TOP

Овцы и козел

Я не подбираю фотографии к своим опусам. Этим, как правило, занимается редакция. Но бывают исключения. Одно из таких исключений и предлагаю читателям.

Иллюстрация — это картинка, сопровождающая текст. Но в данном случае иллюстрация и текст поменялись ролями: не картинка сопровождает текст, а текст сопровождает картинку. Поэтому, прежде чем приступить к чтению, рекомендую приглядеться к картинке. Она того стоит.

Несмотря на то, что на переднем плане фотографии пасутся животные, фигура вождя доминирует. Тем не менее ее роль вторична. Она лишь фон. Она — своеобразная иллюстрация к иллюстрации.

На фотографии я насчитал восемь овец и одного козла. Соотношение близко к классическому. В годы увлечения спортивным туризмом, мне приходилось неоднократно наблюдать это соотношение в горах Восточного Кавказа.

Овцы — стадные животные. Стадный инстинкт обязывает овец следовать друг за другом. Этим и пользуются пастухи, добавляя к овцам козлов индивидуалистов. В результате отара из ста голов разбивается на ограниченное количество цепочек, управлять которыми проще.

Вождь на фотографии — весь в белом. Но и козел — в белом. Случайное совпадение? Возможно. Однако представать перед пасомыми в белом (в переносном и в прямом смысле) — обязательное условие сохранения харизматическим вождем своей легитимности.

Промахнувшийся Акела не может быть вожаком стаи. Читайте Киплинга. Великий писатель (такая оценка, была дана в послании президента России). Другое дело, что в отличие от персонажей «Книги джунглей», нам выпало счастье дожить до информационного века. Посему победы современных вождей — это чаще результат усилий имиджмейкеров, чем результат усилий вождя. Побед может и не быть. Были бы ресурсы для оплаты усилий тех, кто распространяет сообщения о победах.

Но жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Не я это придумал, а матерый человечище, чей памятник служит фоном на фотографии. Отсюда вывод: к победам современных вождей относиться необходимо спокойно, без фанатизма.

У Пол Пота конкурентов нет

Следовать за лидером, как и сбиваться при малейшей опасности в плотную группу — естественная стратегия для овец. В стаде отдельная особь менее уязвима для хищника. Специалисты утверждают, что чем тоньше шерсть у овцы, тем сильнее стадный инстинкт.

Овцами список стадных (социальных) животных не ограничивается. Представителей вида homo sapiens чаша сия не миновала. Их склонность в трудную минуту следовать за «козлом» была известна еще древним грекам. Поэтому Аристотель (384—322 до н.э.,) и рекомендовал ни одному гражданину не давать возможности чрезмерно увеличивать свою политическую силу сверх надлежащей меры.

История учит: следовать за одним гражданином рискованно. Разумеется, может и повести, как повезло туркам с Кемалем (Ататюрком), китайцам с Дэн Сяопином, а жителям Сингапура с Ли Куан Ю. Но как справедливо заметил российский политолог Владимир Гельман: «Опыт показывает, что на одного успешного, продвинутого диктатора типа сингапурского Ли Куан Ю приходится огромное количество тех, которые все разворовывают и доводят свою страну «до ручки»».

Предшественник отца китайских реформ Мао Цзэдун, на совести которого десятки миллионов загубленных жизней, является тому примером. Вождям советской империи по числу жертв с Великим кормчим не тягаться. Но если пересчитать с учетом общей численности населения, то советский результат китайскому, пожалуй, и не уступит. В лидерах же по эффективности уничтожения собственного населения — основатель Демократической Кампучии Пол Пот. Он вне конкуренции.

Бог — создатель, сатана — копировщик

Козел на пастбище идет туда, где гуще трава. Следом за ним идут овцы. Их выигрыш при таком следовании очевиден. Но в стаде (социуме) homo sapiens все не так однозначно. Уж слишком широк перечень запросов, и каждый мнит себя не нулем, а единицей. Каждый мнит себя не объектом, а субъектом. Поэтому, что одному хорошо, то другому — смерть.

Но природа не молчит в тряпочку. Она умеет отвечать на вызовы, которая сама же и создает. Напомню известный факт: в войну рождается больше мальчиков. Расхожее мнение, объясняющее аномалию повышенным спросам на солдат, следует признать неверным.

Затяжная война — это всегда изменение привычных условий жизни и всегда в худшую сторону. На новые вызовы требуется искать новые ответы. Ответственность же за адаптацию к переменам природа возложила на мужчин. Удел женщин — поддерживать стабильность. Такое вот разделение труда по гендерному признаку. Отличный повод возмущаться феминисткам. Но это их проблемы.

Для граждан, подобными проблемами не озабоченными, важно понять, что эффективный выход из конкретной негативной ситуации природа ищет через повышение разнообразия, а не через следования за конкретным козлом по проложенной ранее тропинке. Одной травой сыт не будешь. Да и много ли достанется травы тем, кому не удалось пристроиться непосредственно за козлом?

Цепочка овец во главе с козлом на горном склоне — аналог вертикали власти. Овец в цепочки выстраивает инстинкт. Прилагать силу для этого не требуется. С властными вертикалями все не так просто, но выстраивать их с помощью одной лишь силы еще никому не удавалось.

Властная вертикаль — это инструмент управления несвободными людьми. Она не нуждается в инициативе на местах. Любая инициатива, генерируемая на нижних управленческих уровнях, ее разрушает.

Если бы не давление со стороны динамично развивающихся соседей, выстроенные по вертикальному принципу общества могли бы беззаботно пастись на своих национальных склонах веками. Если бы да кабы.

Но соседей не выбирают. Это под их тлетворным влиянием начинают формироваться пятые колонны из граждан, отказывающихся руководствоваться стадным инстинктом и предъявляющих спрос на личную свободу.

Вертикаль вынуждена защищаться. Кроме мордобития иных чудес в ее распоряжении нет.

* * *

Общества, нанизанные на властную вертикаль, обречены топтаться на месте. Ибо как справедливо заметил писатель Алексей Иванов: «Бог — создатель, сатана — копировщик». Об этом необходимо помнить, когда модель, доказавшую свою несостоятельность в прошлом, пытаются вновь навязать доверчивым овцам.

Сергей Николюк, политолог