TOP

Александр Ярошук: Дело профсоюзов пахнет санкциями

Могут ли репрессии, развязанные сейчас властями в отношении независимых белорусских профсоюзов, выразиться в конкретных деньгах, которые потеряет наша страна вследствие этого? С таким вопросом ucpb.org обратился к председателю Белорусского конгресса демократических профсоюзов Александру Ярошуку.

— Давление на лидеров и активистов независимых профсоюзов продолжается — Геннадию Федыничу предъявлено обвинение, с него взята подписка о невыезде, Игорь Комлик вообще находится в СИЗО КГБ. В связи с этим международные организации сделали жесткие заявления о недопустимости нарушения прав трудящихся и профсоюзов. Но многие наши граждане считают, что эти заявления ничего не стоят, они так и останутся заявлениями…

— Беларусь потеряла в 2007 году торговые преференции Европейского союза. Это решение было принято по требованию Международной Конфедерации профсоюзов и Европейской конфедерации профсоюзов. Так вот, ЕС принимал это решение, базируясь на оценках Международной организации труда (МОТ).

— Могут ли репрессии, развязанные сейчас властями в отношении независимых белорусских профсоюзов, выразиться в конкретных деньгах, которые потеряет наша страна вследствие этого?

— Я отвечу таким образом. Только две страны в международном сообществе подвергались наказаниям со стороны ЕС в виде лишения торговых преференций. В первом случае это была Мьянма в 1999 году, во втором случае это была Беларусь в 2007 году. И только одна страна в истории столетней МОТ подвергалась наказанию, предусмотренному параграфом 33 МОТ, — это Мьянма.

И вот я провожу аналогию между Мьянмой и Беларусью, потому что мы оказались вот в такой, очень незавидной компании. В 2001 году МОТ применила против Мьянмы параграф 33, который звучит примерно таким образом: если какая-либо страна систематически нарушает права трудящихся и профсоюзов, то МОТ вправе принимать такие решения, которые она считает целесообразными в этой ситуации. В отношении Мьянмы, которая, как известно, приковывала работников цепями к рабочему месту, МОТ приняла следующее решение: обратилась к странам международного сообщества прекратить всякие отношения с правительством Мьянмы.

— И это было сделано?

— Это было сделано, и это сработало. И именно решение МОТ стало переломным моментом, оно понудило военную хунту, которая правила тогда в Мьянме, сделать первые шаги по восстановлению прав трудящихся и по возвращению страны на демократический путь развития. Что происходит очень трудно, мучительно, непоследовательно, неоднозначно, но происходит.

Как будет с Беларусью, я не знаю. Было бы не очень ответственно с моей стороны говорить, что Беларусь пройдет тот же путь, след в след, который прошла Мьянма. Речь идет всего лишь о том, что, поступая таким образом, как в том случае, о котором мы говорим, в очередной раз развязывая репрессии против независимых профсоюзов, их лидеров и активистов, белорусская власть существенно повышает риски того, что против нее тоже могут быть приняты меры, как в случае с Мьянмой. Об этом мы можем говорить.

У МОТ своих прямых рычагов, каких-то санкций нет. Но она может использовать опосредованные рычаги влияния. С Мьянмой это было обращение к странам международного сообщества. С Беларусью — мы не знаем, что, но если так серьезно стремиться испытывать судьбу, то мы можем предполагать, что могут быть очень серьезные решения со стороны МОТ.

Анна Красулина, ucpb.org