TOP

Есть ли у нас правосудие?

Эта тема не сходит с повестки дня нашей жизни. Каждый день она о себе напоминает и требует решения. Автору статьи тоже довелось с ней соприкоснуться.

Три примера

Первый. 1 ноября суд Ленинского района Минска, рассмотрев материалы дела об административном правонарушении в отношении Владимира Некляева, признал его виновным по ст. 23.34 КоАП и вынес постановление об административном аресте на 10 суток. Основанием для привлечения к ответственности, согласно милицейскому протоколу, являлось то, что Некляев якобы призывал к участию в акции 21 октября через социальные сети.

Можно спорить, содержались ли призывы в интервью Некляева телекомпании «Белсат», часть из которого была размещена на сайте «Хартии-97». Однако с юридической точки зрения следует признать, что субъектами правонарушения по статье 23.34 КоАП («Нарушение порядка организации и проведения массового мероприятия или пикетирования») могут быть только участники и организаторы таких мероприятий. Владимир Некляев не участвовал в акции. Значит, его осудили незаконно.

Второй. 1 ноября Мингорсуд отказал в удовлетворении жалобы политика Вячеслава Сивчика на решение суда Партизанского района Минска. Этим решением Сивчик 16 октября был подвергнут аресту на 5 суток за участие в акции 8 сентября против белорусско-российских учений «Запад-2017».

Особенность ситуации состоит в том, что еще раньше, 28 сентября, суд постановил оштрафовать политика на 45 базовых величин (1035 рублей) за ту же акцию. Однако прокурору Партизанского района этого показалось недостаточно, и он в своем протесте потребовал применить «…к названному лицу административное наказание, соответствующее тяжести совершенного правонарушения». Минский городской суд удовлетворил протест прокурора, направив дело на повторное рассмотрение в суд Партизанского района. Тот, как выше отмечалось, усилил наказание политику.

Согласно ст. 7.1 Процессуально-исполнительного кодекса об административных правонарушениях, решение судьи может быть обжаловано, по общему правилу, только участниками административного процесса. В порядке исключения «иными юридическими и физическими лицами», если решение затрагивает их права и законные интересы. В этой связи возникает вопрос: какой интерес имеет прокурор Партизанского района к делу В.Сивчика?

Следует также иметь в виду, что до последнего времени решения судей об аресте исполнялись незамедлительно, поскольку в действующем законодательстве у граждан отсутствует возможность подачи кассационной жалобы на такое решение (хотя это нарушение гражданских прав). Сейчас почему-то начали делать отступления от этого правила и оставлять подвергнутых аресту граждан на свободе. Правда, когда поступает команда, их хватают и везут в ЦИП на Окрестина. Там же им добавляют срок, как это произошло с Николаем Статкевичем.

Третий. 30 октября автор статьи имел возможность лицезреть в Мингорсуде трех судей — Наталью Бабкину, Елену Шелег и Марину Козлову. Они рассматривали нашу с правозащитником Олегом Волчеком жалобу на решение судьи суда Ленинского района Минска Ирэны Бролишс. Жалоба касалась претензий к судье суда Фрунзенского района Евгению Писаревичу, который подверг Олега Волчека штрафу за участие в Марше нетунеядцев в феврале 2017 года.

К сожалению, эти три женщины-судьи не продемонстрировали примера правосудия. Все наши ходатайства были отклонены, доводы проигнорированы. Нас поразило и итоговое решение: жалобу отклонить ввиду неподведомственности. Как так? Ведь ст. 60 Конституции гарантирует гражданам право на судебную защиту.

Почему не соблюдаются Конституция и законы?

Этот вопрос невольно встает во всех трех примерах. Суды фактически отказываются выполнять нормы Конституции и законов, избирая путь политической целесообразности.

Почему? Да потому, что во всем, начиная от назначения на должность и кончая материально-техническим обеспечением, суды и судьи зависят от органов исполнительной власти и лично от главы государства. Он продлевает судьям контракт, продвигает по карьерной лестнице, присваивает квалификационные классы, награждает, но может и выгнать и даже санкционировать привлечение к ответственности.

Тем самым наши суды утратили качества органов правосудия, а именно: независимость, беспристрастность, справедливость. Они, по сути, превратились в придаток исполнительной власти, хотя это и скрывается. В этой связи суд становится опасным для общества, в первую очередь, для тех, кто выступает в роли политической оппозиции или, как их называют, «пятой колонны».

Рецепт возрождения судов

Назначение судов — быть органами правосудия, то есть объективно разрешить спор или вынести справедливое наказание лицу, совершившему преступление (а при недоказанности вины — вынести оправдательное решение). Для судов не должно быть закрытых тем и отговорок типа «жалоба не подлежит рассмотрению ввиду ее неподведомственности».

Необходимым условием для осуществления правосудия является независимость судей от других органов власти и должностных лиц. Такие условия надо создавать, и как можно скорее, иначе мы рискуем причинить вред правам и свободам граждан.

Полагаю, что гарантией независимости судов может стать их избрание парламентом и местными органами самоуправления по рекомендации Всебелорусского совета судей. Этот совет должен стать авторитетным и независимым органом по отбору судейских кадров из числа лиц, успешно сдавших экзамен на должность судьи. При нем должна состоять комиссия по принятию квалификационного экзамена. В случае вакансии должности судьи следует проводить конкурс среди претендентов. Решающее слово должно принадлежать депутатам парламента или региональным представительным органам. Пусть они избирают судей на определенное количество лет (4—5 лет). Каждый раз судам надо обновляться, а судьям заслужить доверие избирателей.

Следует также решиться на введение суда с участием присяжных заседателей для рассмотрения дел о тяжких преступлениях, если обвиняемый не признает себя виновным и требует такого суда. А от народных заседателей, получивших название «кивал», надо отказаться как от бесполезного придатка к единоличному судье.

Для рассмотрения жалоб граждан на решения и действия органов управления и должностных лиц следует предусмотреть упрощенную процедуру судопроизводства, но в состав суда необходимо включить представителя от правозащитной организации и от трудового коллектива, где работает заявитель. Тогда судья вынужден будет судить по закону и по совести, иначе лишится своей должности.

Органом правосудия должен стать и Конституционный суд. Кроме своих специфических полномочий (проверка конституционности правовых актов и др.) он должен рассматривать жалобы граждан на нарушение их конституционных прав и свобод в актах высших органов власти и должностных лиц, включая президента.

Убежден, что для оздоровления судов необходимо провести судебно-правовую реформу и создать новую систему судов, а главное — обновить кадровый состав судей. Только новые судьи примут на себя обязательство судить по закону, совести и справедливости. Я хотел бы быть среди них и заняться проведением этой реформы. Задержка только за временем, которое в Беларуси, похоже, остановилось.

Михаил Пастухов, доктор юридических наук, профессор

Читайте также:

Уроки прошлого не должны забываться

Занімай, Беларусь маладая мая, свой пачэсны пасад між народамі!

Погиб солдат. Кто за это ответит?

О праве на достойную зарплату и пенсию