• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

О госслужбе, «мужиках» и тунеядцах

В ежегодном послании белорусскому народу и Национальному собранию А.Лукашенко затронул много вопросов. Остановлюсь только на трех из них, интересных с юридической точки зрения.

О государственной службе

Особый акцент в своем послании А.Лукашенко сделал на госслужбу. В частности, он указал: «Госслужба должна быть приравнена к военной». Почему? На каком основании? Оказывается, что «…из центра нельзя направить человека в Оршу». По логике главы государства, «стал госслужащим, повесил погоны госслужащего — будь готов к переводу».

В настоящее время действует Закон «О государственной службе в Республике Беларусь» от 14 июня 2003 г. (с изм. и доп.). Он регламентирует деятельность лиц, занимающих государственные должности и осуществляющих государственно-властные полномочия и (или) обеспечивающих выполнение функций государственных органов.

В ст.7 закона перечисляются государственные органы, в которых имеются «государственные должности». Среди них: палаты Национального собрания, их секретариат; правительство и его аппарат; Конституционный суд, Верховный суд, иные суды и их аппараты; Администрация президента; государственный секретариат Совета безопасности; управление делами президента, иные госорганы, непосредственно обеспечивающие деятельность президента; органы Комитета государственного контроля, прокуратуры, Национального банка, Центризбирком и их аппараты; министерства, иные республиканские органы государственного управления, их территориальные подразделения; дипломатические представительства, консульские учреждения и их аппараты; местные советы депутатов и их аппараты; исполнительные и распорядительные органы и их аппараты; таможенные органы; иные государственные органы и приравненные к ним организации в соответствии с законодательством.

Характерно, что во всех вышеуказанных органах ведутся кадровые реестры государственных должностей «в целях повышения эффективности работы с кадрами, улучшения системы учета, подбора, подготовки и расстановки кадров» (ст.8). Это означает, что все места в госаппарате всегда «на контроле» и заполняются заранее подготовленными людьми. Ни один кандидат с сомнительной репутацией, а тем более оппозиционер, туда не попадет.

По данным Белстата, в Беларуси на 01.07.2015 г. насчитывалось 48,5 тысячи госслужащих, правда, без учета сотрудников министерств обороны, внутренних дел, госбезопасности и других силовых ведомств. Среди госслужащих преобладают женщины (их свыше 34 тысяч). В регионах (областях, районах, городах областного подчинения) на госслужбе состоит свыше 6 тысяч человек (в основном это работники исполкомов и администраций).

Как известно, в Беларуси из года в год проводится сокращение числа госслужащих. Однако заметных результатов это не приносит. Тем более, что силовой блок закрыт для контроля общественности.

Теперь госслужащих предлагается приравнять к военнослужащим. Давайте представим, что из этого получится. Возможно, их оденут в униформу с погонами в соответствии с классами госслужбы. Как в царской России. Министры и их заместители, по идее, должны получить от главы государства генеральские погоны, председатель правления Нацбанка и глава Центризбиркома — тоже… У нас появятся тысячи новых полковников, майоров, капитанов. А сколько надо пошить кителей и галифе, туфель и носков. Этот «гардероб» надо будет менять через два-три года, и все — за государственный счет. В итоге весь госаппарат станет милитаризованным ведомством. К администрации президента будет страшно подходить: сплошь все в форме. Президенту придется тоже носить военную форму, чтобы обеспечить чинопочитание…

Может, я немного преувеличил, и это будет выглядеть не совсем так.

Но, на мой взгляд, в новых условиях надо принять новое законодательство о госслужбе, ввести конкурсную систему замещения должностей, а не «фильтровать» кандидатов через кадровый реестр. И не нужны эти классные чины, которых сейчас аж 12. Достаточной гарантией будет опыт работы и квалификация.

Конечно, не обойтись без чистки действующего аппарата и его дальнейшего сокращения. И начинать надо с администрации президента и органов, непосредственно обеспечивающих его деятельность. Что касается служащих местных органов власти, то их статус следует установить в законодательстве о местных органах самоуправления.

О «мужиках»

Среди прочего, А. Лукашенко отметил: «Мужики и те, кто рядом с вами, — не надейтесь ни на какую приватизацию. Не сидите, не ждите чего-то, а давайте засучивайте рукава и начинайте работать».

Кто такие «мужики»? Этот термин из блатного жаргона. «Мужики», или «серые» — самая многочисленная группа заключенных. Они работают, не претендуют на «авторитет» и не сотрудничают с администрацией тюрьмы. Это, так сказать, тюремный электорат. Если спроецировать воровские понятия на наше общество, то «мужики» — это взрослая часть мужского населения, которая честно зарабатывает на жизнь и не связана с оппозицией («пятой колонной»). Им глава государства предлагает работать засучив рукава и надеяться, что в конце концов они получат «по пятьсот».

Получается, что власти поделили белорусский народ на касты. Среди них можно назвать: чиновников как опору власти, «мужиков в форме» как силовую составляющую власти, «мужиков» как рабочую силу, женщин как инертную массу, пенсионеров как доходяг, детей и молодежь как новый электорат, оппозицию и всяких негодяев.

На мой взгляд, такое «кастовое» разделение общества является недопустимым как по моральным, так и правовым критериям. Ведь кастовость — это всегда неравенство и дискриминация. Поэтому лучше жить по библейским заповедям и по Конституции.

О тунеядцах

Предметом беспокойства главы государства остаются люди, которые не хотят работать. По данным А.Лукашенко, таких в Беларуси имеется свыше 350 тысяч. Их надо как-то заставить работать. Для этого, по мнению главы государства, можно использовать опыт советских времен.

Получается, действующая власть в методах управления обществом устремляется в прошлое. В тот период, когда боролись со спекуляцией, тунеядством, попрошайничеством. По сути, речь идет о более широком использовании силовых методов воздействия, применении принудительного труда, организации трудовых лагерей. Насколько эти методы и формы будут эффективны в современных условиях, не говоря об их юридической правомочности?

Очевидно, что надо искать другие пути решения проблемы массовой незанятости населения на фоне благоприятных официальных данных о количестве безработных (менее 1%).

Исходя из положений Конституции, государство должно создавать условия «для свободного и достойного развития личности» (ст.2), для полной занятости населения (ч.2 ст.41). При этом принудительный труд запрещается, кроме работы или службы, определенной приговором суда или в соответствии с законом о чрезвычайном и военном положении (ч.3 ст.41).

Значит, для организации в стране трудовых лагерей надо или ввести уголовную ответственность за тунеядство, или объявить чрезвычайное или военное положение. Если госслужащих переодеть в военную форму, то Беларусь сильно продвинется к военному положению. Что касается чрезвычайного положения, то создается впечатление, что мы уже давно в нем живем и как-то привыкли. Во всяком случае, жесткий разгон мирных акций 25 и 26 марта в Минске и последующие «скоростные» суды над их участниками подтвердили эти предположения.

Может быть, пора отказаться от опыта советских времен и силовых методов давления на общество и начать жить по закрепленным в Конституции принципам демократического социального правового государства. Для этого не надо ничего изобретать — просто обеспечить их соблюдение. Ответственность за это несут все государственные органы, должностные лица и служащие.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Как обновить суды?

Центр на Окрестина

Судебные процессы как зеркало правосудия

Ребята из ОМОНа