TOP

Режиссер Кшиштоф Занусси:

«Если развитие вашей страны будет более высоким, чем у Польши, мы будем проситься пожить в Беларуси»

Лауреат главного приза Венецианского кинофестиваля «Золотой лев», обладатель множества международных и национальных наград рассуждает о различиях между Польшей и Беларусью.

— В истории Европы есть византийская и латинская традиции, — рассказывает режиссер. — Польша находится на краю Латинской Европы. В Беларуси сильнее влияние Востока и православия, но в целом — это переходная страна, с элементами обеих традиций. Долгие годы в составе Великого княжества Литовского и Речи Посполитой дают о себе знать. Например, в ваших городах есть ратуши…

… а в России их не было, поскольку не сложились условия, при которых средний класс укрепился бы, стал самостоятельным игроком. Это все история, которая оставляет след в мышлении, в подходе к элементарным ценностям. Насколько велик разрыв между реальностью и идеалом? Чем стоит заниматься на этой земле? Насколько важнее жизнь вечная?..

— Акценты расставлены иначе. Латинское мышление более прагматичное, а мышление Востока — это идеализм.

Image 5425

— То есть белорусы больше идеалисты, чем поляки?

— Зависит от того, в каком смысле об этом говорить. Мы воплощаем идеалы через работу. Труд есть реализация любви к другому человеку, даже с религиозной точки зрения. Ora et labora — это на латыни «молись и работай». А Восток говорит: «Молись!» И трудиться можно меньше.

— Почему национальное сознание у белорусов слабее, чем у поляков?

— Огромный процент белорусской элиты полонизировался. Надо сказать, что исторически это для вас несчастье. Страна существует благодаря интеллектуалам. Не массы, а элиты определяют сознание нации. В Беларуси сейчас происходит реконструкция этого социального слоя, что всегда является долгим и драматическим процессом.

— Но для того, чтобы белорусы полонизировались, Польша и сегодня создает благоприятные условия: тем, кто переедет к вам по «карте поляка», обещают выплачивать 140 евро в месяц. В Беларуси 294 тысячи граждан — польского происхождения. Как вам кажется, какие шаги белорусское правительство должно принять, чтобы не допустить миграции?

— Ничего не надо делать. Все зависит от объективных факторов. Если экономическое и социальное развитие вашей страны будет более высоким, чем Польши, мы будем проситься пожить в Беларуси.

— Как в Польше принято относиться к белорусам?

— По-разному. Мы мало знаем о вас. Беларусь не сильно заботится о том, чтобы заявить о себе за рубежом. Поэтому, мне кажется, о Беларуси немного говорят — хотя у вас столько талантов! Государству стоит иметь определенный бюджет, поддерживать присутствие ваших представителей на культурной сцене Европы. К слову, ваш нобелевский лауреат Светлана Алексиевич в Польше очень известна. Она принесла Беларуси много престижа и уважения.

«Нобель» бывает разным. Награду вручали писателям, которых я не так уважаю: например, австрийка Эльфрида Елинек или итальянец Дарио Фо. Для меня это были такие неубедительные премии. Но «Нобель» Беларуси меня убедил. Хотя Светлана пишет на русском языке, поэтому ее награда адресуется всей русскоязычной культуре. Алексиевич глубоко смотрит на жизнь и на людей. То, что она делает, — не пропаганда, не наивно. Не дешевая журналистка, а глубина.

— Беларусь, и Минск в частности, туристы часто называют «заповедником СССР». Вам Минск навевает такие ассоциации?

— Да. Особенно в мышлении. Это то, что называли «совок». Реакция людей и слова, которые они говорят, — все, как сорок лет тому назад. Белорусы произносят: «Мы благодарны президенту за то, что он что-то построил». В развитых странах никто так не скажет. Президент получает деньги за то, что хорошо делает свою работу, и не должен ожидать никакой благодарности. Любой чиновник обязан хорошо работать, потому что получает за это деньги из наших налогов. Такой подход — как к вождю — нас чуть удивляет. Звучит, как во времена Брежнева.

— Недавно в Польше приняли закон, запрещающий в стране пропаганду коммунизма в названии улиц, зданий и других публичных объектов. Поддерживаете ли вы его?

— Закон пришел с опозданием, потому что таких примеров в Польше осталось уже очень мало. Это просто социальная инициатива людей. Они не ставили этих памятников. К тому же во многих странах пропаганда коммунистической идеологии запрещена — наряду с пропагандой нацистской идеологии.

— А в Беларуси очень много советских названий: улиц, площадей…

— Этот вопрос мы уже обсуждали: проблема «совка». Если кто-то остался мыслями в прошлой эпохе, советское будет ему близко. Мы же в Польше думаем, что это было плохое время, которое затормозило развитие общества. Мы хотим воспринимать его критически. Для этого памятники не нужны — только мешают. В Украине сейчас происходит то же самое. То, что они избавляются от следов советской эпохи, — нормальный процесс, хоть и запоздавший.

bolshoi.by

Фото: Дмитрий Кужальков