• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Эволюция как синоним деградации

Катастрофы и революции наступают не потому, что кому-то очень хочется.

Что происходит в Беларуси? За годы работы в НИСЭПИ на этот вопрос у меня выработался стандартный ответ: «Вам как, коротенько, тезисами часов на десять, или в одно слово?» Должен признаться, что желающих выслушивать тезисы я так ни разу и не встретил. Что касается одного слова, то оно не является тайной, т.к. большинству белорусов дано непосредственно в ощущении. И слово это — деградация.

На дополнительный вопрос: «А что конкретно деградирует?», я обычно кратко отвечаю: «Все». Разумеется, различные компоненты целого, имя которому «Беларусь», деградируют с неодинаковой скоростью. В лидерах тут экономика, наука и образование. В аутсайдерах — властная вертикаль. Сегодня, как и на заре своего формирования, она все так же самодостаточна и в состоянии сама себя переназначать.

Чтобы не быть голословным, предлагаю открыть «Статистический ежегодник» за 2017 год, например, на разделе «Наука и инновации». Такое ограничение, полагаю, будет оправданным. Во-первых, объем каждого ежегодника превышает 500 страниц, а во-вторых, как справедливо отметил Лукашенко в своем выступлении на ІІ съезде ученых, наука — это та сфера, в которой «нам есть чем гордиться». Не зря же «по индексу знаний Беларусь занимает 45-е место среди почти 200 стран, улучшив этот показатель за последние пять лет на 14 пунктов».

Приглядимся к сфере нашей гордости. С 2012-го по 2016 год число организаций, выполнявших научные исследования и разработки, сократилось в Беларуси с 530 до 431 (-18,7%), а численность персонала — с 30 437 до 25 942 человек (-14,8%). Таким образом, рост индекса знаний был достигнут не числом, а умением. Свою позитивную роль сыграло и увеличение за это же время финансирования науки из средств республиканского бюджета с 0,24% до 0,27% к ВВП. Однако все познается в сравнении. В 2000 году последний показатель составлял 0,39%.

В экономически развитых странах доля финансирования науки в ВВП на порядок больше. Примерна такова она, например, в Китае.

Выступая перед учеными, Лукашенко напомнил, что еще десять лет назад на I съезде в качестве магистрального направления развития отечественной науки был определен ее прикладной характер. Ответ ученых не заставил себя долго ждать. Если в 2006 году было выдано 1015 национальных патентов на изобретения, то в 2016-м — 892 (-12,1%), и ближайшие перспективы не радуют, т.к. в 2016 году было подано только 455 заявок.

Выход есть всегда

Самодостаточность властной вертикали и ее способность себя переназначать в ходе так называемых выборов всех уровней еще не означает, что она в состоянии обеспечивать развитие белорусской модели. Одно из побочных последствий самодостаточности — прогрессирующая неадекватность в оценках окружающего мира и своего места в нем. Без активного участия госаппарата, без его патологической склонности к фальсификациям, тут, разумеется, не обходится.

Высшее руководство страны информацию, необходимую для принятия решений, вряд ли самостоятельно вылавливает из интернета. Не для того многочисленные сотрудники многочисленных специализированных служб едят свой хлеб с маслом.

Пример, который коснулся или должен был коснуться каждого белоруса, — обещание увеличить среднюю заработную плату к концу 2017 года то ли до 500 долларов, то ли до 1000 рублей. Белорусам обещали, а от вертикали требовали, причем, «жесточайшим образом».

С окончанием года проблем в Беларуси не возникло. Проблемы возникли с выполнением обещания. Однако виновные за его срыв названы не были. Все чиновники остались на своих местах. Между тем в текущем году реальные доходы населения и зарплаты начали стремительно расти, опережая рост производительности труда.

Почти в каждом своем выступлении Лукашенко предупреждал о недопустимости роста зарплат без адекватного повышения производительности труда. Но собаки лают, а караван идет. Скорость его движения в минимальной степени зависит от усилий погонщика, т.к. определяется скоростью не сильных, а слабых верблюдов, доля которых в «караване» белорусской экономики хоть и снизилась на 0,6% в январе-феврале по сравнению с аналогичным периодом прошлого года (с 23,2% до 22,6%), но зато сумма их чистых убытков увеличилась в 2,4 раза.

Согласно тонкому наблюдению главы государства, между прочим, обладателю диплома историка, «революции очень дороги, затратны и с тяжелыми последствиями. Мы уже исчерпали ресурс революций. Нам они уже не нужны. Надо эволюционировать». Белорусская модель и эволюционирует, вот только в какую сторону?

Сегодня в условиях благоприятной внешней конъюнктуры экономика растет. Завтра конъюнктура изменится, а вслед за ней то, что росло, начнет снижаться. Кто управляет в Беларуси этим процессом? Никто. Поездками по стране и регулярными совещаниями во Дворце Независимости от такой зависимости не избавиться.

«В отсутствие тотальной идеологии и практики массового террора и репрессий, — поясняет директор «Левада-центра» Лев Гудков, — государство в конечном счете неизбежно вырождается в децентрализованную структуру коррупционных или мафиозных связей и отношений, которые используют государственную монополию на легальное применение насилия как инструмент защиты и обеспечения материальных интересов правящей клики и бюрократии».

В таких условиях политика сохранения стабильности неизбежно начинает преобладать над политикой развития. А там и до застоя рукой подать. Незаметно, но неотвратимо система окостеневает, теряя способность к адаптации.

В спокойное время неэффективные, деградирующие системы могут жить долго. Только где оно, это спокойное время. Открываю текст президентского послания-2018: «Обостряется борьба за место в мировой иерархии», «Планету захлестнули торговые войны», «Национальный эгоизм, пренебрежение интересами своих партнеров и даже союзников, эгоцентризм, попрание международных норм становятся неотъемлемой частью политики ведущих мировых игроков»… Цитирование легко можно продолжить.

Как тут не вспомнить историю с каретой, превратившейся в тыкву, и с рейтингами политиков, упавших ниже плинтуса (Горбачев, Ельцин).

Но выход есть из любого застоя. К сожалению, через катастрофы и революции. И не потому, что кому-то очень хочется. Если политическая элита не способна, а общество не желает изменяться, то накопившиеся дисбалансы и противоречия рано или поздно, но обязательно сорвут крышку социального котла. Мало при этом никому не покажется. Но только так, скачком, и осуществляется у нас развитие.

Сергей Николюк

Читайте также:

Несколько слов об особенностях национальной модернизации

Закон и беспорядок?

«Корона» и «Замок» как символы постиндустриальной экономики

За что боролись, на то и напоролись