• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Почему зэки не приживаются на «воле»?

Недавно Центр социальных и экономических исследований CASE Belarus опубликовал результаты исследования по теме «Труд в пенитенциарной системе Беларуси». Они оказались по многим позициям шокирующими.

Их садят и садят, садят и садят…

В Беларуси ежегодно осуждается свыше 40 тысяч человек. Из них — третья часть к лишению свободы. Не стал исключением и прошлый год. Правда, на сайте Верховного суда «висит» статистика только по итогам первого полугодия 2017 года (всего осуждено 19764 чел., из них к лишению свободы — 6335 чел.). На пресс-конференции 31 января 2018 г. первый заместитель председателя Верховного суда Валерий Калинкович уклонился от оглашения полных данных о работе судов, сказав только, что в 2017 году осужденных к лишению свободы было на 1700 чел. меньше, чем в 2016 году. Но все равно, речь идет как минимум о 10 тысячах заключенных.

Получается, ежегодно тюремное население страны прирастает примерно на средний районный город. Несмотря на все усилия к его сокращению, оно превышает в общей сложности 30 тысяч человек, что обеспечивает Беларуси прочное лидерство на европейском пространстве.

Еще одна показательная цифра: по данным МВД, 39,5% освободившихся повторно совершают преступления и снова оказываются за решеткой. То есть каждый третий зэк возвращается в «дом родной», как на своем жаргоне они называют колонии и тюрьмы. А там самым большим неудобством является труд, который, по мысли идеологов трудовых лагерей, освобождает и даже облагораживает. Согласно ст. 98 Уголовно-исполнительного кодекса, «каждый осужденный к лишению свободы обязан трудиться в местах и на работах, определяемых администрацией исправительных учреждений». Исключение сделано только в отношении мужчин старше 60 лет и женщин старше 55 лет, а также осужденных, являющихся инвалидами I и II групп. Несовершеннолетние осужденные привлекаются к труду «в соответствии с законодательством Республики Беларусь о труде», то есть с 16 лет.

Как видим, не считаясь с Конституцией и Трудовым кодексом, согласно которым сам гражданин решает, трудиться ему или нет, осужденных принуждают к труду. Причем без всякого выбора и условий оплаты.

Не случайно зэки не хотят работать и всячески уклоняются от этой «священной» обязанности. Тем более, что начисляют им за труд по нескольку десятков рублей. Опять же, не считаясь с тем, что правительством установлен размер минимальной заработной платы с 1 января 2018 г. — 305 рублей.

Чем зэку заниматься на «воле»?

После освобождения большинство зэков попадает под профилактический контроль органов милиции. В отношении их действует ряд ограничений и обязательств, в частности, отмечаться в отделе милиции, находиться по месту жительства в установленное время, по возможности, трудоустроиться.

Правда, с работой в наше время нелегко определиться даже людям не судимым, а тут — со справкой «об освобождении»… Почти все отбывшие срок посещают центры по трудоустройству или разные реабилитационные центры. Редко кому из них выпадает подходящая работа. Но даже если бывший зэк трудоустраивается, то отношение к нему со стороны руководителей и других работников зачастую специфическое. От таких лиц пытаются избавиться при первой же возможности. И они сами дают много поводов для претензий.

В общем, на работе они не задерживаются и ведут, как говорится, «кочевой образ жизни». До тех пор, пока в силу особенностей характера, привычек, в том числе злоупотребления спиртными напитками не попадают «под статью».

Со стороны правоохранительных органов отношение к бывшим зэкам тоже известное. Мало того, что за содеянное им добавляют квалифицирующий признак «лицом, ранее совершившим преступление», так еще нередко предлагают взять «в нагрузку» некоторые нераскрытые преступления. Второй срок почти всегда оказывается значительным, как и условия отбывания наказания (усиленный или строгий режим). После этого, как говорят бывалые зэки, век воли не видать.

В итоге из-за жесткой уголовной политики мы ежегодно теряем тысячи мужских особей. По сути, списываем их в утиль и не позволяем им вернуться к нормальной жизни. Между тем среди них немало тех, кто в силу обстоятельств стал невольным соучастником преступных действий, а в ряде случаев — жертвой оговора со стороны других лиц.

Особенно много таких несчастных выявляется в ходе борьбы с наркотиками. Только за 2017 год по ст.328 УК было осуждено почти 3000 человек. В основном это молодые люди от 20 до 30 лет.С первого захода им дают иногда по 10 — 12 лет, поскольку вменяют сбыт наркотиков в составе организованной группы.

Что делать?

На мой взгляд, с позорным явлением в виде 30-тысячной армии зэков надо покончить, и как можно скорее. Мужским генофондом надо дорожить не меньше, чем женским. Это ведь наша перспектива, демография, обороноспособность, прогресс.

Изменить ситуацию к лучшему можно лишь через преобразования. Инициативная группа родственников осужденных во главе с Людмилой Кучура начала сбор подписей за передачу департамента исполнения наказаний (ДИН) из МВД в ведение Министерства юстиции. По их мнению, это поможет смягчить условия пребывания в местах лишения свободы и улучшит отношение администрации к осужденным.

Мне представляется, что Министерство юстиции не готово принять такой «подарок». У него для этого просто нет возможностей. К тому же нужно учитывать, что нынешний ДИН — это огромное ведомство. Можно образно сказать, что это — белорусский ГУЛАГ (главное управление лагерей в составе НКВД СССР).

Для сведения: в подчинении ДИН МВД Республики Беларусь — тюрьмы (3), исправительные колонии, связанные с отбыванием лишения свободы (порядка 15), исправительная колония для несовершеннолетних (1), исправительные учреждения открытого типа (в их нумерации используется цифра «55»), исправительные колонии-поселения (в нумерации имеется цифра «26»), лечебно-трудовые профилактории (9).

Понятное дело, что все эти учреждения не пустуют, а наполнены, в основном мужчинами молодого и зрелого возраста. Там же проводят свои дни и ночи более двух тысяч женщин (в ИК-4 г.Гомеля, ИК-24 в Речицком районе, в колонии-поселении в Ветковском районе).

В перспективе планируется принять закон о ресоциализации лиц, освободившихся из мест лишения свободы. Об этом говорится в межведомственном плане по реализации рекомендаций в сфере прав человека, утвержденном постановлением Совета Министров Республики Беларусь от 24 октября 2016 г. №860.

Однако этого недостаточно, да и долго придется ждать. Предлагаю свою программу мер по разгрузке наших пенитенциарных учреждений и приобщению мужиков к продуктивной и созидательной деятельности.

Во-первых, провести масштабную амнистию, которая должна затронуть не менее 1/3 всех «сидельцев». Ее можно приурочить, например, к Дню Республики.

Во-вторых, закрыть половину колоний открытого типа и колоний-поселений, где осужденных банально заставляют работать.

В-третьих, принять новый УИК в соответствии с международными правилами обращения с заключенными и отменить полусекретные правила внутреннего распорядка колоний, утвержденные министром внутренних дел вкупе с генеральным прокурором.

В-четвертых, разрешить осужденным, кроме лиц, находящихся на тюремном режиме, работать за пределами колоний. На осужденных должны распространяться без изъятия нормы трудового законодательства, в том числе зарплата, отпуска, лечение.

В-пятых, вывести ДИН из состава МВД, придав ему статус государственного комитета. При нем должен работать наблюдательный совет, сформированный по принципу трипартизма: 1/3 — от правительства, 1/3 — от осужденных, 1/3 — от правозащитных организаций. Руководитель комитета должен быть гражданским лицом.

Перечень мер можно продолжить. Контроль за их претворением в жизнь следует возложить на правительство, постоянную комиссию по законодательству Палаты представителей и Общественный совет при МВД во главе с бывшим главным редактором «СБ. Беларусь сегодня» Павлом Якубовичем.

Михаил Пастухов, профессор, заслуженный юрист, бывший судья Конституционного суда

Читайте также:

О чем послание?

О бюджете, ценах и пенсиях

Надо двигаться к лучшей жизни

«Людей сажают, как картошку по весне…»