• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Как изменится облик судов?

В последних числах ноября новый состав парламента принял изменения и дополнения в Кодекс о судоустройстве и статусе судей. Теперь дело осталось за малым — подписать законопроект, и у нас будет новая редакция Кодекса. Что это за поправки и как они изменят облик судов?

Какие наши суды?

Нынешняя система судов Беларуси закрепляется в новой редакции Конституции (ст.ст.109-116), Кодексе о судоустройстве и статусе судей 2006 г. и ряде других актов (о них будет упомянуто ниже).

На конституционном уровне о судах говорится в общем виде и делается отсылка на специальный закон о судоустройстве. Таковым является Кодекс о судоустройстве и статусе судей. В нем отмечается, что судебная власть в Республике Беларусь осуществляется посредством конституционного, гражданского, уголовного, хозяйственного и административного судопроизводства (ст.2).

Далее в статье 5 Кодекса называются три составные части белорусской судебной системы. Это — Конституционный суд, который осуществляет контроль за конституционностью нормативных правовых актов; общие суды, которые осуществляют правосудие по гражданским, уголовным и административным делам; хозяйственные суды, которые осуществляют правосудие посредством хозяйственного и административного судопроизводства.

Согласно ст.28 Кодекса, систему общих судов составляют: районные (городские) суды, межгарнизонные военные суды; областные (Минский городской) суды, Белорусский военный суд; Верховный суд Республики Беларусь. Статья 59 Кодекса к системе хозяйственных судов относит хозяйственные суды областей (города Минска) и Высший хозяйственный суд Республики Беларусь.

Однако вопреки положениям Конституции и Кодекса, с 1 января 2014 г. в республике произошло объединение общих и хозяйственных судов в одну систему общих судов во главе с Верховным судом. Это было сделано на основании президентских актов, изданных 29 ноября 2013 года. Хозяйственные суды областей (г. Минска) были переименованы в экономические суды областей (г. Минска). Функция материально-технического и организационного обеспечения судов была возложена на Верховный суд, а Министерство юстиции и его территориальные органы стали заниматься принудительным исполнением судебных решений и иных исполнительных документов.

Понятное дело, что такие акты «подправили» действующую судебную систему. Между тем часть 3 статьи 109 Конституции устанавливает, что судоустройство в Республике Беларусь определяется законом. Значит, процесс объединения общих и хозяйственных судов был проведен с нарушением Конституции и законов.

Конституционный суд сохранил свой статус. Однако его полномочия были дополнены президентским декретом от 26 июня 2008 г. № 14 «О некоторых мерах по совершенствованию деятельности Конституционного суда Республики Беларусь». Процедура рассмотрения дел в суде стала регулироваться Законом «О конституционном судопроизводстве» от 8 января 2014 г.

Что изменится?

Сначала следует указать на формальные отличия двух редакций Кодекса.

Во-первых, новая редакция состоит из 170 статей, а действующая включает в себя 193 статьи. Возникает простой вопрос: куда подевались 23 статьи?

Во-вторых, в действующем Кодексе упоминаются хозяйственные суды, что соответствует положениям Конституции (ст.ст.84, 98, 116). В новой редакции Кодекса о хозяйственных судах уже не говорится. На каком основании разработчики игнорируют положения Конституции? Куда смотрят «уполномоченные субъекты», в том числе обе палаты парламента, а также Конституционный суд?

В-третьих, из Кодекса странным образом исчезла глава 4 «Хозяйственные суды» (ст.ст.59-83). Видимо, этим и объясняется уменьшение статей в новой редакции Кодекса. Однако возникает юридический вопрос: что выше — декрет, Кодекс или Конституция?

Читатели догадались, что новые депутаты решили поставленный вопрос не в пользу Конституции.

Еще в новой редакции Кодекса удивило содержание статьи 22 «Компетенция Конституционного суда Республики Беларусь». Разработчики включили в нее не только нынешние полномочия суда, но и полномочия, «дарованные» президентским декретом от 26 июня 2008 г. № 14. В частности, речь идет о проведении судом предварительного конституционного контроля законов, принятых парламентом, но не подписанных президентом (именно этим сейчас занимается Конституционный суд в отношении поправок, внесенных в Кодекс). По предложению президента Конституционный суд может проверять на предмет соответствия Конституции не ратифицированные международные договоры. Он также может давать толкование декретов и указов президента, «…касающихся конституционных прав, свобод и обязанностей граждан».

В связи с этим полномочием суда возникает ряд вопросов. Почему Конституционный суд должен давать толкование актов президента? Логичнее было бы их объяснять самому президенту. Далее, из Конституции (ч.2 ст.101) следует, что президенту не разрешается издавать декреты, которые направлены на ограничение прав и свобод граждан. Это означает, что в своих актах президент вообще не должен касаться прав, свобод и обязанностей граждан. Наконец, если следовать логике, то Конституционный суд обязан дать официальное толкование ряда актов президента, в том числе указов об увеличении страхового стажа для получения трудовой пенсии, об увеличении пенсионного возраста, декрета о введении налога на «тунеядцев».

В остальной части поправки в Кодекс почти не меняют облика нашей судебной системы, сохраняя «родимые пятна» советского прошлого, а именно: строго централизованную иерархию судов, преимущественно единоличный порядок рассмотрения судебных дел, назначение всех судей президентом (кроме шести судей Конституционного суда), аттестацию судей и продвижение их по служебной лестнице, государственную защиту судей и народных заседателей.

Чего не хватает?

Казалось бы, все предусмотрели разработчики для эффективной работы судов. Но граждане недовольны их вердиктами. Особенно это проявляется при рассмотрении дел в отношении участников несанкционированных акций. Доходит до того, что людей («правонарушителей») не вызывают в суд. Сразу присылают требование об оплате штрафа.

Общественность высказывает сомнения в правосудности решений по резонансным уголовным делам последнего времени. В частности, такие сомнения имеются в отношении жителя села Орлянка Малоритского района Николая Бельчука (по мнению следствия, его вина состоит в том, что он укусил за руку работника милиции и тем самым оказал ему сопротивление).

Почему нет доверия к судам и судьям? На мой взгляд, потому, что суды были и остаются послушным винтиком властной системы. При этом игнорируются интересы тех, кого привлекают к административной или уголовной ответственности. Они по-прежнему остаются букашками и статистическими единицами.

Для появления новых судов нужны принципиально иные законы, а не подправленные старые. Кроме того, в суды должны прийти новые судьи, которые будут судить по закону и совести, а не в угоду прокурору и вышестоящим инстанциям.

Михаил Пастухов

Читайте также:

Кому нужен референдум?

Легко ли быть безработным?

Как вернуть доверие судам?