• Погода
  • +11
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298
TOP

«Приходилось ложиться на ночь с топором»

Как дочь партизана борется за права жителей Слуцкого района.

Многолетнего автора «Снплюс» Зинаиду Тимошек, бывшую учительницу в Слуцком районе, знают сотни людей. «Если бы не Зина, ничего бы не было», — с благодарностью говорят о ней люди. После референдума 1996 года из совершенно аполитичного человека Зинаида превратилась в общественную активистку. С тех пор она помогла разрулить сотни местных проблем. Зачем она ввязалась в это дело, почему терпит рикошеты в виде штрафов, насколько сложно в одиночку противостоять несправедливости? Ей ведь не раз угрожали. Признается, что приходилось ложиться на ночь с топором…

Родители Зинаиды и большинство ее родственников были учителями, поэтому и ее судьба была предопределена. Представьте: из пяти детей в семье четверо продолжили династию. Как вспоминает сама Зинаида, «когда собирались вместе, получалась какая-то учительская конференция».

С 1978-го по 2006 год работала в сельских школах — учила иностранным языкам, преподавала историю и курс «Человек и мир». Вот что рассказывает Зинаида о себе:

— До 1996 года я была совершенно аполитичной. В 1994-м в первом туре проголосовала за Зенона Пазняка. Во втором — за Лукашенко, поскольку тогда в глазах многих простых людей он был символом перемен. Мы ошиблись…

Во время референдума 1996 года как историк я уже понимала, что в результате голосования, когда президент действительно приобретет дополнительные полномочия, мы перейдем к авторитарной системе правления. Я не пошла голосовать и призвала сделать так же односельчан в Вежах. Сама расклеивала листовки. Помню, как любимую кожаную куртку тогда всю измазала клеем.

Я хотела повесить копию острой газетной статьи в школе, где находился избирательный участок, но он охранялся милицией. Ждала-ждала, думала, может, уедут, а потом напрямую подошла к милиционеру и объяснила, что и почему хочу сделать. Он мне тогда сказал, что у них есть установка не допускать распространения листовок, но насчет статей из газет никаких инструкций не было. Майор специально отъехал на несколько минут, а я сделала свое дело.

Понятно, что я не пошла на голосование. В восемь часов вечера, когда оно закончилось, выпила 50 граммов водки. Было ощущение, как будто я нахожусь на панихиде по будущему страны. Позвонила другу, тоже учителю истории. Он делал то же самое, что и я — «хоронил страну».

Но трагедию осознавали далеко не все. Те же односельчане были «за сильное правление». А чего еще им было желать, если раньше в школе изучали только марксизм-ленинизм, если они жили в замкнутом пространстве, почти в лесу? Этому поколению никто не объяснял, что существуют разные формы государственного правления, не говорил, куда они могут завести. К тому же наш народ привык, что его всегда куда-то ведут. Сначала был царь, потом — Ленин-Сталин, партия, теперь вот батька…

Вежи, где я тогда жила, — поселок чернобыльских переселенцев. По закону они имели право бесплатно приватизировать свои квартиры и дома. Но им не разрешали. И люди, уважавшие меня как учительницу и принципиального человека, пришли ко мне за помощью. Мне и самой нужно было приватизировать квартиру, поэтому я пошла на прием к председателю совхоза. Спросила, почему у него такая позиция. В частной беседе он объяснил, что боится. Мол, после приватизации люди не будут работать в колхозе, а сбегут на заработки в Москву или Минск.

Мы собрали сотни подписей, прошли через суды, Администрацию президента, министерство. Именно помощник министра по приватизации помог решить дело в нашу пользу. Правда, это стоило мне шести месяцев жизни.

После того как я помогла односельчанам с приватизацией, ко мне начали обращаться за помощью и другие люди, даже из Слуцка. С тех пор я активно помогала в решении сотни спорных вопросов.

Image 6431

Все полки у меня завалены вырезками из законов, статей, судебных процессов. Где-то удалось лавочку установить, где-то заменить стояк канализации, отремонтировать подъезд, детскую площадку. Кого-то восстановили на работе, кому-то вернули горячую воду…

Были времена, когда я целенаправленно изучала законодательство. Приобретала правовые сборники, изучала кодексы. Ходила в городскую библиотеку, где был отдел правовой помощи. Но наше законодательство очень быстро меняется, поэтому теперь я не покупаю книжки с законами, а ищу их в интернете. В серьезных ситуациях советуюсь с известными правозащитниками.

Проблема белорусов в том, что они не знают своих прав, наших законов и не пытаются разобраться.

Недавно я побывала в деревне Радичево Слуцкого района: из кранов течет гнилая вода, почти черная, электрические столбы давно сгнили, вот-вот рухнут. Деревня словно забытая Богом. После такой экскурсии я поехала к начальнику райотдела МЧС и спросила: «Неужели у вас проверок не было? Разве вы не видели, как в Радичеве люди живут?» А он стал оправдываться: «Ни одной жалобы оттуда не поступало». Так, значит, жителей той деревни действительно все устраивает, раз они даже не позвонили ни разу?

Теперь я стараюсь не сразу бежать на помощь, а сначала подсказать человеку, как и что он может предпринять сам. И уж если у него не получается, а проблема действительно серьезная, — подключаюсь…

Меня неоднократно хотели уволить из школы и специально устраивали дополнительные проверки. Но я своих детей к экзаменам готовила с 1 сентября, поэтому мы их успешно сдавали. Позже я решила по выслуге лет уйти сама: чтобы из-за моей активной позиции не страдали другие учителя. Переехала из поселка Вежи в Слуцк.

Уже лет пять меня мучает серьезное заболевание. По словам врача, одним из факторов, провоцирующих это заболевание, может быть стресс. Врач удивляется, как я вообще еще живу и двигаюсь. Надо спокойно жить, но по натуре я не могу пройти мимо беды, поэтому все равно продолжаю ходить по судам. Теперь вот помогаю одной несчастной матери, сына которой посадили, скорее всего, незаконно.

Раньше я мечтала объединить неравнодушных людей и вместе создать совет города, который бы контролировал деятельность чиновников. Но многие не хотят видеть ничего дальше своего порога. Они с радостью получают помощь в решении своих проблем, а потом продолжают жить своей жизнью.

На днях я разговаривала с молодыми людьми, которые занимаются благотворительностью, помогают как больным детям, так и бездомным животным, птицам. Предложила объединиться, чтобы вместе создать сквер для отдыха в районе улицы Строителей. В принципе, они не против, но глубже смотреть или не хотят, или не могут.

В некоторых проблемах винят исключительно местные власти. Работает принцип: «Царь у нас хороший — бояре плохие».

«Наша Нива»