• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Система растит циничных чиновников

В Беларуси происходит «оптимизация» государственного аппарата. Администрацию президента, например, до 1 мая обещали сократить на 30%. Для этого только из нее нужно было бы уволить 45 человек. Но, по официальной статистике, за последние три месяца уволено всего 25 белорусских госслужащих.

Анализом состояния дел в государственных учреждениях занимаются сотрудники негосударственной школы SYMPA. О «вечной» оптимизации, сочувствии чиновникам и возвращении экспатов, высоких специалистов, которые уехали из Беларуси, «Еврорадио» поговорило с директором школы Натальей Рябовой.

«Сокращают людей, которые работают с посетителями, принимают документы»Ryabova

— Вы верите, что государственный аппарат сокращается? Или это просто слова?

— Обсуждение оптимизации государственного аппарата начинаются ровно тогда, когда начинается экономический кризис. Думаю, если бы сегодня вернулись прекрасные отношения с Россией и высокие цены на нефть, об этой инициативе бы тихо забыли. То есть сокращаться заставляют время или обстоятельства.

— А какая-нибудь статистика есть? Как происходит «оптимизация госаппарата»?

— О сегодняшнем этапе пока говорить сложно. Но поскольку это не первая попытка сокращения, можно сказать, как это обычно происходит. Убираются вакансии, которые стоят незаполненными. Исчезают должности, на которых работают чиновники пенсионного возраста. То есть исчезает и должность, и человек. Также госслужащих переводят в ряды простых сотрудников. Иногда даже создаются ненужные вакансии, чтобы потом их оптимизировать.

— Интересно…

— А иногда возникают скандалы, когда убирают не «начальство», а людей, которые работают с посетителями, принимают документы и делают черновую работу. Например, была бешеная очередь на перерегистрацию предприятий — чуть ли не сутками нужно было стоять на минской площади Свободы, чтобы только подать документы. Так получилось именно потому, что сократили людей снизу, рядовой аппарат.

Сначала Косинцу поручили оптимизировать госаппарат, а потом «оптимизировали» самого Косинца

— Вот, например, 13 февраля Александр Лукашенко подписал указ об «оптимизации» своей администрации на 30%. Но мы видим, как туда возвращают бывшего ее руководителя Александра Косинца, причем на должность, которой в новой структуре АП нет.

— Косинец как помощник президента будет как-то отдельно стоять. Он два года возглавлял администрацию. В декабре 2016 года ему дали поручение оптимизировать государственный аппарат, а потом почти сразу уволили в связи с переходом на другую работу. Однако ни о какой другой работе Косинца мы не узнали. Есть такая версия: почти полгода прошло, и, может, его снова пригласили работать, чтобы он не попал под действие декрета о тунеядцах?

— А если серьезно, то оптимизация государственного аппарата — это тренд года, пятилетия или десятилетия?

— Это боль, о которой Александр Лукашенко не прекращает разговоров уже много лет. И во время Косинца, и потом. Недавно Кочановой снова дали поручение о сокращении. Пора уже с этим разобраться, так как зарплату госслужащим обещали поднять только после оптимизации, а она никак не закончится.

— И что, зарплаты государственных служащих не растут?

— Определенное сокращение все же произошло, а значит, определенное количество денег освободилось. Но формально разделить их между теми служащими, которые остались работать, невозможно, пока оптимизация не закончится.

— Когда Александр Лукашенко впервые избирался президентом, ему было 39 лет, и в его команде были люди примерно его возраста. Прошло почти 23 года. Взрослеет ли чиновничество вместе с руководителем страны?

— Если говорить о госаппарате в общем, так там много кадров предпенсионного и пенсионного возраста, а также много молодежи, и очевидный провал по людям среднего возраста. А если говорить о топ-менеджерах, которые идут вместе с Александром Лукашенко, то в основном они теперь моложе его. Хотя есть и зубры вроде Мясниковича, которые были в большой политике еще до правителя.

— Легко ли Лукашенко находит общий язык с новым поколением чиновников?

— Судя по его выступлениям, иногда ему приходится не то что ломать себя, но… Они предлагают неприятные меры, на которые он не хочет идти. Тогда — видимое раздражение, и звучат фразы типа «мне со всех сторон говорят то, рекомендуют это…». Заметьте, он очень редко и мало дает этим своим людям позитивные оценки. «Мне подкинули такую хорошую идею…», «Наше министерство разработало отличный план…» — помните вы такое?

— Да, чиновники на совещаниях встают, как в школе перед учителем, или сидят, уставившись в бумаги, и что-то старательно записывают…

— Это зрелище, непростое для психики. Даже жалко их становится. В общем, структура белорусской власти такова, что вся инициатива неперсонифицирована. Хороший закон или плохой — мы не знаем, кто за ним стоит, на ком лежит ответственность, кому быть благодарными. У нас законы не называются «поправка Кочановой» или «дополнение Мясниковича».

— Только на заборе (в буквальном смысле) могут об этом написать!

— Но на заборе — это на заборе. Мы все равно не знаем, является ли Марианна Щеткина автором декрета о тунеядцах или нет, поддерживает она его или нет, или, может, просто стоит на посту, где нужно было этот декрет согласовывать и реализовывать.

«Линия партии» колеблется вместе с Александром Лукашенко

— Чем старый чиновник отличается от молодого? Кто из них лучше для государственного аппарата?

— Здесь нужно исходить из государственной стратегии. Потому что госаппарат подбирается под реализацию конкретных задач. Если есть направление на либеральные реформы, нужны дерзкие молодые люди с западным образованием и хорошим английским языком. А если цель — все законсервировать и сохранить традиции, то и аппарат подбирается из пенсионеров. Но в Беларуси какой-то внятной стратегии развития страны нет, все определяется сиюминутными устремлениями, «линия партии» колеблется вместе с Александром Лукашенко. Сложно сказать, какой чиновник наиболее подходит для этого. Видимо, гибкий.

— А гибкий чиновник — это приспособленец? Скорее, исполнитель, чем инициатор?

— Естественно! Такая система растит циничных чиновников. Они не спешат выполнять поручения, так как знают, что завтра их могут отменить. С инициативой при таком состоянии дел выходить не то что опасно, но, по крайней мере, бессмысленно.

— И будет все равно так, как решат «наверху»?

— Безусловно, не все инициативы принадлежат Александру Лукашенко, он не сам пишет все эти бесконечные проекты постановлений. И что-то свое министерства могут через него провести. И из всего потока инициатив, идущих снизу, очень немногие получают поддержку. А значит, много работы делается впустую.

Экспатов «возвращают» в страну не деньги, а возможность вписать свое имя в историю

— Есть ли в Беларуси «ресурс экспатов»? Если Грузия сумела вернуть в страну успешных администраторов, которые раньше по разным причинам уехали искать счастья за рубежом, то, может, и у нас есть такой шанс?

— Население Беларуси большее, чем население Грузии. Так почему у нас не найдется талантливых экспатов? Белорусы — люди образованные, многие работают за рубежом и осваивают лучшие практики. Вряд ли здесь им предлагают бешеные деньги. Зато здесь есть огромные возможности для самореализации. В Грузии многие чиновники говорили нам, что именно это их привлекло. Если в готовую систему — хочешь, не хочешь — надо встраиваться, то там было пространство для творчества!

— То есть смысл в том, что ты можешь вписать свое имя в историю страны?

— Да.

— Кстати, интересно, почему Парк высоких технологий возглавил государственный идеолог, а не, скажем, разработчик Viber? Система не готова?

— Система заинтересована в усилении контроля над ПВТ, а не в том, чтобы пригласить сюда какого-нибудь «Цукерберга». Согласится он или нет — одно дело, а другое — дадут ли ему здесь ту степень свободы, которую он потребует?

Справка

SYMPA — Школа молодых менеджеров публичного администрирования. В этом проекте чиновники и люди, так или иначе причастные к аппарату власти, вместе с активистами общественных организаций, молодыми юристами и журналистами учатся практикам государственного управления. Студенты SYMPA путешествуют по разным странам и смотрят, как работают мэрии, как распределяются местные бюджеты, как строятся дороги. Также обсуждается возможность применить лучшие практики в Беларуси. «Мы делаем смешанные группы, и люди часто удивляются, что нормальные люди есть и с другой стороны баррикад», — замечает Наталья Рябова.