• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Две страны — две системы

Почти в одно время прошли парламентские выборы в Беларуси и России. Что между ними общего и какие различия? 

Белорусская модель

С советских времен в Беларуси действует мажоритарная система выборов, при которой победителем становится кандидат, получивший больше всех голосов. И чтобы сомнений в его победе не оставалось, на выборы должны прийти не меньше половины избирателей.

В принципе, ничего страшного в этой модели нет. По ней можно проводить демократические выборы, если их организаторы не обманывают избирателей при подсчете голосов. Но особенность этих выборов в том, что их организуют власти, в том числе через создание избирательных комиссий, обеспечение их помещениями, урнами, бюллетенями, финансированием, доступом к СМИ и т.д. При желании власти могут содействовать или препятствовать тем или иным кандидатам, могут продвигать своих людей в избирательные комиссии, могут доводить до них желательные итоги голосования и как-то «метить» своих кандидатов. При этом политические партии и общественность отстранены от активного участия в выборах.

Избирательный кодекс Республики Беларусь 2000 г. (с изм. и доп.) закрепил жесткую мажоритарную систему выборов. Его разработчики позаботились о том, чтобы путь в депутаты был непростым, а процесс подсчета голосов — непрозрачным. Позднее эту систему стали понемногу смягчать, и в ноябре 2013 г. власти ввели процедуру относительного большинства при выборах депутатов Палаты представителей. Теперь для победы кандидата достаточно получить больше голосов, чем конкуренты, при условии явки на выборы не менее 50% избирателей.

Российская модель

В России тоже двухпалатный парламент — Федеральное собрание. Но он образован по иному принципу, чем в Беларуси. Нижняя палата — Государственная Дума — состоит из 450 депутатов. Верхняя палата — Совет Федерации — включает в себя по два представителя от каждого из 85 субъектов федерации.

Государственная Дума наполовину замещается по одномандатным округам (один депутат-победитель), а еще одна половина формируется по партийным спискам. Для получения представительства в парламенте партия должна преодолеть пятипроцентный избирательный барьер. Это так называемая смешанная избирательная система. Ее особенностью является и то, что обычно не устанавливается минимальный порог явки избирателей. Голоса избирателей, отданные за партии, суммируются по стране, и партии получают пропорциональное число депутатских мандатов.

Как прошли выборы?

О парламентских выборах в Беларуси много писалось, в том числе в «Снплюс». Отмечу только, что, по данным Центризбиркома, выборы состоялись по всем 110 округам, явка по стране составила 74,68%. Среди новых депутатов — несколько представителей от политических партий, в том числе от ОГП.

Представители демократических сил Беларуси в один голос заявили, что прошедшие выборы не могут считаться свободными, честными и справедливыми. Они указали на многие случаи фальсификаций. Основным замечанием было чрезмерное завышение явки избирателей как в период досрочного голосования, так и в день выборов.

В России парламентские выборы также завершились полным избранием Государственной Думы. При этом явка избирателей составила 47,8%. Депутатские мандаты получили те же партии: «Единая Россия» (343), КПРФ (42), ЛДПР (39), «Справедливая Россия» (23). По одному мандату получила партия «Родина», «Гражданская платформа» и самовыдвиженец Владислав Резник. Оппозиционные партии не смогли преодолеть избирательный барьер.

Особенностью нынешних выборов в Государственную Думу стала низкая явка избирателей. В Москве и Санкт-Петербурге на выборы пришли менее 30% избирателей.

В этой связи возникает вопрос: чем объяснить столь высокую явку избирателей в Беларуси? Ведь в обеих странах — примерно одинаковый электорат, похожая система власти, типичная экономическая ситуация. Ответ можно дать простой: явка у нас была завышена, чтобы признать выборы состоявшимися и отдать победу нужным людям.

Где выборы лучше?

Речь идет не о самих выборах, а об избирательных системах. У нас она — старая, управляемая и контролируемая. В России — смешанная, где в выборах активно участвуют политические партии и кандидаты-одиночки.

На мой взгляд, в России выборы демократичнее (лучше). И вот почему. Во-первых, избирательные комиссии формируются более-менее демократично. Во-вторых, партии могут объединяться в коалиции и свободно действовать. В-третьих, существует простой порядок выдвижения и регистрации кандидатов в депутаты. В-четвертых, свобода предвыборной агитации, в том числе с помощью СМИ. В-пятых, нет в таком объеме досрочного голосования (при огромных размерах страны). В-шестых, наличие прозрачных урн и свободный доступ на участки наблюдателей. В-седьмых, возможность пересчета бюллетеней и свобода обжалования.

Как видим, сравнение не в нашу пользу. Поэтому к рекомендациям ОБСЕ по совершенствованию нашего законодательства о выборах надо добавить и опыт соседей. Нам пора попрощаться с архаичной избирательной системой и сделать шаг вперед — к смешанной системе выборов с более широким простором для политических партий. Также надо отказаться от позорного досрочного голосования. Пусть на выборы приходят только те, кто сознательно участвует в выборах. Плановая явка избирателей — это рудимент прошлого, который превращает выборы в фарс и приводит к фальсификациям.

В то же время нарушители законности на выборах должны привлекаться к ответственности, и для такого рода преступлений не должно быть срока давности.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Моя милиция меня не бережет…

По тому же сценарию

Итоги выборов в свете прав человека

Почему нас зовут на досрочные выборы?