• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Сколько полюсов требуется для счастья и стабильности?

Политика, как известно, делится на внутреннюю и внешнюю. Логично было бы предположить наличие достаточно жесткой связи между ними…

Например, прежде чем выступать с инициативами по организации на своей территории переговорных площадок для разрешения международных конфликтов, неплохо было бы оформить хотя бы одну такую площадку для диалога с политическими оппонентами внутри страны. Неплохо было бы. Но на практике не получается и в ближайшие годы не получится.

Сложившийся в Беларуси политический режим не отличается оригинальностью. Только на территории бывшего СССР таких около десятка. Все они в своих конституциях декларируют стандартный джентльменский набор принципов народовластия. Откроем наугад две из них:

«Статья 1. Республика Казахстан утверждает себя демократическим, светским, правовым и социальным государством, высшими ценностями которого являются человек, его жизнь, права и свободы». «Статья 1. В Азербайджанской Республике единственным источником государственной власти является народ Азербайджана»…

С помощью поисковика пытаюсь найти статью, оговаривающую в конституции Азербайджана порядок передачи президентского поста от отца к сыну, но не нахожу ее. Зато в статье 101 «Основы выборов Президента Азербайджанской Республики» натыкаюсь на знакомые слова: «Президент Азербайджанской Республики избирается на 5-летний срок на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права при свободном, личном и тайном голосовании».

Демократия, однако! Однако не просто демократия, а демократия имитационная, одна из разновидностей так называемых «демократий с прилагательными» (управляемые, электоральные, нелиберальные, закрытые и т.п.).

Демократии с прилагательными, поясняет российский экономист Евгений Гонтмахер, «это политические системы, в которых оппозиция заседает в парламенте, а не сидит в тюрьме; регулярно проводятся выборы; нет массовых репрессий, существует свободная пресса, если это не относится к средствам массовой информации, имеющим выход на общенациональную аудиторию, и правительство можно критиковать не только на кухне, но и на улице, в газетах, в парламенте».

При желании в демократиях с прилагательными можно даже отыскать примеры отсутствия пожизненного диктатора. Это Мексика на протяжении десятилетий после революции, Италия и Япония после второй мировой войны и до конца 1980-х годов. Во всех перечисленных случаях смена первых лиц во власти регулярно осуществлялась с помощью выборов, исход которых был предопределен правящими политическими элитами (кланами).

Интеграция интеграций

Являются ли требования демократизации международных отношений со стороны демократий с прилагательными также имитационными? Полагаю, что нет. И дело тут не в двойных стандартах. При биполярном мире времен противостояния СССР и США у подобных демократий имелась надежная «крыша» в лице первого в мире социалистического государства. Но «величайшая геополитическая катастрофа XX века» оставила демократии с прилагательными один на один с единственным полюсом силы, с полюсом реально демократическим и к тому же видящим в продвижении демократии свою историческую миссию.

Как тут не перепугаться! Как тут не попытаться защититься от внешних угроз с помощью принципов, развитие которых внутри страны систематически блокируется. Поэтому и нет в Европе иного политика, кроме А. Лукашенко, говорящего так часто и убедительно о дефиците диалога в международных отношениях.

Обратимся к его выступлению на международной экспертной конференции «Восточная Европа: в поисках безопасности для всех»: «Внешнеполитические инициативы Беларуси широко и абсолютно известны. Это продвижение идей партнерства интеграционных объединений в Большой Европе, обновление общеевропейского диалога по укреплению безопасности и сотрудничества. Они являются логичным выражением объединительной повестки дня, которую Минск предлагает другим членам мирового сообщества».

Большая Европа — это Европа от Лиссабона до Владивостока. Она должна возникнуть как объединение двух союзов — Европейского и Евразийского. И не надо удивляться тому факту, что в качестве одного из самых активных лоббистов интеграции интеграций выступает главный белорусский специалист в области строительства силосно-сенажных траншей. Куда же без него!

Разумеется, об интеграции на основе общих ценностей речь не идет. Кто же, находясь в здравом уме и трезвой памяти, станет пилить сук, на котором сидит, тем более, что сук этот и в фас, и в профиль с годами все больше смахивает на трон. Поэтому сколько бы правильных слов по поводу интеграции не произносилось, в сухом остатке всегда остается лишь экономика. Цитирую: «Для Беларуси одним из ключевых компонентов безопасности был и остается экономический. Этот компонент должен лежать в основе всего. Будет развиваться экономика в государствах, будут иметь люди рабочее место, следовательно, и хоть какие-то доходы для того, чтобы удовлетворить свои потребности и своей семьи, — будет мир. Этот подход мы целенаправленно продвигаем на всех уровнях, включая ОБСЕ».

Логичная на первый взгляд последовательность: будет А, будет и Б, будет Б будет и В… Проблема, однако, заключается в том, что А (эффективная экономика) не является в данной последовательности начальным звеном.

Возможно, из окон Дворца Независимости экономика выглядит как набор производственно-технологических проблем, для решения которых требуются прежде всего вертикаль власти и железная дисциплина. Возможно. Но лично меня от посещения Дворца Независимости Бог миловал. Кроме того, я органически не способен идти, что называется, «от жизни» при анализе проблем, которые на полдюйма выше бытовых. Этот недостаток мне приходится компенсировать заимствованием чужих мыслей.

В данном случае, полагаю, подойдет определение экономической науки, позаимствованное у главного экономиста МВФ, профессора экономики Гарварда Кеннета Рогоффа: «Экономика не просто наука, а наука социальная. Для того чтобы находить действительно приемлемые решения, ей необходимо учитывать такие факторы, как политика и история».

Учитывать политику при анализе белорусской экономики — все равно что искать черную кошку в темной комнате, которой к тому же там нет. С историей сложнее и одновременно проще, т. к. свой отсчет она ведет с 3 июля 1944 г. и состоит исключительно из героических подвигов наших отцов и дедов. Поэтому выбор у нас невелик: надо быть достойными продолжателями их подвига.

Сергей Николюк

Читайте также:

О фантомной природе национальных идеологий

Гражданское общество служивых людей

Баллада о рыбе и удочке

Они — на фронте!?