• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Чтобы не было возвращения в 1937 год

Процесс по делу ошмянских таможенников заслуживает особой юридической оценки. И не только по своей длительности, по числу обвиняемых (58 человек), по территории охвата (проходит в четырех судах Минска), но и по методам расследования и разбирательства.

Фабула дела

3 апреля 2015 г. А.Лукашенко в телеэфире сообщил о выявлении коррупционной схемы на Ошмянской таможне. По его словам, в преступную деятельность был вовлечен чуть ли не весь состав поста «Каменный лог», общая сумма взяток составила несколько миллионов долларов.

Расследованием дела занялся Комитет государственной безопасности. По пяти уголовным делам было задержано, а потом арестовано более 20 сотрудников таможни. Им было предъявлено обвинение по ч.3 ст.430 УК (получение взятки в особо крупном размере). Позднее круг обвиняемых расширился до 58 человек.

Как выяснилось на суде, таможенников сдал литовский бизнесмен Артур Тураев. Он объяснил, что вынужден был передавать деньги определенным лицам в целях беспрепятственного пропуска фур с цветами. По данным следствия, по «платной дороге» прошло свыше 400 фур. За каждую передавалось от 350 до 450 долларов.

18 ноября 2016 г. в Минске в районных судах (Партизанском, Фрунзенском, Октябрьском, Заводском), а с 5 декабря 2016 г. — в Минском областном суде начались процессы над фигурантами «организованной преступной группы». С перерывами они длятся до настоящего времени.

Что выяснилось в суде?

При рассмотрении обстоятельств дела выявилась неполнота следствия. Прокуроры дважды просили у судей сделать перерывы для пополнения доказательственной базы. Их ходатайства неизменно удовлетворялись.

Новые процессы, начавшиеся 29 апреля с.г., снова показали те же недостатки расследования. Сотни листов копий товарных накладных документов, поступившие от следователей, ничего нового не добавили в фактуру дела. Однако они послужили поводом для очередного перерыва, который будет использован для ознакомления обвиняемых и их адвокатов с дополнительными материалами. Люди продолжают «сидеть» в ожидании приговора!

Между тем от родственников обвиняемых поступает информация о некоторых особенностях этого дела. Так, обвиняемый Владимир Щикно заявил в суде о недопустимых методах воздействия на него при задержании, в том числе о применении насилия, угроз, шантажа, о запрете встреч с адвокатом.

Ряд обвиняемых в судебном заседании отказались от показаний, данных на следствии, и вообще не признают обвинение. Основными доказательствами выступают показания («оговоры») обвиняемых. Это чем-то напоминает процессы 30-х годов, когда признания рассматривались в качестве «царицы доказательств».

Создается впечатление, что следователи, прокуроры и судьи разыгрывают масштабный спектакль. Они как актеры пытаются создать хоть какую-то иллюзию доказательственной базы обвинения и засудить таможенников, оказавшихся в фокусе внимания главы государства.

Дело «Белого легиона»

В связке с делом ошмянских таможенников следует упомянуть дело о подготовке массовых беспорядков, приписываемое членам давно прекратившего свою деятельность «Белого легиона». Оно было возбуждено органами КГБ 23 марта с.г. после выступления в телеэфире главы государства. А.Лукашенко заявил о задержании десятков боевиков, которые готовили провокации с оружием.

По сообщению пресс-службы КГБ, в ходе обысков были изъяты автомат Калашникова, три карабина, два пистолета, патроны, гранаты, дубинки, металлические ножи и топоры, предметы и вещества для изготовления взрывных устройств, ряд других материалов, которые свидетельствуют о подготовке к преступной деятельности.

Газета «СБ. Беларусь сегодня» 11 апреля сообщила, что по делу о подготовке массовых беспорядков (ст.293 УК) проходит 35 человек. Из них 20 предъявлены также обвинения по ст.287 УК («Создание незаконного вооруженного формирования либо руководство таким формированием, участие в нем»).

Предварительное следствие по данному делу продолжается. Ряд «фигурантов» были освобождены из-под стражи под подписку о невыезде. Они рассказали много интересного об особенностях этого дела, в том числе и о методах расследования.

Есть вопросы

В этих, казалось бы, разных по содержанию и составу участников уголовных делах — ошмянских таможенников и членов «Белого легиона» — можно усмотреть нечто общее, заставляющее общество насторожиться. Во всяком случае, возникает ряд вопросов, на которые хотелось бы получить ответы.

Во-первых, на каком основании органы госбезопасности возбуждают и расследуют уголовные дела, которые не относятся к их компетенции? Ведь согласно ст.2 Закона «Об органах государственной безопасности Республики Беларусь» от 3 декабря 1997 г. (в редакции Закона от 15 июля 2010 г.), к основным задачам этих органов относятся, среди прочих, «выявление и пресечение разведывательной и иной деятельности специальных служб и организаций иностранных государств, а также отдельных лиц, направленной на причинение вреда национальной безопасности Республики Беларусь».

Разве имеются в вышеназванных делах признаки какой-то разведывательной деятельности, направленной на причинение вреда национальной безопасности страны? Конечно, показанное по БТ оружие может подтверждать такую версию, но откуда оно взялось и является ли оно боевым? Люди, которых «повязали» спецслужбы, боевики? Где доказательства, что они готовили массовые беспорядки?

Во-вторых, чем можно объяснить столь существенные отступления от требований закона при проведении задержаний и следственных действий, в том числе запрет информировать родных и близких о задержании, отсутствие гарантий законности при проведении обысков, ограничение контактов с адвокатами, склонение к даче признательных показаний? По сути, в арсенале сотрудников спецслужб остаются методы 30-х годов, которые использовались органами НКВД.

В-третьих, почему органы прокуратуры устранились от надзора за деятельностью органов госбезопасности? Почему прокуроры не реагируют на те факты нарушения законности, которые становятся известны общественности?

В этой связи предлагаю назначить открытые парламентские слушания по вопросу о месте и роли спецслужб в деятельности белорусского государства.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

О госслужбе, «мужиках» и тунеядцах

Как обновить суды?

Центр на Окрестина

Судебные процессы как зеркало правосудия