• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Виктор Терещенко: Не понимаю, зачем сейчас переписывать Конституцию

Экс-кандидат в президенты, экономист Виктор Терещенко не верит, что Александр Лукашенко собирается уходить. Он убежден, что изменение Конституции, о котором в последнее время заводят аккуратный разговор чиновники, необходимо для очередной манипуляции.

— Виктор Иванович, расскажите, как ваши дела? Как-то давно о вас ничего не было слышно…

— Занимаюсь инвестиционными проектами, работаю с зарубежными партнерами, пишу очередную книгу. По-прежнему продолжаю писать письма в правительство и Нацбанк о денежно-кредитной и монетарной политике, о существующих ошибках со стороны Нацбанка.

То, что сегодня доллар дешевеет по отношению к белорусскому рублю — вы же понимаете, это обычная интервенция. Потом все станет на свои места. Сейчас стоит задача просто забрать у населения доллары.

— Так невыгодно ведь по такому курсу сдавать валюту!

— Ну, а что делать, если зарплаты на жизнь не хватает? Хочешь не хочешь, а пойдешь в обменник. Невыгодно, но все равно сдают. Выхода другого нет.

— Виктор Иванович, я смотрю, что у вас интерес к большой политике просыпается только к выборам. В межсезонье о вас ничего не слышно…

— Выборы — это не политика. Выборы — это наша будущая жизнь. Я и во время выборов, и после них как экономист довольно четко говорю о том, что нужно сделать, чтобы изменить ситуацию к лучшему.

— Некоторые сегодня заявляют, что Лукашенко не такой, как был 15—20 лет назад. Вы тоже так считаете?

— Нет. И меня, если честно, очень удивило такое высказывание Иосифа Середича. Я считаю, человек просто под впечатлением вышел из этого кабинета и подумал, что Лукашенко стал другим. Ну каким другим? Где конкретный результат этого перевоплощения? Разве как-то изменилась экономическая политика? Радости нет ни в одной сфере.

Лукашенко нужно больше слышать мнение общества. Я думаю, что при президенте или при правительстве можно было бы создать такие общественно-консультативные советы. К людям, которые предлагают конструктивные предложения, необходимо присушиваться.

— Сейчас многие обсуждают возможность «круглого стола» с Лукашенко…

— Я считаю, что тут вообще пока нечего обсуждать. Это как делить шкуру неубитого медведя…

Некоторые наши политики понятия не имеют, что происходит в регионах, на производствах. И говорить нужно не только с теми, кто сейчас на виду. Есть сотни умнейших людей, которые были руководителями предприятий, ученые, рабочие. Вот этих людей, независимых, нужно приглашать и с ними нужно разговаривать. И выбирать этих людей нужно не по подсказке чиновников, а брать действительно независимых экспертов.

— Вас не удивило, что тот же Андрей Санников сказал, что готов участвовать в таком «круглом столе». Правда, при условии, что это будут настоящие переговоры о том, как выйти из кризиса.

— Удивило…

Высказывается мнение, что в таком «круглом столе» с президентом должна участвовать реальная оппозиция. Но ведь реальная оппозиция — это не те, кто много говорит, таких у нас больше 90 процентов. Кроме слов нужны еще и дела.

А Санников… Он может что-то предложить во внешней политике, а в остальном… Он уже очень давно оторван от реальной действительности. И что, он вернется в Беларусь ради этого «круглого стола»? Не думаю, что это будет результативно.

Вот смотрите: сегодня в регионах зарплату выдают не за прошлый месяц. Конкретный адрес — Браславский район. Я хорошо знаю здешнюю ситуацию — у меня там дом бабкин, в этом году сто лет дому, пообещал его не продавать. Зарплату выдают с задержкой на пару месяцев, причем часть — продуктами питания. Ну, вот как это так? Хотя во всех отчетах написано, что заработную плату выплатили.

Интересуюсь у знакомой доярки: какая у тебя зарплата? Полтора миллиона старыми деньгами. Зима, а она в резиновых сапогах! Я у нее спрашиваю: а как на эти деньги прожить? Разводит руками! И не только здесь так люди живут.

Сегодня непростая ситуация в стране — все это прекрасно понимают. Многие белорусы (по некоторым подсчетам — до 1,5 миллиона) находятся в ближнем и дальнем зарубежье на заработках. Через декрет о тунеядцах их пытаются заставить платить налоги. Но это малоэффективная мера. Думаю, власть в самое ближайшее время вынуждена будет отменить этот декрет. Вначале его упростят, а затем отменят.

Кстати, на мой взгляд, самый правильный путь противостояния этому декрету — обращение в суд. И когда таких обращений будет не десять, а десятки тысяч, декрет вынуждены будут отменить.

Акции протеста, безусловно, необходимы. Но площадь — это уже совсем крайняя мера, на мой взгляд.

Что касается прогнозов на будущее, то я уверен, что по-прежнему будут падать доходы населения, несмотря на всевозможные попытки власти противостоять этому и обещения средней зарплаты в 500 долларов. В текущем году падение будет 3—5 процентов обязательно. И это не зависит от того, сколько долларов мы будем получать. Помните, было время, когда 25 долларов хватало на месяц? А сегодня на эти деньги даже в магазин не всегда сходишь.

Падение реальных доходов населения — это самый плохой показатель. Еще нас ожидает рост безработицы. Потому что нет никаких предпосылок для оживления производства. Малый бизнес будет испытывать трудности…

— Вы верите, что Лукашенко собрался уходить?

— Хотелось бы. Но мне кажется, этого не будет.

— Со слов Середича, Лукашенко хотел бы передать власть мирным путем…

— Если только через замену Конституции. Когда президента будет выбирать не народ, а парламент. Тогда назначенный им же парламент утвердит любого предложенного кандидата. Причем единогласно. Но я на 90 процентов уверен в том, что Лукашенко еще один срок точно будет президентом.

— Даже если перепишут Конституцию?

— Да. Ему осталось еще три года до окончания нынешнего срока — за это время как раз можно внести изменения в Основной закон.

— Вы думаете, народ согласится на такие изменения?

— А кто сегодня людей о чем-то спрашивает? Если и интересуются мнением, то только для «галочки». Думаю, все это время людей будут осторожно готовить к этому. Уже такая подготовка тихонько идет.

— Выходит, не случайно некоторые завели разговор об увеличении срока полномочий для депутатов и президента?

— Однозначно. Изменят Конституцию, сделают для президента не пять, а семь лет — и вот вам снова новый срок. Такое уже было.

— А как вам кажется, есть ли сегодня такая большая необходимость переписывать Конституцию?

— Я считаю, что нет. И не принимаю объяснений по поводу того, что нынешняя Конституция не позволяет что-то кому-то делать.

«Белорусский партизан»