TOP

Время встряхнуться и зажать портфель под мышкой

Начну с двух цитат, автора которых угадать несложно. «Я пожизненно не буду за эту должность держаться. Как только народ откажется от моих услуг, я портфель под мышку и уйду» (26 ноября 2012 г. в интервью информационному агентству «Рейтер»). «Пока последний омоновец мне не скажет уходить, я буду наглухо стоять в этой стране рядом с вами плечом к плечу» (30 декабря 2020 г. при посещении отряда милиции особого назначения ГУВД Мингорисполкома).

Да 2020 года СНплюс існавала дзякуючы падпісцы чытачоў. Сёння друк газеты забаронены. Але ваша падпіска надалей магчымая. Усе матэрыялы бясплатныя і даступныя кожнаму. Падпісваючыся на СНплюс праз Патрэон (гэта бяспечна!), вы дапамагаеце распаўсюду незалежнай інфармацыі і падтрымліваеце свабоду слова.

Все течет, все изменяется, и нет ничего удивительного в том, что взгляды отдельно взятого человека, как бы это помягче выразиться, эволюционируют. По себе сужу: в студенческие годы я считал старухами всех представительниц лучшей половины человечества старше 25 лет. Сегодня рассчитывать на благосклонность женщин моложе 60-ти мне уже не приходится. Вот такой диалектический материализм, данный мне в ощущениях.

Казалось бы, еще вчера народ являлся «единственным источником государственной власти и носителем суверенитета в Республике Беларусь» (статья 3 Конституции). Но судя по цитате, белорусский народ, выдвинув из своих рядов самого что ни на есть достойного представителя, может спокойно покуривать, время от времени с уверенностью поглядывая в будущее.

Интересно, а чем последний омоновец отличается от первого, и сколько времени придется ждать популярную нынче кричалку «Уходи!» в его исполнении? Боюсь, что скорее на горе Дзержинской (высшая точка Беларуси) рак свистнет…

Ситуативная логика

Всебелорусские народные собрания I-IV (ВНС) проходили накануне референдума или президентских выборов. Они выполняли роль заключительного аккорда мобилизационных кампаний. ВНС V в 2016 г. состоялось через год после выборов.

Объяснение причины переноса не является тайной: «Некоторые задавались вопросом: почему собрание проходит именно сейчас, а не в преддверии президентских выборов?

Ответ прост. Всебелорусское народное собрание проводить логично (выделено мной — С.Н.) тогда, когда можно подвести и нужно подвести реальные итоги работы за пятилетку, оценить достижения и ошибки, глубоко понять мировые тенденции в экономике. Только при этих условиях решения могут быть точными, продуманными и выверенными».

Если согласиться с таким объяснением, то следует признать, что выбор сроков проведения четырех предыдущих ВНС был нелогичным. А как обстоят дела с логикой по поводу ВНС VI?

Если исходить из логики подведения итогов пятилетки, то февраль — не самый удачный месяц. Рановато. Но страдать от когнитивного диссонанса не стоит, т.к. у каждого ВНС своя логика, и определяется она текущим моментом.

Попытаемся взглянуть на проблему срока глазами главного инициатора всенародных вече. Не исключено, что, по его оценкам, протест к концу года сдулся. Отсюда напрашиваются три вывода:

во-первых, не следует опасаться, что очередное вече вдохнет новую жизнь в массовые протестные акции;

во-вторых, всем колеблющимся внутри своих необходимо показать «кто в доме хозяин»;

в-третьих, требуется окончательно отделить мух от котлет («протестунов» от белорусского общества).

Таким образом, ВНС VI — это своеобразный аналог XVII съезда ВКП(б), «Съезда победителей». Насколько этот аналог станет полным — покажет время. Читателям же напомню, что более половины делегатов «Съезда победителей» не пережили Большого террора. Отсюда второе название партийного форума большевиков под XVII-м порядковым номером — «Съезд расстрелянных».

Но это так, к слову. Как там у Юрия Визбора: «Ни на что не намекаю, просто песенку пою».

Сапоги из города трех революций

Ассоциативное мышление, как подсказывает интернет, — это мышление, которое происходит благодаря оперированию образами, возникающими в памяти человека. Пример: во время доклада мне вдруг вспомнилась миниатюра «Уральских пельменей», в которой рефреном повторялась фраза: «Мы его теряем. Мы его теряем…»

Поводом для ассоциации послужило следующее признание: «Мы здесь (в информационной политике — С.Н.) серьезно проиграли. Слишком надеялись на нашу молодежь и наших людей. Что нас эта беда не коснется, мы же честные и справедливые».

Мы ее (молодежь) теряем. Мы ее теряем. И для тех, кто с первого раз не понял: «Вы знаете, что происходит с нашей молодежью, которая порой остается один на один в информационном пространстве. Там ею уже занимаются другие воспитатели — зарубежные идеологи, а иногда — преступники. И то, что сегодня происходит с некоторыми нашими детьми, — это вопрос не только к родителям, но и ко всей системе образования. Я убедительно прошу: все те, кто имеет отношение к системе образования, встряхнитесь».

Пришла беда — отворяй ворота. Даже в СССР с «его железным занавесом» полностью отгородиться от враждебных информационных потоков не получалось. И к эффективности «глушилок» проблема не сводилась. «Голоса» слушали единицы. Но миллионы были готовы часами стоять в очередях за югославскими сапогами.

Без импортных сапог можно было и обойтись. Чай не барыни! А для советских модниц в городе трех революций работала фабрика «Скороход». В газете «Правда» от 01.01.1936 читаем: «В Челябинске всего много: хорошая обувь ленинградской фабрики «Скороход», приличное верхнее платье, разнообразное продовольствие и особенно много мяса. Такого великолепного мяса я раньше никогда не видел».

Глядя на «такое мясо», корове из штата Айова оставалось только нервно жевать свою жвачку.

Сапоги сапогами, но без западных технологий и западного оборудования советская экономика обойтись не могла. Как работник, около 20 лет проработавший в электронной промышленности (ПО «Интеграл»), знаю об этом не понаслышке.

Базовая единица

Мы ее теряем… Времена, когда информационное пространство формировалось матюгальником на столбе перед зданием сельсовета, канули в Лету. Матюгальник на столбе — символ БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНОСТИ.

Информационная безальтернативность — составная часть общей безальтернативности. Она не последняя, но и не первая. На вершине же располагается безальтернативность власти. Не следует думать, что власть оказалась там случайно, или по чьей-то злой воле.

«Специфика каждой крупной социальной системы, — поясняет историк Андрей Фурсов, — заключается в ее системообразующем элементе как базовой единице ее организации. В индийской системе это каста, в античной — полис, в капиталистической — капитал».

А что является базовой единицей белорусской модели? Власть. «Эта власть не сводится к государственности, хотя у нее есть государственное измерение; эта власть не является политической, хотя дважды — на рубеже XIX-XX и XX-XXI вв. у нее появлялось и политическое измерение (как результат ее разложения)».

Главной ее характеристикой (по Фурсову) следует признать «надзаконность и социально однородный характер».

Спадабаўся матэрыял? Падзякуй рэдакцыі на Патрэоне (гэта бяспечна) і падтрымай публікацыю такіх матэрыялаў у будучыні.

Как первая, так и вторая характеристика подвергаются в наше время серьезным испытаниям. ВНС VI и провели для защиты нашего системообразующего элемента.

В новой Конституции, судя по тому, что было заявлено, форумы послужат ширмой, за которой и попытаются спрятать надзаконность. А учитывая специфику избрания делегатов, изображать всенародность им труда не составит.

Реализуется ли намеченное? Жизнь залом Дворца Республики не ограничивается, впрочем, как и кабинетом во Дворце Независимости.

Сергей Николюк, политолог

Присоединяйтесь к нам в Фэйсбуке, Telegram или Одноклассниках, чтобы быть в курсе важнейших событий страны или обсудить тему, которая вас взволновала.