• Погода
  • +18
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298
TOP

Власть признала фиаско белорусской модели, но не готова к ломке системы

Эксперты о политических итогах 2017 года и прогнозах на 2018-й.

Александр Класковский, политический обозреватель:

— Если предельно коротко сформулировать итоги прошлого года, то это будет слово «тунеядцы». Белорусское руководство после этих протестов, несмотря на то, что они были достаточно жестко подавлены, окончательно пришло к пониманию необходимости изменения белорусской модели.Klaskovskiy

Лукашенко, который прежде козырял своим консерватизмом, подчеркивал, что никаких реформ в Беларуси не нужно, в конце года стал рефреном повторять, что он не ретроград и не выступает против новаций. Глава государства подписал целый ряд декретов — и о раскрепощении бизнеса, и о создании IT-страны. По сути, он признал фиаско прежней модели, которая базировалась на получении субсидий от России и эксплуатации советской индустриальной базы. Этот ресурс исчерпан, и консерватор Лукашенко вынужден идти на революционные шаги. Пока еще не в целом в экономике, а в отдельных ее кластерах.

Сейчас, по прогнозам эксперта, главный вызов будет заключаться в том, что белорусское руководство попытается как-то совместить эти прогрессивные кластеры с массивом нереформированной госсобственности.

— Шансы на успех здесь невелики, — констатирует политический обозреватель. — Сейчас идет большая дискуссия политизированной публики, удастся ли Лукашенко при ставке на высокие технологии провести модернизацию. В какой-то степени это возможно, есть примеры. Но я думаю, что чуда не случится, и этот вызов будет висеть дамокловым мечом над белорусской властью.

Второй вариант для властей — продолжать реформы, а это значит все-таки идти на реструктуризацию госсектора, широкую приватизацию и прочие вещи, означающие ломку прежней командно-административной системы.

— И задумываться уже над преобразованиями и в политической жизни. Ведь одно с другим связано: невозможно гармонично развивать экономику при диктатуре, — подчеркивает эксперт.

Во внешней политике, по его словам, по сути, происходит постепенное разрушение старой картины мира, которую отстроила белорусская власть.

— Мол, мы навеки с братской Россией, нам наплевать на гнилой Запад. Жизнь сбила всю эту спесь. Оказалось, что не такая уж и братская эта Россия, — считает Александр Класковский.

Последняя нефтегазовая война длилась около года. Но перемирие это тоже довольно шаткое. Вопрос цены на газ висит в воздухе — только на два года определена цена, а что дальше?

— И то, что Россия вошла в долговременную конфронтацию с Западом, тоже очень напрягает белорусское руководство: не хочет Минск втягиваться в эту холодную войну, — говорит политический обозреватель. — А вместе с тем, статус союзника и экономическая зависимость от России все-таки вынуждают идти в ее фарватере. И если вдруг Путин надумает ставить здесь свою авиабазу или размещать «Искандеры», возникнет почва для нового конфликта.

По словам эксперта, Александр Лукашенко вынужден из антизападника превращаться в более гибкого политика, который «пусть и резиновой улыбкой, но улыбается Брюсселю». По крайней мере, нужна диверсификация внешней торговли, нужны инвестиции, передовые технологии, которые не может дать Россия.

Беларусь будет вынуждена всячески маневрировать на международной арене, пытаться получать дивиденды за счет дистанцирования от Москвы в ряде внешнеполитических вопросов, за счет миротворчества.

Болтаться между Россией и Европой нашей стране предстоит еще долго — таков прогноз Александра Класковского.

KazakevichПолитолог Андрей Казакевич основным политическим событием года также называет социальные протесты, вспыхнувшие на границе зимы и весны. И все, что с ними связано: и попытки оппозиции возглавить эту волну, и действия властей, направленные на то, чтобы ее сбить.

— Самое интересное — как власти проводили деэскалацию протестов, — подчеркивает эксперт. — В результате давление на прессу и политическую оппозицию не привело к ухудшению отношений с ЕС и США. То есть все было сделано достаточно успешно для властей.

Что касается Европы, то отношения с ней, по мнению политолога, были сохранены на достаточно благоприятном уровне — гораздо более высоком, чем это было, начиная с 1996 года.

— Хотя есть ощущение, что сегодняшний формат себя исчерпал. Уступки, сделанные обеими сторонами, уже отыграны. Нужны какие-то дополнительные шаги, но пока ни одна из сторон к этому не готова, — считает Андрей Казакевич.

По его словам, нужно работать дальше, прежде всего над созданием двухсторонних соглашений. Но это будет долгий процесс. Кроме того, внешнеполитическая активность ЕС падает ввиду множества его собственных внутренних проблем.

В то же время, нельзя сказать, что в отношениях с Европой наступила стагнация.

С Россией, по мнению эксперта, отношения улучшились. Но и здесь обошлось без кардинальных изменений.

— Москва занята президентскими выборами и ей не нужен лишний негативный фон, — считает Андрей Казакевич. — Нужно еще учитывать общую напряженность в Восточной Европе, ухудшение отношений России с Западом. На этом фоне Москва совсем не заинтересована в появлении новой точки напряжения. Хотя при этом она не готова делать значительные уступки Минску.

Zautra.by