TOP

Порядок по-грузински

За последние 12 лет система МВД в Грузии изменилась до неузнаваемости. От некогда жестокой и насквозь коррумпированной структуры не осталось и следа. Вместо нее — полиция, которая признается образцом для подражания во многих странах. 

Как создавалась машина правопорядка, по-настоящему завоевавшая народное признание? Как она работает сегодня и какой будет завтра? Чему белорусы могли бы научиться у иностранных коллег? Об этом в материале нашего специального корреспондента.

Долгий путь реформ МВД начался еще в 2004-м, после прихода к власти Михаила Саакашвили. Первым делом ликвидировали пропитанную коррупцией дорожную инспекцию: в один день было уволено около 16000 гаишников. Затем взялись за остальных сотрудников с сомнительной репутацией — те, кто пользовался служебным положением, лишились должности, часть «оборотней» оказалась за решеткой. Тогда же сформировались два главных подразделения, которые существуют и сегодня: патрульная и криминальная полиция. Первые работают на улицах, вторые ведут расследования. Получив инвестиции от США, полицейских одели в новую форму, перевооружили и посадили на новые автомобили. А к отбору новоиспеченных стражей порядка стали подходить со всей серьезностью.

Либерализация

Уровень доверия к новой полиции рос так же стремительно, как снижались показатели преступности. Но с каждым годом правления Саакашвили министерство все больше «зверело»: за порядок грузинам приходилось платить неадекватно жесткими наказаниями даже за пустяковые проступки и ощущением тотального контроля. В итоге работники МВД превратились в классических цепных псов режима. Поэтому сразу после избрания нового президента власти начали ослаблять гайки, но старались при этом не навредить устоявшемуся порядку. После небольшой трансформации оказалось, что полиция может работать так же эффективно и при этом не вызывать страха у населения.

Патрульная полиция

По словам заместителя министра внутренних дел Шалвы Хуцишвили, основа МВД Грузии — патрульная полиция, созданная по модели США. Удовольствие, конечно, не дешевое, но, как показывает практика, вложения оправдывают себя. Вооруженные патрули круглосуточно курсируют по городу на современных автомобилях с компьютером на борту. Работают по «квадратам», на которые поделен город. Чем безопаснее район, тем больше площадь такого квадрата, и наоборот. Поэтому, случись ограбление банка или транспортный коллапс, — тут же подоспеет экипаж, проезжающий по соседней улице.

— Здесь очень большую ставку мы делаем на физическое присутствие полиции, — поясняет Хуцишвили. — Автомобили всегда ездят со включенными маячками, и это дает хороший психологический эффект. Мало кто рискнет преступить черту закона, когда рядом сине-красные огни. Мы даже провели эксперимент: несколько дней машины перемещались без мигающего света. И тут же обеспокоенные граждане атаковали нас звонками вроде: «Куда делась полиция? Почему она не работает?!».

Жесткий отбор и подготовка кадров

Кандидатов на «патрульную форму» подбирают очень тщательно.

Как правило, все они с высшим образованием. Органы изучают подноготную соискателя, если проблем с криминалом нет, отправляют пройти тест на интеллект. Показатель должен быть не ниже среднего. Второй этап — психологическое тестирование. Если все испытания пройдены — добро пожаловать в «учебку» на 6 месяцев. А через полгода будущего полицейского ждет решающее задание — «виртуальный тур». Надев специальные очки и вооружившись «электронным» пистолетом, обучаемый попадает в ситуацию, где вот-вот произойдет нападение вооруженного бандита или, например, простая провокация со стороны безоружного хулигана. Именно от хладнокровности и правильных действий зависит, станет ли виртуальный полицейский настоящим или отправится обратно на «гражданку». Но даже если кандидат успешно справился с выпускным заданием, оружие ему выдадут лишь через месяц — первое время придется поработать наблюдателем. Зато уже в статусе полицейского.

— Бывали случаи, когда человек с успехом проходил все тесты и обучение, но на этапе виртуальной реальности стрелял во все стороны без малейшего повода. Как же выдать такому человеку боевое оружие?! — подметил заместитель министра.

Зарплата вместо взяток

График работы патрульного — 12 часов через 2 выходных. Еще до реформы власти усвоили: одна из главных причин коррупции — маленькая зарплата. Поэтому сегодня средняя зарплата уличных борцов с преступностью — около 1200 лари (примерно $500), что на порядок больше цифры до реформ. Кроме того, за удачную операцию можно получить нехилую прибавку. Иногда эта сумма может доходить до нескольких месячных окладов.

— Коррупция практически исключена, ведь кроме хороших зарплат каждое движение полицейского на службе контролируется камерами. В таких условиях давать взятку патрульному просто бесполезно, — объясняет Шалва Хуцишвили.

Новейшие технологии

Еще один тренд западных правоохранителей, который взяли на вооружение в Грузии, — «аналитическая полиция». Существует единая система, где хранятся все инциденты, часть из которых фиксируют уличные камеры, установленные по всему городу. Электроника может определить самые криминогенные точки или, к примеру, вычислить, в какое время дня повышается преступность. В итоге львиную долю работы можно поручить технике, а сотрудников отправить туда, где они действительно нужны. Камеры не просто передают картинку в аналитический отдел. Механизм умеет распознавать бег, стрельбу и даже наводнение, а в случае нештатных ситуаций передавать тревожный сигнал ближайшим экипажам. Кроме того, ведется постоянный мониторинг работы патрулей: благодаря специальным приемникам в полицейских рациях система знает, где находится каждый сотрудник с точностью до метра.

Возможности новой системы поражают. Две камеры могут рассчитать скорость водителя между ними, и если лимит нарушен вне зоны их действия — штрафа все равно не избежать. При этом хлеб у живых полицейских никто не отбирает — вместо протоколов они занимаются работой с населением.

Реформа не стоит на месте

Планов на ближайшие годы у министерства вагон и маленькая тележка. Во-первых, продолжить установку камер и в конечном счете завесить ими все крупные города. (По словам Хуцишвили, установка камеры обходится в 2—3 раза дешевле дополнительного патруля, при этом эффективность у нее, как у живого полицейского). А 80—90% контроля на дорогах планируется поручить аналитической системе. Во-вторых, министерство постарается полностью заменить протоколы и другую «бумагу» электронной базой данных. И в-третьих, уже в следующем году разделить тех, кто работает в «поле», и тех, кто сидит в кабинетах, чтобы начисление зарплат было справедливым. (Такой опыт никто не мешает повторить и в Беларуси — крупных вложений он не требует.)

Полиция и «права человека»

То, что во всем мире принято называть правами человека, и то, что в Беларуси называется «работой» милиции, вещи по западным понятиям несовместимые. Между тем большая заслуга успеха грузинской реформы — именно в политической воле людей и отношении власти к их правам.

О том, как здесь работает контроль за соблюдением этих самых прав, рассказала Софио Киладзе, глава комитета по правам человека парламента Грузии, бывший ректор полицейской академии:

— Сегодня мы пытаемся построить страну, где работают демократические институты, чтобы исключить лишнюю власть в руках конкретных людей. Здесь мы ориентируемся на Запад. Помимо «новой» полиции, функционирует наш комитет, омбудсмен, а также законодательство, которое устанавливает равные возможности для всех партий. Например, если группа людей вышла и протестует — это их право, коль при этом нет криминала, оружия и «коктейлей Молотова» — проблем с полицией у этих людей нет. Также развивается медийный плюрализм.

По словам депутата Киладзе, в какой-то момент правительство действительно захотело прислушаться к людям, за этим и пошли позитивные изменения, в том числе и в сфере МВД.

— Сначала мы все хотели, чтобы полиция стала гуманнее. И был сделан первый шаг — новый «Закон о полиции», соавтором которого я являюсь. Там четко прописано, что можно полицейскому, а что нельзя. Он не дает человеку в погонах право выйти за рамки закона.

Глас народа

А теперь — слово тем самым простым смертным, заслуги которых хвалят чиновники. Свою оценку полиции, перекладывая в бардачке веер квитанций, дает таксист Георгий:

— Сейчас у меня три штрафа, считаю — заслуженные, потому что нагло нарушил. Два — «за телефон», третий — за обгон в неположенном месте… Наша полиция… Знаешь, в чем их главный плюс? Можно спокойно выйти в город и не бояться.

Ведь кроме патрульных есть специальные группы полицейских, которые исследуют район тайком и знают его как свои пять пальцев, — это дает результат. Не говорю, что у нас тут так все хорошо, совсем без воровства и стрельбы. Вот недавно перестрелка была. Зато ни разу не слышал уже сколько лет о ЧП, например, с туристами.

А вот простой работяга Иван, который спешил домой после смены, предложил взглянуть на полицейских с политического ракурса:

— В любом случае, полиция — это режим, а режим — полиция. При Саакашвили система стала эффективной, но слишком уж строгой и несправедливой. За украденную бутылку вина в магазине могли и в тюрьму посадить. Сейчас они стали честнее. Если люди отдыхают, хорошо проводят время, пускай и выпивают, их не нужно трогать — так сегодня и поступают офицеры. Сейчас все спокойно, это правда. Но есть одно большое «но»: мы не знаем, что будет завтра. Люди в Тбилиси очень разные, кто-то «левый», кто-то «правый». Но политика научила нас жить мирно под разными «цветами» и под одной крышей. Надеюсь, так будет и дальше…

За 4 дня в Тбилиси общения с местными было предостаточно. Большинство из них — простые люди. Вывод напрашивается сам собой — жесткого контроля полиции люди в Тбилиси не чувствуют, порядком тоже все довольны. Но поразило вот что: того, кто поливал бы местных стражей порядка грязью, так и не нашлось. И дело здесь совсем не в «тоннах американских денег», которых все это стоило. Дело в сознании народа. Потому что любые реформы начинаются не с чиновников, а в головах простых людей. И, пожалуй, это главное, чему бы белорусам следовало поучиться на грузинском опыте. А чиновники подтянутся потом…

Сергей Прохоров, Минск — Тбилиси — Минск

Читайте также:

Сухой закон: польза и вред «ночного запрета»

Если народ «спит», спроса на альтернативу нет

Археологи «вторично» нашли крепость эпохи Ивана Грозного. Но…