• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

«Кирпич» на пути «дерибана»

Исторически так сложилось, что проблема коррупции всегда была одной из ключевых для Украины. Здесь даже возник уникальный термин — «дерибан», который не переводится на другие языки. «Раздерибанить» — не просто расхитить, разворовать, украсть, а сделать это нагло, на глазах у всего народа, с особым цинизмом, разделить между «своими» согласно предварительным договоренностям. 

Именно из-за «дерибана» эта потенциально богатая страна, наделенная уникальными природными и географическими ресурсами, остается одной из беднейших в Европе. К примеру, по данным МВФ по итогам 2015 года по индексу ВВП на душу населения Украина отстала от Беларуси почти в три раза: 2005 долларов США и 5742 соответственно.

Долгое время обещание победить коррупцию считалось одним из ключевых в программах практически всех успешных политиков Украины, это было практически пропагандистское клише. Правда, сама борьба успешной никогда не являлась. Традиционные силовые структуры — прокуратура, МВД, спецслужбы не столько с коррупцией боролись, сколько ее «курировали», или, говоря на криминальном сленге, «крышевали», получая за это «причитавшуюся им» (по их мнению) мзду. «Дерибан», безответственность власти отчетливо обозначали тупик для страны. И вот против этого тупика и встал стихийный Майдан 2013 года.

Поменялся ли менталитет власти после бегства Виктора Януковича? Не слишком и не существенно. И новые властители хотели бы действовать теми же методами: «дерибанить» и «крышевать»… Но меняется сама страна, меняется общество, меняется уровень интегрированности Украины в мировые процессы.

Экономически Украина сегодня очень зависима от Запада — Соединенных Штатов, Европейского союза, Международного валютного фонда. А они, предоставляя огромную финансовую помощь, требуют гарантий того, что эта помощь не будет полностью «раздерибанена». Они хотят видеть реальные институциональные реформы. И властям, правящим элитам приходится на эти реформы идти — хотя и с явным нежеланием.

Под мощным давлением Запада весной 2015 года в Украине наконец были созданы независимые антикоррупционные органы — Национальное антикоррупционное бюро (НАБУ) и Специализированная антикоррупционная прокуратура (САП), то есть непосредственно следственные и надзорные органы, ответственные в том числе и за целеполагание, мониторинг и координацию действий по борьбе с коррупцией.

Эти новые антикоррупционные структуры работают и достигают первых успехов. То, что еще пару лет назад казалось немыслимым, реализовано на практике. Ликвидированы многие коррупционные схемы в сфере добычи и поставок природного газа, парламентарии теперь с большой опаской покупают дорогую недвижимость, даже те персонажи, кто последние два десятка лет считались неприкасаемыми, попав под расследование НАБУ, вынуждены покинуть стены Верховной Рады и пуститься в бега.

Конечно, ситуация далека от идеальной. Иногда дело доходит даже до публичных скандалов. Недавно украинские масс-медиа взорвались историей о силовом противостоянии сотрудников НАБУ и Генеральной прокуратуры. Однако прогресс все-таки налицо: «дерибанить» в Украине становится все более опасно. Можно сказать, что любители «дерибана» наконец увидели на своем пути дорожный знак «кирпич» и осознали, что за нарушение этого правила придется серьезно расплачиваться.

О реальной победе над коррупцией говорить, конечно же, пока не приходится. Украина в этом процессе должна идти дальше и дальше. Все громче говорят о том, что наряду с независимым специализированным антикоррупционным следствием и прокурорским надзором необходимо создавать и независимые специализированные антикоррупционные суды, работать в которые придут новые люди, с новыми подходами, новым менталитетом.

Эта проблема действительно чрезвычайно актуальна, так как именно коррумпированность украинских судов, запутанность и многочисленные нестыковки законодательства много лет гарантировали безнаказанность «дерибанщиков» и коррупционеров, рейдеров и их «крышующих» в органах власти. Бесчестные суды годами уничтожали в стране цивилизованный бизнес, отпугивали потенциальных серьезных инвесторов, то есть де-факто уничтожали экономический потенциал страны.

Инициатива по созданию независимых антикоррупционных судов нашла активную поддержку в европейских структурах, в частности, в Венецианской комиссии. Однако в правящих элитах самой Украины она пока вызывает отторжение и противодействие. Будет ли сделан в этом направлении очередной прорыв? Хочется в это верить. А еще хочется верить в то, что в недалеком будущем перемены начнутся и в нашей стране, а украинский пример станет для нас полезным и поучительным.

Андрей Лунинецкий, постоянный корреспондент «Снплюс» в Украине