• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Выброшенные деньги

Почти 10 лет белорусские власти изо всех сил пытаются спасти ОАО «Камволь». За эти годы в предприятие было вложено сотни миллионов евро, однако фабрика до сих пор остается убыточной.

Она не может даже самостоятельно заплатить за отопление цехов и погасить долги по заработной плате. История взаимоотношений государства с «Камволем» — лучшая иллюстрация того, как устроена белорусская экономика.

Модернизационная эпопея

Спасением «Камволя» государство впервые занялось в 2008 году. Тогда по указу Лукашенко № 282 предприятию выделили кредит около 10 млн евро на приобретение и модернизацию оборудования, а также, как и еще 200 предприятиям легпрома, была предоставлена двухлетняя отсрочка по уплате налогов с рассрочкой их выплат на 4 года.

Однако из убытков это предприятию выйти не помогло. «Камволь» продолжал погрязать в убытках, объемы производства падали, само же предприятие буквально разваливалось на глазах. По состоянию на 2010 год, доля износа основных фондов составляла 74,8%, а из 1.060 единиц основного технологического оборудования 852 машины были старше 20 лет. Предприятие продолжало существовать исключительно за счет бюджетных дотаций и новых льготных кредитов.

При этом власти отказывались продавать предприятие частному инвестору, хотя желающие были. Так, в 2011 году «Камволь» за счет собственных средств хотела модернизировать турецкая компания «Де Текстиль». Инвестор планировал построить новые цеха, а в старых создать швейное производство. Проект оценивался в 200 млн долларов. Но в какой-то момент власти передумали, и этот проект был заморожен.

В 2012 году Лукашенко лично посетил предприятие и устроил там, пожалуй, самый громкий разнос за все время своего президентства. «Хватают любые деньги, не думая, как будут возвращать. Зачем вы их берете?» — выпытывал Лукашенко у директора предприятия.

На попытки оправдаться, что, мол кредиты необходимы для того, чтобы удержать объемы и выполнить имеющиеся заказы, Лукашенко отреагировал еще более резко. «Как вы работаете с покупателями, мне отчасти знакомо, — заявил он. — Они говорят: упаси господь нас связываться с Минском. Вот как вы работаете с покупателями. Я это знаю. Например, в Казахстане фабрика «Большевичка» брала у вас под госзаказ, военным, МЧС, ткани. Вы им пообещали и… успешно это провалили. И они вам предъявляют претензии. Уже на уровень президента это вышло. Вот как вы работаете».

«То, что я здесь увидел, — это преступная безответственность, — возмущался Лукашенко. — Ну как же так: разбитые стекла, холод такой — и женщины работают?! Здесь и Ладутько ходил, и Семашко, и Мясникович. Это преступление! И оно наказуемо».

«Вам с Мясниковичем (тогда премьер-министр) — это последний звонок, — заявил Лукашенко, обращаясь к вице-премьеру Семашко. — Мне ваши оправдания не нужны! Я сюда не за оправданиями приехал. Я хорошо знаю, что происходит на «Камволе». Когда люди без зарплаты сидят, когда люди в холодных цехах работают, вы своих родственников, жену сюда не отправили работать».

В тот же день Лукашенко уволил председателя концерна «Беллегпром», его заместителя и генерального директора ОАО «Камволь». Само же предприятие он пообещал во что бы то ни стало восстановить.

«Это флагман был. А теперь все загублено. Но мы восстановим это предприятие. Не переживайте. Предприятие мы сделаем, чего бы нам это не стоило», — заявил он, обращаясь к работникам предприятия.

В 2013 году Лукашенко распорядился выделить ОАО «Камволь» свыше 55 млн евро кредита на модернизацию производства. Еще около 50 млн евро было выделено на строительно-монтажные работы.

Однако выйти на прибыльность или хотя бы на самоокупаемость предприятию так и не удалось. 2015 год фабрика закончила с убытками в 59 млрд неденоминированных рублей. По итогам же только первого полугодия 2016 года «Камволь» сработал с убытком в более чем 49 млрд и возглавил таким образом список самых убыточных предприятий легкой промышленности.

В результате, белорусские власти вновь бросились спасать бывший флагман. 12 апреля 2017 года Лукашенко подписал указ №120 «О вопросах открытого акционерного общества «Камволь», согласно которому предприятию по 31 декабря 2021 года предоставляется отсрочка погашения задолженности по ряду платежей, а также рассрочка погашения соответствующей задолженности и процентов по ней с 1 января 2022 года по 31 декабря 2026 года ежемесячно равными долями. Высвобождаемые таким образом денежные средства будут направлены ОАО «Камволь» на выплату заработной платы, финансирование закупок сырья и оплату природного газа и электроэнергии.

Зеркало белорусской экономической модели

Таким образом, несмотря на многомиллионные финансовые вливания, «Камовль» не только не может вылезти из убытков, но даже самостоятельно заплатить за отопление цехов и погасить долги по заработной плате. И это далеко не единичный случай — то же самое происходит с предприятиями деревообработки, модернизация которых обошлась государству в 2 млрд евро, а прибыльность остается только в планах, и сотнями других предприятий. Но пример «Камволя» самый показательный. «Камволь» и его взаимоотношения с государством являются зеркалом белорусской экономической модели.

Сам факт реконструкции огромных цехов «Камволя» уже говорит о многом. Можно сколько угодно ностальгировать по советскому прошлому и флагманской роли в нем «Камволя», но любому здравомыслящему человеку должно быть понятно, что этого не вернешь. Советского Союза давно нет, рынок открыт для импорта и конкуренция с ним слишком сильна, чтобы рассчитывать на восстановление объемов производства даже близких к тем, что были когда-то. Более того, предприятие, построенное в 50-х годах прошлого века, в принципе не задумывалось как прибыльное — его целью было обеспечение спроса, и о такой «мелочи», как стоимость отопления цехов с 13-метровыми потолками, даже не задумывались.

Показателен также факт, что даже убыточное предприятие, даже на хороших условиях власти панически боятся выпустить из рук и доверить частному инвестору. Вместо этого они дают новые льготные кредиты и дотации, фактически прощают долги, перенося их на десятилетия вперед. А затем искренне удивляются, почему предприятия «хватают любые деньги, не думая, как будут возвращать». Тут дело не в руководстве. Можно сколько угодно менять, увольнять, сажать директоров — каждый новый будет делать то же самое, потому что правительство приучило их так делать. Проси, бери, трать — все равно потом спишут. Конечно, можно потом попасть под горячую руку, но можно и не попасть. Если же не возьмешь, от горячей руки не укрыться — как так предприятие не модернизировано, люди мерзнут, зарплаты не платишь. Для директора госпредприятия это верный путь на биржу труда, если не за решетку.

И наконец, очевидно, что «Камволь» так и не научился торговать и не научится никогда. И это тоже не только и не столько вина конкретного директора конкретного предприятия. Госпредприятие может успешно продавать свою продукцию только при условии, что оно является монополистом. В случае с «Камволем» это уже давно не так. А в условиях конкуренции государство практически всегда проигрывает борьбу за покупателя частнику, слишком уж оно велико и неповоротливо, чтобы подстраиваться под изменчивые тенденции рынка.

Все это очень хорошо иллюстрирует то, как устроена белорусская экономика. Дальнейшие попытки реанимировать советские предприятия, возродить флагманы промышленности и воссоздать СССР в миниатюре обречены на провал. Рано или поздно это дойдет и до белорусских властей. Вопрос только в том, сколько миллионов или миллиардов евро наших с вами средств им еще потребуется потратить, чтобы это понять.

Алексей Марцинкевич, belaruspartisan.org