TOP

Сказ об утраченной эпохе, когда «не было проблем со сбытом продукции»

Где бы я находил темы для своих опусов, если бы высшие государственные чиновники периодически не делились с читателями главной президентской газеты своими мыслями по поводу прошлого, настоящего и будущего белорусской модели?

Еще несколько лет назад на роль «золотого пера» среди высокоранговых авторов иного претендента, кроме академика Анатолия Рубинова, не просматривалось. Это благодаря ему стал понятен истинный масштаб уникальной личности первого президента страны, сумевшего показать «простые и ясные пути нашего развития». И, что не менее важно, пути эти были найдены без «каких-либо теоретических схем и абстрактных логических построений», а исключительно с опорой на крестьянский опыт, «отталкиваясь от земли, от жизни».

Академик отошел от дел, но дело его не отошло от Беларуси. 22 августа та же газета опубликовала статью председателя Комитета государственного контроля Леонида Анфимова «Какими нам быть?». К радости читателей, автор не стал растекаться мыслью по древу, а сосредоточился на топовой для белорусских чиновников теме — обосновании преимуществ плановой, регулируемой государством экономики над экономикой рыночной.

Вот лишь один пример, позаимствованный автором из советского прошлого: «Все предприятия работали в теснейшей кооперационной связке. Каждый знал, что производить и сколько. А главное, не было проблем со сбытом продукции. Четко и отлаженно работал механизм баланса производства и распределения. Под это выстраивалась денежно-кредитная политика. Причем именно тогда деньги безукоризненно выполняли свою связующую функцию между спросом и предложением».

Со сбытом продукции, если кто не успел запамятовать, проблем в Советском Союзе действительно не было. Как тут не привести эпизод из моей студенческой юности. Произошел он под перевалом Аксу в горах Северного Тянь-Шаня. Один из участников туристической группы неожиданно выступил с экономической инициативой. Сформулировал он ее следующим образом: «А почему бы государству не заняться выпуском ледорубов? Мы бы их покупали».

Действительно, а почему бы не заняться? Спрос на ледорубы в стране победившего социализма был огромным, а удовлетворить его безуспешно пыталось единственное предприятие — Ленинградская судоверфь.

Разгорелся спор, точку в котором удалось поставить автору настоящей статьи, и сделал он это при помощи встречного вопроса: «А почему бы государству не заняться выпуском мебели, модной одежды и обуви, копченой колбасы в конце-то концов?». Отмечу, что предложение по налаживанию массового выпуска копченой колбасы было встречено «на ура», так как отсутствие этого дефицитного продукта на десятый день пути всеми участниками туристической группы ощущалось особенно остро.

Идея плановой экономики, по Анфимову, «…не просто опередила время! Она позволила в короткие сроки только за счет внутренних ресурсов восстановить разрушенную и первой мировой, и гражданской войной экономику СССР». Вопрос о цене председатель КГК, естественно, затрагивать не стал. Но одним из внутренних ресурсов, обеспечивших восстановление разрушенного, были человеческие жизни. Сколько? Вопрос открытый. Единого мнения среди специалистов нет. Мне же хватает истории из семейного архива о том, как моему отцу в 1933 г. по дороге в школу частенько приходилось перешагивать через трупы. И происходило это неординарное по любым меркам событие не на Соловках, не в Магаданской области, а в городе Киеве.

К сожалению, констатирует Анфимов, «идею плановой экономики выхолостили и перевернули с ног на голову». В отличие от дней сегодняшних, когда все нежелательное в белорусской модели происходит в результате если не прямого, то косвенного давления со стороны Запада, переворот с ног на голову советской экономики был осуществлен исключительно силами отечественных руководящих кадров, пожелавших «прогнуться перед вышестоящими органами».

Прогиб осуществлялся «через так называемые повышенные социалистические обязательства, когда отрасли и регионы из кожи вон лезли, показывая свою прыть в стремлении догнать и перегнать». Результатом подобных инициатив снизу стала разбалансировка «объемов выпуска предприятий, связанных между собой кооперационными связями». Выпуск «лишней» продукции отвлек на себя «огромные материальные и финансовые ресурсы, отсюда возникали перекосы в денежно-кредитной политике. План переставал быть планом, где все разложено по полочкам»…

Признаюсь, ничего более оригинального мне никогда прежде читать не доводилось. Это ж каким матерым человечищем надо быть, чтобы так убедительно вскрыть разрушительную силу социалистического соревнования! Не удивлюсь, если после публикации статьи Ульянов-Ленин перевернулся в своем саркофаге.

Продолжать цитировать можно бесконечно. Практически любой абзац анфимовской статьи того достоин. Но задача аналитика заключается в умении за деревьями увидеть лес, и этот лес даже не глубокой, а глубочайшей архаики.

«Какими нам быть?» Главное — стабильными, в смысле неизменными. Для проведения реформ большого ума не требуется, уверен бывший инструктор Заводского районного комитета КПБ г. Минска. «Гораздо сложнее в узде все удержать. А то, что эта узда нужна в этой непростой для жизни страны период, когда малейшая слабинка может качнуть даже самую крепкую, на первый взгляд, равновесную систему, сомнений нет!»

Да и о каких реформах речь? О тех, которые предоставляют «возможность тягать в парламенте друг друга за чубы или в прямом эфире телевидения выплеснуть оппоненту в лицо стакан воды?!» Для серьезных людей, неспособных воспринимать понятия «свобода» и «демократия» без приставки «псевдо», иных реформ в природе и не существует. И в этом их правда. Поэтому доверить таким людям проведение реформ — все равно что подвести черту под недолгой историей суверенного белорусского государства.

Белорусская модель мозолит глаза западным соседям своей стабильностью и спокойствием. Представить себе иную причину, по которой последняя европейская диктатура производит столь неординарное впечатление, представителю славной когорты белорусских топ-чиновников не дано. Время ушло вперед. Жизнь постоянно генерирует новые вызовы. И что в таких условиях остается делать? Ностальгировать по прошлому, когда «каждый знал, что производить и сколько. А главное, не было проблем со сбытом продукции».

Сергей Николюк

Читайте также:

Страна победителей с «пофигистами» во главе

Хочешь креститься — крестись!

От диктатуры меньшинства к диктатуре большинства

Сколько полюсов требуется для счастья и стабильности?