TOP

Ах, Одесса, жемчужина у моря…

Дыхание войны чувствуется в городе постоянно, как морской воздух. Может быть, потому, что практически круглые сутки несет службу армия волонтеров. Сколько их? Мне ответили: «почти все одесситы».

В центре Одессы, в парке имени Шевченко, совсем рядом со знаменитым пляжем Лонжерон установлен памятник 220 одесситам, погибшим в Афганистане. Многие скульпторы считают его самым лучшим на территории СНГ: огромная фигура сидящего солдата, смертельно уставшего от войны, заставляет остановиться и посмотреть ему в глаза. Признаюсь: мороз по коже…

Сейчас, к огромному сожалению, это уже не последний памятник погибшим одесситам. Война в Украине открыла счет новым потерям и новым мемориалам.

Дыхание войны чувствуется в городе постоянно, как морской воздух. Может быть, потому, что практически круглые сутки несет службу армия волонтеров. Сколько их? Мне ответили: «почти все одесситы».

Добровольная и бескорыстная помощь воинам-фронтовикам — вовсе не изобретение сегодняшнего дня. Во все времена и эпохи патриотически настроенная часть общества всех народов и государств активно помогала своим бойцам. Одесское движение волонтеров поражает не только масштабностью, но и возможностью самых простых людей сделать то, что порой не под силу ни военным, ни государственным структурам…

— К событиям на Майдане я поначалу отнеслась совершенно спокойно, даже с любопытством каким-то, — рассказывает Оксана Алексеева. — У меня своих Image 5568дел было выше крыши: устраивала спортивные соревнования по дзюдо для своей детской команды (Оксана — мастер спорта по дзюдо. — авт.), занималась девятилетним сыном Димкой, пыталась «раскрутить» собственный небольшой магазинчик спортивного питания. 21 января 2014-го увидела силовой разгон людей в Киеве. Потрясла безнаказанность. Испытала настоящий шок и поняла, что человеческая жизнь ничего не стоит! Причем я смотрела не только сюжеты новостей, но и десятки видеороликов, которые мне всю ночь присылали киевские друзья. Стала метаться по квартире. В голове — рой мыслей, а что толком делать, не знаю, но понимаю, что буду этому противостоять!

Несколько моих друзей, с которыми вместе занималась спортом, служили в нашей одесской 28-й механизированной бригаде. Какая там была ситуация в 2014 году с состоянием техники и прочего обеспечения, в Одессе знали все. Стала собирать по знакомым все, что могло пригодиться. Мне звонили, писали солдаты, просили то одно, то другое. Я тоже писала в соцсетях знакомым и незнакомым одесситам, в чем нуждаются ребята из бригады, которая с 7 июля 2014 года участвовала в АТО. Собирала вещи в мешки, сумки, искала способ, как передать.

— А почему ты какую-нибудь волонтерскую бригаду не организовала?

— В армии тогда был такой развал, такой размах воровства, что и волонтерство, к сожалению, порой становилось бизнесом на сочувствии. Конечно, я общалась с десятками волонтеров, но предпочитала за свою работу нести собственную ответственность. Я так и осталась одиночкой, как говорят, «полевым» или «диким» волонтером, то есть человеком, который ездит на передовую в качестве волонтера АТО. В первые месяцы войны наша помощь была незаменима из-за развала армии. В каждом фронтовом подразделении бойцы рассказывали о «своих» волонтерах, признавая, что если бы не они, то украинские войска еще надолго оставались бы голыми, босыми и голодными.

В августе 2014 года бойцам 28-й бригады помогли жители города Овидиополя. Все рынки и некоторые предприятия отказались от дневной выручки и собрали 25-тонник с необходимыми продуктами, товарами. Получился «караван» из двух внедорожников и фуры. Мы выдвинулись тогда под Старобешево.

— Командование бригады оценило?

— Мы с тогдашним командованием постоянно конфликтовали. Я и сейчас могу сказать, что главной проблемой в течение многих месяцев была именно халатность ответственных лиц. Очень тяжелым был декабрь 2014 года. Волонтерам известно, что министерство обороны передало в часть зимнюю форму нового образца и обувь, но все это лежит на складе, а на передовой солдаты одеты в бушлаты 70-х годов и обуты в разваливающиеся берцы. Бойцы были не обеспечены в нужном количестве картами, у них отсутствует нормальный доступ к нтернету. На блокпостах не хватает тепловизоров и приборов ночного видения.

Из-за неразберихи с документацией более 30 бойцов на передовой по документам числились как самовольно оставившие часть. А это значит, что им не начисляется зарплата, а в случае ранения лечиться в госпитале им придется за свой счет. В августе 2015 года многие бойцы из бригады не могли демобилизоваться, хотя срок вышел еще в июле, но соответствующих документов об увольнении не было. Так что руководство бригады старалось не допускать волонтеров в часть. Мы, к примеру, привозили спальники, карету скорой помощи, а их не ставили на учет! Солдаты просили идти с ними в канцелярию и к руководству бригады, потому что без свидетелей на них кричали, не подписывали справки.

— А не хотелось бросить все, раз так?!

— Наоборот! Я устраивала пресс-конференции, писала в генштаб и в министерство обороны. Кстати, тогда меня многие солдаты из бригады стали называть не Оксаной, а Ксюшей. Так этот позывной остался у меня в соцсетях.

— Сейчас, наверное, многое изменилось к лучшему?

— Конечно, война многому учит, меняет людей и в лучшую сторону тоже. Я сейчас занимаюсь решением проблем тех, кто уже демобилизовался из 28-й бригады. Многие хотят учиться, заняться бизнесом. Ребята не ожесточились, не стали людьми войны. Проблем, конечно, хватает у каждого, но желание у всех у нас одно: чтобы мирное время наступило как можно быстрее.

Светлана Балашова

Читайте также:

«Говорите, вас слушают!»

Отпуск кризисом не испортишь!

«Куплю справку с места работы»