• Погода
  • +23
  • EUR3,0262
  • USD2,4954
  • RUB (100)3,4673
TOP

Не все золото, что блестит, и не все, что кажется очевидным, является истинным

Как свидетельствует евангельская история, переход от криков «Осанна!» к требованию «Распни его!» возможен в считанные дни. В том, что общество расколото, после лета-осени 2020 г. убеждать кого-либо в стране под белыми крыльями не имеет смысла.

Несложно предложить и тест, позволяющий с высокой степенью вероятности причислять любого белоруса к протестунам или ябатькам. Средины, как и положено в нашей культуре, нет. Или с нами, или против нас.

Человеку свойственно принимать очевидные на первый взгляд истины за истины окончательные. Простой пример: ни у средневекового крестьянина, ни у античного философа не возникало сомнений по поводу вращения Солнца вокруг Земли. Понадобился Коперник, чтобы показать ложность подобной очевидности.

Еще один пример. На этот раз максимально приближенный к белорусской реальности. После «лихих 90-х» массовые протесты в Беларуси стали скорее исключением, чем правилом. Но в 2020 г. только в Минске на улицы одновременно выходило 200-300 тыс. человек. Означает ли сей факт, что в полку противников власти произошло значительное пополнение?

Казалось бы, ответ очевиден. Но посмотрим на рост числа протестующих с формальной точки зрения. Согласно многолетним опросам НИСЭПИ (1992-2016), доля противников авторитарной власти и ее лидера в Беларуси колебалась в пределах 25-30% (около 2 млн человек взрослого населения). В условиях электоральной мобилизации этого достаточно, чтобы делегировать на протестные акции сотни тысяч протестунов, и пополнения со стороны неофитов для этого не требуется.

В марте 2016 г. 18% респондентов заявили о своей готовности принять участие в акциях протеста. Социологов подобный уровень протестных настроений не удивил, но они отдавали себе отчет в том, что между декларациями и реальными действиями пролегает пропасть. Летом 2020 г. пропасть была преодолена. Почему — отдельный разговор. Но переход общества из состояния политической апатии в состояние политического возбуждения не следует принимать за рождение нации.

Свято место пусто не бывает

Беларусь — донор европейской стабильности, что подтверждается «тефлоновым», т.е. не зависящим от динамики реальных доходов населения и прочих макроглупостей электоральным рейтингом единственного в стране политика.

Но то, чем уже четверть века кормят белорусов государственные социологические службы, еще ни разу не удалось зафиксировать социологам НИСЭПИ. В частности, упомянутый выше рейтинг постоянно лихорадило. Он то поднимался до 60,3% (апрель 2006 г.), то опускался до 20,5% (сентябрь 2011 г.).

А как при этом изменялся рейтинг доверия оппозиционных политических партий? В апреле 2006 г. он составил 17,9%, в сентябре 2011 г. — 12.3%. Неожиданная зависимость, согласитесь. Идя от жизни ее не понять. Но никто и ничто не мешает нам выйти за границу повседневного опыта.

19 марта 2006 г. в Беларуси прошли так называемые президентские выборы. Несмотря на полный букет электорального своеобразия, они сопровождались мобилизацией и поляризацией общества, что и привело к одновременному росту рейтингов противоборствующих политических сил.

В 2011 г. у кризиса с его трехзначной потребительской инфляцией и трехкратной девальвацией рубля был конкретный виновный. Рейтинг виновного и обвалился. Ничего удивительного в этом нет. Белорусы — нормальные люди. На внешние раздражители, вопреки государственным социологам, они реагируют адекватно.

Но почему же косяк конкретной персоны не привел к росту доверия к его политическим оппонентам? Ответ на этот вопрос невозможно дать без понимания природы раскола белорусского общества.

К очевидному, к тому, что лежит на поверхности, следует относиться без фанатизма. Белорусов разделяет на протестунов и ябатек не отношение к персоне, а наличие/отсутствие личностных ресурсов. Стандартный протестун — это молодой образованный житель большого города, способный самостоятельно выстраивать свою жизненную стратегию. У ябатек — противоположные характеристики. Их доходы, как правило, зависят от щедрот государства. Без поддержки с его стороны в современных полурыночных условиях ябатьки выжить не в состоянии.

Конкретная персона на вершине властной вертикали для ябатек вторична. Главное, чтобы такая персона была, и с ней можно было связать надежды на поддержания порядка и справедливости.

Периодические разочарования не должны удивлять. Вспомним динамику поддержки Горбачева и Ельцина россиянами. Разочарования, однако, не отменяют потребности в личности, которая «все за нас решит». Свято место пусто не бывает.

Переход от криков «Осанна!» к требованию «Распни его!», как свидетельствует евангельская история, возможен в считанные дни. Но восторженно приветствуют и требуют смерти одни и те же люди. Заблуждаться на этот счет не следует.

В 1989 г. в ходе выборов на горбачевский съезд Ельцина поддержали 92% москвичей. В конце 1999 г. его электоральный рейтинг составил 5%. Обвал рейтинга — следствие изменения общественного настроения и не более того. Уровень авторитарности российского общества тут ни при чем. Со времен Перестройки он практически не изменился.

Задачка со звездочкой

Беларусь застряла между статичным советским прошлым и постиндустриальным динамичным настоящим. Освободиться от прошлого не дают граждане, неспособные использовать преимущества постмодерна. Это они проклинают Горбачева. Счет противников безвольного и безответственного болтуна на постсоветском пространстве идет на десятки миллионов.

Процитирую одного из своих коллег по фейсбуку: «До чего он доуправлялся, что все республики решили жить отдельно! И от этого пострадали простые люди во всех нынешних «независимых» государствах. Так был НАНЕСЕН удар не меньший чем в годы ВОВ!!!!»

«Все республики решили жить отдельно!» Так это плюс или минус? Свобода — не состояние, свобода — возможность. Туркмены и эстонцы воспользовались открывшейся возможностью диаметрально противоположным образом. И слава Богу!

Кстати, о Боге. Среди пострадавших от безвольного и безответственного болтуна преобладают верующие. Согласно официальной статистике, доля таковых в 1987 г. составляла 15%, а в 2011 г. — 93,5% (по данным Информационно-аналитического центра). Так что в Беларуси есть кому поминать болтуна в своих молитвах. Необходимо только предварительно научиться отличать добро от зла. А как показывает практика, для многих соотечественников задачка эта оказалась со звездочкой.

Сергей Николюк, политолог