TOP

«Для Москвы Бабарико понятная и предсказуемая фигура»

Россия хочет увидеть на белорусской сцене новые политические фигуры, заявил директор института «Палітычная сфера» Андрей Казакевич.

— Лукашенко приехал в СИЗО КГБ, где долго общался с Бабарико и другими политзаключенными. В чем может заключаться смысл этого маневра, на ваш взгляд?

— Мы увидели демонстрацию готовности идти на диалог. Скорее всего, такая ситуация складывается в результате внешнего давления: не только ЕС и США, но и России.Image 8223

Было бы логично, если бы все, с кем Лукашенко встречался в тюрьме, оказались в ближайшее время отпущенными. Если они останутся в заключении, будет очевидно, что ни о каком диалоге не может быть и речи.

— Озвучивается версия, что Лукашенко хочет противопоставить умеренное крыло оппозиции радикальному.

— Этого нельзя исключать, но есть причины сомневаться в таком замысле. Во-первых, можно поспорить по поводу радикализма тех или иных фигур. Почему, например, Бабарико должен считаться менее радикальным, чем Тихановская? Он был в заключении, мы не знаем, каковая теперь его позиция и оценка событий.

Во-вторых, какое-то противопоставление внутри оппозиции может быть только в том случае, если кто-то их ключевых фигур из числа оппозиции (старой или новой) начнет открыто солидаризироваться с властями. Пока мы такого не видим.

Безусловно, игра в таком направлении может вестись, но мне представляется маловероятным, что хоть одна из основных фигур займет такую позицию, пока в стране ведутся систематические репрессии.

— Как считаете, в какой форме Лукашенко на самом деле готов к диалогу с оппозицией?

— Мне кажется, он все-таки не готов к политическому диалогу как таковому. Скорее всего, Лукашенко хочет потянуть время. А если он и пойдет на диалог, то только на своих условиях, когда оппоненты будут находится в очевидном невыгодном и подчиненном положении.

Но поскольку признаки диалога — это результат внешнего воздействия, то все будет зависеть от того, насколько окажутся эффективными рычаги у внешних сил для влияния на Лукашенко. Думаю, внешние игроки заинтересованы в том, чтобы обеспечить в Беларуси какой-то внутренний диалог.

— И какова конечная цель Москвы, на ваш взгляд?

— Думаю, там хотят видеть разрешение политического кризиса в Беларуси, чтобы ситуация здесь была спокойной и стабильной. По тому, что озвучивалось представителями России, можно сделать вывод: Москва хочет увидеть в Беларуси в следующем году конституционную реформу и затем проведение новых выборов.

Конституционная реформа призвана сделать политическую систему в Беларуси более сложной. Чтобы возникло больше механизмов для оказания влияния на ситуацию и обеспечения сохранения статус-кво в двусторонних отношениях.

Я думаю, что также при этом ставится задача провести транзит власти в Беларуси, вывести на сцену новые политические фигуры.

— Бабарико может быть такой фигурой?

— По крайней мере, среди всех остальных он для Москвы более понятен: возглавлял долгое время компанию с российским капиталом. Он, наверное, рассматривается как более предсказуемый политик.

«Белорусский партизан»