TOP

Когда мне вернут должность судьи?

Впервые после 1997 года белорусские власти направили доклад в Комитет ООН по правам человека.

О чем доклад?

Пикантность ситуации заключается в том, что сам доклад МИД Республики Беларусь направил еще в апреле, а вот консультации с представителями различных общественных организаций провели только 18 мая. Так сказать, для приобщения к отчетности о выполнении Международного пакта о гражданских и политических правах.

Полный текст доклада на сайте МИДа найти не удалось. Пришлось довольствоваться пересказом его положений от председателя Белорусского Хельсинкского комитета Олега Гулака. По его словам, власти попытались сгладить острые проблемы и приукрасить ситуацию. В частности, сообщается о некоторых фактах бесчеловечного обращения с гражданами (за подобные нарушения в 2016 году к ответственности были привлечены 145 сотрудников органов внутренних дел). Согласно докладу, жалоб от граждан Беларуси в Комитет ООН по правам человека поступает немного, и они неэффективны. По мнению составителей доклада, решения КПЧ не имеют для страны обязательного характера и их можно не исполнять.

Что на практике?

Реальную картину с правами человека в Беларуси можно узнать, открыв любой из независимых сайтов. Остановим свой выбор на сайте ликвидированного властями правозащитного центра «Весна». Перед нами раздел «Ситуация с правами человека в Беларуси. Апрель 2017 г.». Выводы правозащитников: «…в течение месяца власти продолжали практику привлечения граждан к административной ответственности за участие в мирных акциях, проходивших в разных городах страны. Всего отмечено более 30 таких случаев, из них — 6 арестов; наблюдались случаи преследования журналистов и правозащитников в связи с осуществлением ими профессиональной деятельности».

В мае суды Минска рассматривали дела участников первомайских акций протеста на Октябрьской площади столицы. К арестам и штрафам были приговорены Владимир Некляев, Павел Северинец, Максим Винярский, Вячеслав Сивчик, Леонид Кулаков, Юрий Губаревич, Марина Адамович, Нина Багинская и другие.

Под следствием остаются более двух десятков граждан, проходящих по делу о подготовке массовых беспорядков и о создании незаконного вооруженного формирования. 16 из них находятся под стражей. Вполне вероятно, что они могут быть признаны политзаключенными.

Больной проблемой Беларуси в области прав человека остается применение смертной казни. Международные и европейские структуры резко реагируют на каждый новый смертный приговор. В свою очередь, власти соглашаются с необходимостью отмены смертной казни, но не торопятся с принятием решения.

По мнению белорусских правозащитников, катастрофической является ситуация с правами человека в тюрьмах, колониях и следственных изоляторах. Достоянием гласности становятся все новые случаи смертей в этих закрытых для общественности учреждениях, а также фактов пыток, жестокого или бесчеловечного обращения с заключенными.

Известно, что на начало 2017 года в местах лишения свободы Беларуси содержались 35 800 человек. Каждый год «тюремное население» пополняется на 13—14 тысяч человек. Тем самым Беларусь претендует на роль самого «преступного государства» в Европе.

Как должно быть?

Понятно, что нет смысла вводить международное сообщество в заблуждение. С 2012 года ситуация с правами человека в Беларуси находится под контролем спецдокладчика ООН. Им является известный венгерский правозащитник Миклош Харасти. Он делает периодические отчеты по этому вопросу в Совете ООН по правам человека. Так, в июне 2016 г. он подверг критике «разрешительный принцип» проведения мирных акций протеста, серьезное ограничение права граждан на свободу ассоциации и практику применения смертной казни.

В интернете уже можно прочитать текст очередного доклада о ситуации с правами человека в Беларуси. Среди прочего, в нем отмечается, что белорусские власти вернулись к политике широкомасштабных репрессий.

Еще одна интересная деталь: власти Беларуси не разрешают специальному докладчику ООН посещать нашу страну с тем, чтобы он составил более предметное мнение о ситуации с правами человека.

Почему Беларусь запрещает доступ международным экспертам? Почему в наши тюрьмы, колонии, СИЗО не пускают правозащитников, журналистов? Почему у нас стали проводиться закрытые и заочные судебные процессы? На каком основании адвокатам не разрешают встречаться с гражданами в местах предварительного заключения?

Вопросов возникает много. К ним я хотел бы добавить еще один: когда власти Беларуси сочтут необходимым выполнять решения Комитета ООН по правам человека? К настоящему времени накопилось больше 100 таких решений, которые свидетельствуют о нарушении общепризнанных прав и свобод граждан. В этом списке есть и моя фамилия — в числе первых.

Мое обращении №814/1998 г. стало предметом рассмотрения в Комитете ООН по правам человека 5 августа 2003 г. Комитет, в частности, признал, что суды Беларуси проигнорировали мой иск к президенту по поводу освобождения меня от должности судьи Конституционного суда, кроме того, допустили незаконное вмешательство в сферу судебной власти (меня избирал на должность парламент сроком на 11 лет, и никто не вправе был освободить меня от должности, кроме установленных случаев).

Представители власти почему-то говорят о рекомендательном характере решений КПЧ. Я изучал данный вопрос и утверждаю, что решения КПЧ должны исполняться так же, как и другие международные договоры. Это — обязанность государства-члена ООН.

В этой связи еще раз — через 20 лет после незаконного освобождения от должности и через 15 лет после решения КПЧ — ставлю перед властями и обществом вопрос: когда мне вернут должность судьи и кто ответит за мою поломанную карьеру? Кто компенсирует мне материальные убытки и моральный вред? Когда в стране восторжествует законность и будут соблюдаться права граждан?

Впрочем, я знаю ответ…

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Нам нужен омбудсмен. Срочно!

О праве народа на свой язык, герб и флаг

Чтобы не было возвращения в 1937 год

О госслужбе, «мужиках» и тунеядцах