им не пользовался, слава Богу. Но вот случился у нас засор на кухне, надо вызывать сантехника. Но куда звонить, в ЖЭС или 115? У жены был номер мобильного телефона знакомого сантехника. Он откликнулся.

Сантехник уже на пенсии и подрабатывает сторожем на автостоянке. Зовут его Володя, ему 60 лет.

— Да я на пенсию никогда бы не пошел, — говорил он, занимаясь попутно ремонтом. — Ну, посудите сами: работы стало намного больше, а зарплата такая же. В ЖЭСе как было? Вот наш район, до каждого дома можно пешком дойти. Пришел, сделал дело. Теперь и в другой район могут вызвать, через эту службу 115. Ехать надо. Короче говоря, люди посмотрели, попробовали и стали уходить…

На эту тему можно рассуждать долго, но безрезультатно. Проще закончить словами незабвенного премьера России Черномырдина: хотели как лучше, а получилось как всегда…

Сергей Шевцов

Читайте также:

Дело спасения утопающих…

Зазеркалье, или синдром «красного человека»

Глас народа — глас божий?