• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Мобильный волонтер

Павла Прокоповича можно встретить почти на каждой акции «Молодого фронта»: вот он собирает подписи за придание бело-красно-белому флагу статуса историко-культурной ценности, вот протестует возле Дворца Республики против приезда российского пропагандиста Владимира Соловьева, вот мокнет под дождем возле здания горсуда в ожидании процесса над блогером Эдуардом Пальчисом… Однако его знают не только в Минске и родных Боровлянах, но и в Солигорске, Молодечно, Воложине…

— Павел, в политике вы давно, но стали заметны в прямом смысле именно в последнее время…

— Летом 2009 года шел по улице, увидел листовку, позвонил и почти сразу попал в ряды «Молодой Беларуси» — вот и началось… Конечно, до этого я должен был, что называется, «созреть». Например, пожил за границей, понял, как живут люди у нас и как — там.

Мне кажется, в недемократических странах общественно-политическая активность играет достаточно большую роль. Ведь важно не только сидеть за компьютером и кому-то что-то доказывать в интернете, но и выходить на улицу.

— С минскими уличными акциями понятно: они на виду, их широко освещают в СМИ. Но об остальном из вашей деятельности известно совсем немного. Хотя и там, не сомневаюсь, есть много интересного…

— Только за последние три года активисты областной организации БХД провели ряд очень интересных инициатив. Это и кампания против абортов «В защиту жизни», антиалкогольные мероприятия, кампания «За качественную медицину для всех». Мы защищали жителей Молодечненского района от строительства неэкологичных свинокомплексов, агитировали против уплотнения застроек в Солигорске, собирали подписи против строительства многоэтажек на месте захоронения жертв Холокоста в Воложине и многое-многое другое. И часть проблем удалось решить.

— Что имело наибольший успех у вашей команды?

— Часто это незапланированные кампании, оперативная реакция на текущие события. Взять тех же предпринимателей: хоть указ об обязательной сертификации товаров и не отменили, но самих ипэшников оставили в покое. Это и есть результат прямого действия гражданского общества. Или есть в Копыльском районе кладбище, где нашли вечный покой жители сожженной деревни. После наших активных обращений к местным властям тут появился памятник и крест, а захоронение приведено в порядок.

— Вы участвовали в прошлых парламентских выборах, провели очень яркие пикеты на территории Молодечненского округа… Например, на пикете в Полочанах собирали подписи против строительства свинокомплекса с плакатом «Нет — свинству властей!». Сходило с рук?

— Это очень не нравилось властям — нервничали, вызывали милицию, подавали жалобы в избирательную комиссию. Ну, а люди подходили, подписывались под нашими инициативами.

— Положа руку на сердце: не сложно быть этаким мобильным активистом — вечно в движении и в разных уголках Минщины?

— Поскольку суть моей работы — обычное волонтерство, на самом деле бывает очень трудно везде успеть, даже будучи сверхмобильным. Но и в БХД, и в «Молодом фронте» активисты имеют одну мотивацию: добиться перемен для Беларуси.

Виталий Бабин

Читайте также:

Параллельная реальность

Время одиночных пикетов…

Андрей Паук: «Ждал чекистов: три дня боялся!»

Валентина Болбат: отбросить все свои амбиции