TOP

Спать надо ночью. На подушке…

Без сна нельзя, а зачем он? — Теорий и гипотез тысячи. Но ответа нет. В общих чертах: сон нужен для восстановления нервных (и, конечно, не только) функций организма.

На вопросы отвечает доктор биологических наук, член американского и европейского научных обществ по изучению сна Владимир Ковальзон.

— Владимир Матвеевич, я к вам с неожиданным сообщением. Оказывается, в сомнологии появилась новая сенсационная теория: сон — это не естественное состояние человека, а сбой в работе нейронов головного мозга. В идеале мы должны бодрствовать постоянно, но в ходе эволюции что-то пошло не так, и вот теперь человек вынужден треть жизни проводить скрюченным и раздетым под одеялом в состоянии практически овоща…

— Да, проводит. И тем не менее в ходе эволюции человек «в виде овоща», как вы выразились, не погиб, не оказался съеденным хищниками. Значит, его сон Владимир Ковальзон— не сбой нейронов, а что-то, что перевешивает угрозу истребления. Я уж не говорю о том, что спят и те, кто его мог бы съесть — хищники. Все теплокровные спят. И не только они.

— Но что ж так долго-то спят? Мы бы сейчас на Луну на такси ездили, если б не проводили столько времени лежа на боку.

— Вообще-то наш сон — процесс циклический. Каждый цикл длится полтора часа. Разбуди человека через полтора часа сна, он будет чувствовать себя отдохнувшим. Но в сумме в сутки должно все равно набегать 5—6 циклов сна. Причем 15—20 процентов этого времени должна составлять фаза так называемого быстрого, или парадоксального, или РЕМ-сна (это все синонимы). Быстрый сон — это сон со сновидениями. Остальное — так называемый медленный, или медленноволновый. Без этих двух состояний у человека не возникает чувства отдыха. Да и самого отдыха тоже.

— А как же король Фридрих и Наполеон? Известно, что они практически не спали. Да и сегодня постоянно появляются сообщения, что где-то обнаружен человек, который вообще не спит и прекрасно себя чувствует.

— Это все сказки. Несколько лет назад мои коллеги нашли такого человека. О нем было известно, что он «практически не спит». Связались с ним. Предложили оплатить поездку в Москву в свою лабораторию. Категорический отказ, бросил трубку и больше в контакт не вступал. Выводы делайте сами.

— Ну хорошо, но почему спят ночью?

— Это еще одно доказательство того, что человек произошел от африканских экваториальных обезьян, которые спят именно в ночное время.

У человека дневное зрение. И нюх слабее, чем у ночных хищников. Хотя и человека, и домашних животных можно приучить спать днем. Среди людей есть представители некоторых профессий, которые поздно вечером или ночью работают и вынуждены отсыпаться в утренние или дневные часы. Но в целом для человека это, конечно, не характерно. Спать надо ночью.

— Вы утверждаете, что без сна нельзя, а зачем он?

— Если бы я вам ответил точно, уже получил бы Нобелевку. Теорий и гипотез тысячи. Но ответа нет. В общих чертах: сон нужен для восстановления нервных (и, конечно, не только) функций организма.

— Ну это общие слова.

— Я же вас предупреждал: никому не известно. Есть только разрозненные данные. Например, вот что удалось узнать недавно. В позапрошлом году большой коллектив исследователей из США показал, что в мозгу подопытных мышей во время медленного сна открываются некие специальные каналы и через них удаляются большие «вредные» молекулы. Эта система названа «глимфатической», то есть «глиальной лимфатической», и она отчасти выполняет в головном мозге функции лимфатической, поскольку последняя располагается лишь на поверхности мозга, в его оболочках. Роль лимфы в головном мозге играет межклеточная (спинномозговая) жидкость — ликвор. Во время медленного сна каналы, по которым она протекает, открываются, и токсичные молекулы удаляются. С возрастом работа этого механизма нарушается, и эти молекулы уже выводятся из нейронов не полностью, накапливаются. Так появляются белковые бляшки, характерные для болезней Альцгеймера и Паркинсона.

— Возможно, все эти открытия — капли в море того, что будет открыто в этом направлении в будущем.

— Думаю, да. Вот, к примеру, быстрый сон. Не будет его, человек вообще не отдохнет. Во время быстрого сна в мозг поступают сильнейшие импульсы, нам снятся сны. А зачем все это нужно, тоже непонятно.

А вот еще. Путешественники в автобусе отмечают, что сон в кресле не дает чувства отдыха. Стали экспериментировать, и оказалось, что у человека есть группа мышц, которая, расслабляясь, посылает в мозг сигнал: можно спать «по-настоящему».

Так вот, эта группа расслабляется, только когда мы спим лежа и с подушкой для головы.

— А как же космонавты? Какая там у них подушка? Там же мышцы, наверное, вообще не расслабляются?

— Так в том-то и дело, что это одна из проблем космонавтики…

Да и мышцы в невесомости ведут себя по-другому. Полноценного сна не происходит.

Говорят, что космонавты просят разрешить им принимать снотворное, а этого делать в космосе по технике безопасности вряд ли можно. Так что о долгосрочном пребывании человека в космосе и полетах на Марс можно пока только мечтать.

Без полноценного сна длительное пребывание человека на орбите, видимо, наносит ущерб его здоровью и нарушает когнитивную деятельность. В прессе в свое время писали, что в 70-е годы во время знаменитой стыковки «Союз»—«Аполлон» возникла нештатная ситуация. Наши космонавты никак не могли пристыковаться, они нервничали, не спали, ничего не получалось. И тогда им разрешили принять фенибут — самый безвредный из существовавших тогда снотворных препаратов (он до сих пор применяется). Космонавты выспались и прекрасно пристыковались.

— Но, допустим, во время войны сутками не спят.

— Еще раз повторяю: без нарушения когнитивной деятельности даже молодой, полный сил мужчина может не спать максимум 36 часов. Потом у него усиливаются периоды микросна или полного «отключения».

На войне в таком состоянии человек, да, идет в атаку, управляет, например, танком, но куда он идет и как управляет — никому не известно.

Во время «войны в Заливе» против Саддама Хусейна этот эффект был доказан. Как писала зарубежная пресса, в одном из сражений армия союзников вначале трое суток глушила иракцев шумовыми бомбами, а на следующее утро в четыре часа пошла в наступление. По свидетельству очевидцев, иракские солдаты были в невменяемом состоянии: они не оказывали сопротивления, плакали и просили оставить их в покое, дать поспать.

— Четыре часа утра. Как в Великую Отечественную…

— Да, это опасное для человека время, и оно хорошо известно с древности. Самые длинные периоды быстрого сна у нас возникают под утро. При этом происходит нарушение дыхательного и сердечного ритмов. Один из моих учителей, академик РАМН Александр Моисеевич Вейн, говорил: «Во время быстрого сна жизнь больного висит на волоске».

— А вы говорите, что ночью мозг проверяет и оздоравливает все органы…

— Это лишь одна из теорий, и то недоказанная. Например, у больных с кардиорасстройствами при холтеровском исследовании (это когда надо ночь провести с приборчиком, записывающим кардиограмму) наиболее сильное заболевание сердца (например, мерцательная аритмия) проявляется именно в те самые 4—5 часов утра. Это отмечает и прибор.

— Любители компьютерных игр ночи проводят за мониторами…

— …а утром садятся в машину, и у них во время поездки может возникнуть микросон. Он не поддается самоконтролю: один миг — и можно врезаться в машину или сбить пешехода. А вроде ж трезвый…

— Зато в будущем нам обещают машины с электропилотом — спи сколько хочешь.

— Это не спасет. Чтобы компьютер ездил по дорогам, как человек, он должен обладать человеческой логикой. А значит, его мозг должен быть похож на человеческий. Улавливаете, куда я клоню?

— Он что, должен спать?

— Ну спать не спать, но что-то подобное. А что вы так удивляетесь? В 60-е годы, когда появились первые мощные компьютеры, были зафиксированы их внезапные выключения. Причем не в результате поломки. Это была просто «отключка». Но в это время машина работала, что-то в себе «переваривала», «перетасовывала», а на связь с оператором не выходила. Сон? Наверное, нет. Компьютер — цифровая машина, а наш мозг — аналоговая. Но об этом таинственном эффекте тогда даже книжку написали. Есть вероятность, что, если будет создан квантовый суперкомпьютер, он тоже «захочет поспать».

— Как-то даже обидно становится. Мы в ХХI веке живем, а фундаментального свойства собственного организма разгадать не можем.

— Могли бы, конечно, но для этого недостаточно усилий даже такой страны, как США. Вот, к примеру, бозон Хиггса искала большая группа стран, были привлечены огромные силы. А ведь бозон Хиггса при всем моем к нему уважении не позволит человеку уже завтра жить качественно лучше.

А сон поможет. Для изучения мозга созданы гениальные приборы — нейросканеры. Они безвредно «просвечивают» головной мозг, видят, что внутри — в объеме, в цвете строят свои трехмерные снимки серого и белого вещества. Но чтобы эффективно работать с ними, нужны большие вложения. Причем они себя точно окупят.

— Спать станем лучше? Не смешите. За это денег не дают.

— Дело не в этом. Ведь известно, что мы произошли от африканских тропических обезьян. Эта обезьяна любит яркое солнце.

Между тем уже изобретено искусственное «домашнее» солнце! Его излучение соответствует солнечному спектру именно в полезной для человека части — 860 нанометров. Дело в том, что наши «биологические часы» рассчитаны на сутки, в которых не 24, а 25 часов. Важные биохимические реакции в клетках «биологических часов» организма у большинства людей не укладываются в земные сутки. Специальные «часовые белки» синтезируются и распадаются с периодом 25 часов. Ни пища, ни стресс не влияют на это — только солнечный свет. Иначе наши биологические часы начинают отставать, наступает так называемый «десинхроноз», который может запустить начало множества болезней. Но эти часы легко перезапустить. Просто утром надо открыть штору и увидеть солнце. Постоять немного на солнечном свете.

— Но у нас теперь редко его увидишь.

— А вот если стать под душ и осветить себя при этом домашней солнечной лампой, биологические часы легко перезапустятся. То есть ваш организм будет работать в разы эффективнее. Но вы их не купите, они есть только в некоторых клиниках и стоят очень дорого — до 20 тысяч евро.

А вот еще разработка. Обычный ваш будильник звонит, когда придется, и почти всегда «разрывает» ваш полуторачасовой цикл сна. Можно сделать приспособление: маленькую нашлепку на макушку головы, которая будет отслеживать конец цикла и разбудит вас в промежутке между циклами, именно тогда, когда надо, чтобы вы встали…

«Новая газета»