TOP

Что показал суд над Лебедько?

5 января мне довелось побывать на суде над лидером ОГП Анатолием Лебедько. Хочу рассказать читателям «Снплюс», что я увидел, прочувствовал и передумал.

За что судили?

В протоколе, составленном сотрудниками милиции, А. Лебедько обвинили в том, что «он активно участвовал в проведении пикетирования в составе группы граждан без разрешения Мингорисполкома, с целью выражения своего негативного отношения к трансляции на территории Республики Беларусь телеканала НТВ и возможного закрытия телеканала «Белсат», при этом выкрикивал лозунги «Жыве Беларусь», «Нам не трэба расейская вата, патрабуем эфіру «Белсата», «Лукашэнка, сыходзь», «Ганьба»…

Словесное обвинение выражалось в юридической квалификации по части 3 статьи 23.34 Кодекса об административных правонарушениях (повторное в течение года нарушение порядка организации или проведения массового мероприятия).

Описываемое событие произошло 20 декабря 2016 года, когда группа граждан пришла к зданию Администрации президента с плакатами в поддержку телеканала «Белсат». Они передали в приемную обращение с требованием «остановить вещание российских пропагандистских каналов, которые подрывают независимость Беларуси, а также включить «Белсат» в сетку вещания в Беларуси, финансировать его за счет государственного бюджета и аккредитовать всех журналистов».

Анатолий Лебедько был в составе этой группы граждан, однако плакатов не держал, лозунгов не выкрикивал и покинул мероприятие до того момента, когда обращение было передано в Администрацию президента.

В этот же день в суде Ленинского района г. Минска судили по тем же обвинениям Павла Северинца и Олега Корбана.

Как проходил суд?

Для суда над А. Лебедько отвели достаточно просторный зал судебных заседаний во Дворце правосудия по улице Семашко, 33. Все формальные атрибуты судебной власти в нем присутствовали: массивный стол на подиуме, вмонтированный в стену герб и рядом официальный флаг, «уютная» металлическая клетка, окна с решетками на замках, места для секретаря, прокурора и адвоката, три ряда скамеек для публики…

Судьей в деле руководителя ОГП оказался Камушкин Андрей Михайлович. Говорил он тихим голосом. Лебедько после разъяснения своих прав заявил судье отвод. Тот попытался узнать причины. В ответ оппозиционер произнес спич о наших судах, которым нет доверия не только от Лебедько, но и от многих граждан страны.

Анатолий Лебедько

Судья ушел совещаться. Вернулся преисполненный решимости вести процесс дальше. Суд пошел по накатанной схеме. В зал заседания заходили коротко стриженные и крепко сбитые парни. Они выступали в качестве свидетелей. Первый удивил тем, что на предложение судьи рассказать все известное ему по делу, стал читать принесенный с собой текст. Попытки А. Лебедько прервать поток слов были остановлены судьей. Последующие вопросы выявили полную беспомощность свидетеля и ложность его показаний. Второй свидетель слово в слово повторил версию об активном участии Лебедько в несанкционированной акции. Как и первый свидетель, он был отправлен в «нокдаун» конкретными вопросами.

На глазах публики обвинение стало рассыпаться как карточный домик. Своим выступлением Лебедько разрушил его полностью. Он убедительно показал, что в материалах нет ни одного доказательства его «активного участия» в мероприятии. В завершение он попросил судью истребовать материалы видеосъемки.

Судья вновь удалился на совещание. Ждать его пришлось долго. Вернувшись, он сообщил, что истребовать такую видеосъемку не представляется возможным. На это Лебедько заявил, что можно сделать запрос в БелаПАН, Радио Свобода, другие СМИ, корреспонденты которых наблюдали за ходом мероприятия. Судья предложил политику самому решить этот вопрос. Тот ответил, что доказывать факты должны органы обвинения.

Судья снова вышел. Буквально через пару минут он вернулся и зачитал вердикт: А. Лебедько признать виновным и подвергнуть штрафу в размере 50 базовых величин. Это вызвало шок у присутствующих в зале. Ведь немногим ранее судья соглашался с тем, что материалы дела надо дополнить видеоматериалами, и вдруг — резко завершил процесс.

Лебедько в очередной раз был признан правонарушителем по ст.23.34 КоАП, в бюджет страны направлены деньги в сумме, эквивалентной 500 долларам. Значит, еще один сотрудник милиции или чиновник госаппарата получит месячное жалованье на заветном уровне.

С таким же результатом завершились дела в отношении Павла Северинца и Олега Корбана.

Какие выводы и предложения?

Главный вывод — у нас нет правосудия в прямом смысле этого слова. Есть судьи в черных мантиях, есть залы судебных заседаний, есть процедура, есть решения. Но нет соответствующего содержания, а именно: всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела, уважительного отношения к тем, кого судят, нет обоснованных и справедливых решений.

В данном конкретном случае на глазах публики свидетели — они же работники милиции — продемонстрировали лжесвидетельствование. Судья вопреки очевидным обстоятельствам вынес неправосудное решение.

Создается впечатление, что в наших судах занимаются выманиванием у граждан денег под прикрытием судебных решений. В очередной раз стало понятно, что такие суды нам, гражданам страны, не нужны. Более того, они представляют угрозу для граждан, их прав и свобод. Судьи как представители этой власти не обладают авторитетом, независимостью, непредвзятостью. Убежден, что новые суды могут быть созданы только в результате судебной реформы. Она должна привести к изменению действующей судебной системы и смене кадрового состава. Радикальным средством для обновления судов может быть избрание судей в ходе открытого конкурса и обсуждения качеств претендентов. Так, судей высших судов мог бы избирать парламент, а судей нижестоящих судов — местный представительный орган. Однако проблема состоит в том, что пока в стране нет легитимного парламента и органов местного самоуправления.

Михаил Пастухов

Читайте также:

Год прошел. Подведем итоги?

Чем белорусы живы?

Как изменится облик судов?

Кому нужен референдум?