• Погода
  • +17
  • EUR3,1436
  • USD2,6411
  • RUB (100)3,4298
TOP

В тюрьму в 14 лет. Как в Беларуси борются с наркоторговлей

Властям Беларуси с помощью жестких мер удалось снизить число преступлений, связанных с наркотиками. В результате до 40% заключенных, по данным правозащитников, сейчас сидят «за наркоту».

Если сведения правозащитников верны, то число таких осужденных — 13760 человек (по данным МВД на 1 января 2018 года в местах лишения свободы содержалось 34,4 тыс. человек).

Власти не обнародуют официальную статистику об осужденных за незаконный оборот наркотических средств, отмечая, впрочем, что в минувшем году было выявлено 5068 таких преступлений. По той же официальной статистике, 89,9% совершивших преступления привлечены к уголовной ответственности.

Осужденные «за наркоту» в Беларуси сидят долго: сроки для уличенных в изготовлении или хранении с целью сбыта начинаются от пяти лет.

За крупный размер, особо опасные вещества, распространение группой лиц либо на территории учреждений образования, здравоохранения и т.п. срок наказания начинается с 8 лет — и вплоть до 25, если проданный либо использованный в качестве «угощения» наркотик повлек смерть потребителя.

Потому цифры, приведенные правозащитниками, могут быть даже еще более высокими, если ежегодные официальные данные о наркопреступлениях суммировать за три последних года, в течение которых действует ужесточенное антинаркотическое законодательство.

Особый счет в этой статистике — совсем юные осужденные.

C 2015 года в Беларуси уголовная ответственность за хранение и сбыт наркотиков наступает с 14 лет. В стране известны случаи, когда 15—16-летним подросткам дают реальные десятилетние сроки.

Image 6505

«На тот момент, когда случилось это все, ей было 15 лет. И вот представьте, моей девочке сейчас 16, через 10 лет выйдет 26-летняя девочка-девица, и она научена только тому, чему ее научила зона», — говорит Наталья Карпович, мама Дианы Карпович, осужденной 2 февраля 2018 года по статье 328, ч. 4 Уголовного кодекса Республики Беларусь на 10 лет лишения свободы за незаконный оборот наркотических средств, совершенный организованной группой.

Спасенные жизни

«Сейчас я этим ментам даже благодарен — неизвестно, кем бы уже был и был бы вообще», — 30-летний Вадим, пять лет назад отсидевший два года в СИЗО и «на зоне» и уже отбывший назначенный после пересмотра дела срок профилактического наблюдения, не хочет называть свою фамилию. Рассказывает, что его с другом брали жестко — на стоянке у торгового центра бойцы в штатском моментально разбили стекла авто и нашли у друзей чуть более грамма синтетического наркотика.

«По действовавшему тогда закону мы могли пойти как потребители — если найденное разделить на двоих, даже под большую дозу не попадали. Но опер нашел в свидетели давнего и случайного знакомого, который показал, что мы пытались его угостить «около двух раз» — и шли мы в суд уже как группа, по распространению. Спасибо родным, адвокатам и судье, что рассматривала дело по апелляции!» — молодой мужчина не может сдержать волнения.

Вадим признает: по ужесточенному в последние годы законодательству за найденное у них при аресте вещество сидели бы долго: наркотик уже внесен в реестр как особо опасный.

«Тех двух лет мне хватило… А вообще за эту гадость головы надо откручивать — тем, кто понимает, что делает!» — эмоционально восклицает он.

Ужесточение законодательства

Тюремные сроки за хранение и сбыт наркотиков были увеличены с 1 января 2015 года, после вступления в силу декрета президента «О неотложных мерах по противодействию незаконному обороту наркотиков». В соответствии с декретом уголовная ответственность за хранение и сбыт наступает с 14-летнего возраста. Введена административная ответственность за нахождение в общественных местах в состоянии наркотического опьянения.

Правительство и его структуры создали систему, позволяющую оперативно реагировать на «новинки» наркорынка и блокировать каналы поступления наркотиков в Беларусь.

Госкомитет судебных экспертиз оснащен оборудованием, способным, по отчетам его руководства, в течение получаса выявить вид наркотического вещества, в том числе спайсов.

В короткий срок данные о новом опасном веществе вносятся в размещенную на сайте МВД базу и становятся доступными правоохранителям в любом пункте страны. Для пресечения пересылки наркотиков введены штатные единицы сотрудников наркоконтроля на почте и в службах экспресс-доставки. Сайты, замеченные в пропаганде либо попытке распространения наркотиков, подлежат блокировке, так же как подобные аккаунты в соцсетях. По данным МВД, в 2017 году было закрыто более 25 интернет-магазинов, которые занимались реализацией наркотиков.

Верховный суд Беларуси недавно сообщил, что в результате комплексных мер количество осужденных за наркотики в 2017-м уменьшилось на 18,5%; число несовершеннолетних, наказанных за незаконный оборот наркотиков с целью сбыта, сократилось вдвое.

Президент Лукашенко, проведя на днях заседание Совбеза, публично усомнился в статистике успеха. «Мы боремся против наркоманов, а где те, которые сегодня партиями поставляют эту наркоту в Беларусь? — возмутился Лукашенко. — Заботясь только о показателях, никакой речи об эффективной ликвидации каналов поступления наркотиков в страну идти не может. Конечно, намного легче получить быстрый результат за счет «мелочевки», а ситуация на самом деле будет только ухудшаться», — предупредил Лукашенко.

Искалеченные жизни

Вера ждет разрешения на свидание с сыном в колонии. Ее двадцатилетний Костя (имена изменены) — уже не студент столичного вуза, а «минер» и зэк. За распространение наркотиков посредством «закладок» — спрятанных в условленных местах доз, закладчиков таких доз и называют «минерами», — суд назначил Константину девять с половиной лет лишения свободы.

Друг, которому Костя взялся помочь (утверждал в суде, что первый раз и по незнанию преступных намерений), получил 15 лет.

Вера больше всего теперь боится, что друг подаст апелляцию, и Косте назначат больше.

«Я не брошу сына, я отсижу все вместе с ним, — Вера плачет. — Я думаю только об одном: через 10 — десять! — лет придет в эту комнату взрослый мужчина… Без профессии, с черным прошлым, тюремными «университетами»… А придет ли? И я доживу ли?»

Президент Лукашенко на очередном совещании по противодействию незаконному обороту наркотиков распорядился создать в местах изоляции для распространителей наркотиков невыносимые условия — «чтобы они смерти просили».

Пощады просят не из тюрем: родственники осужденных, осведомленные о том, как живется их близким в специально созданных по указанию президента спецусловиях, заявляют, что попавших за наркотики наказывают жестче, чем убийц и насильников.

Стихийно возникшее объединение «Матери 328» (328 — статья в уголовном кодексе Беларуси, определяющая наказания за изготовление, употребление, хранение, распространение наркотиков) взывает к общественности и чиновникам.

Возможны ли послабления?

«Матери 328» заявляют, что в местах лишения свободы — не только в колониях, но и в ЛТП (лечебно-трудовых профилакториях), в которых по указанию Лукашенко созданы жесткие условия содержания, — их родным не предоставляется необходимая медицинская помощь, крайне низко оплачивается труд; помещения, где отдельно от других заключенных содержат осужденных «за наркоту», переполнены.

И, конечно, всех угнетают назначенные судами сроки.

«Ко мне приходили семьи на прием, и в Администрации президента обсуждалось, что люди объединились, говорят о том, что суровые наказания вряд ли помогут нормальному возвращению в социум. Все мы это слышим», — говорит Вадим Девятовский, депутат парламента, не первый год занятый проблемами борьбы с наркотиками.

«Я понимаю родителей — мне их жалко, их детей жалко, — продолжает он. — Но на другой чаше этих весов — жизни, здоровье, покалеченные судьбы других людей. Привнесенное в жизни зло — из-за того, кто только «оступился». Я думаю, последствия и риски знали те, кто совершал злой шаг. Данные о том, что количество преступлений, совершенных несовершеннолетними, снизилось вдвое, свидетельствуют, что жесткими мерами мы защитили и вот эту половину потенциально готовых оступиться — защитили от наркотиков и последствий, с ними связанных, в том числе от тюрьмы».

По словам Вадима Девятовского, в парламенте и госструктурах обсуждается вопрос о смягчении наказаний — в первую очередь в отношении вовлеченных в незаконный оборот наркотиков несовершеннолетних.

«Мы ждем конкретных предложений, которые поступят в парламент», — отмечает Девятовский.

Предложения пока не поступили — ни от депутатов, ни из госорганов или других наделенных таким правом структур.

Татьяна Мельничук, Русская служба ВВС