TOP

Беларусский Аристотель

Один мой знакомый, прославившийся тем, что сам Илон Маск подарил ему электромобиль Tesla, много лет борется с посредничеством. Свою нелюбовь к «прокладкам» он выражает публично и на регулярной основе.

Ограничусь одним высказыванием: «…на сельхозпродукции должны прежде всего зарабатывать крестьяне, а не посредники, торговые сети или еще кто-то. Знаете, вот мы сейчас очень жестко поступили в отношении частников в Беларуси. Особенно тех, которые «протестунами» оказались и которые вели негосударственную политику. Очень жестко. И вы должны знать, что это была моя команда».

Мы в курсе. Мы и не сомневались. Жить в Государстве для народа и не поддерживать государство! Это кем же надо быть? Для борьбы с подобными уродами и подонками никакая жестокость не может быть чрезмерной. Тут не до традиционных (читай, не до христианских) ценностей!

Посредничество нужное и ненужное

Опыт борьбы с посредничеством в Беларуси накоплен внушительный. «На этот счет не раз давались поручения принимать меры, которые должны не только повысить конкурентоспособность реального сектора, но и обеспечить эффективное расходование средств».

Поручения даются. Меры принимаются. Но подобно мифической птице Феникс посредники возрождаются вновь, добавляя к себестоимости продукции от 30 до 50%. Вот и конкурируй после этого на мировых рынках!

Да и на внутреннем рынке от посредников, как от осени в сентябре, не спрятаться, не скрыться. «Дожились до того, что производимые товары в Беларуси через посредников продают белорусским же предприятиям. Это ненормально!»

Но как справедливо заметил вождь мирового пролетариата Владимир Ленин в статье «О компромиссах»: «Есть компромиссы и компромиссы. Надо уметь анализировать обстановку и конкретные условия каждого компромисса или каждой разновидности компромиссов».

С посредничеством — аналогичная история: есть посредничество и посредничество. Это только для дилетантов между ними нет разницы. Что касается профессионалов, то они разделяют посредничество на нужное и ненужное.

К ненужным относятся посреднические услуги, оказываемые частниками реальному сектору экономики. Иное дело, когда в роли посредника выступает само Государство для народа. Например, «если нужно где-то что-то для России и для Украины, мы становимся в экономике посредниками».

Имеется еще одна область, где посредничество не только допускается, но и приветствуется. О ее наличие было объявлено 5 марта во время посещения ООО «МотоВелоЗавод»: «Никаких посредников и даже никакой торговли, за исключением только, если здесь будут базироваться люди, которые будут торговать продукцией на экспорт (выделено. — С.Н.).

Причина исключения понятна. Сколько бы Белорусская модель на провозглашала курс на самоизоляцию, а без притока валюты ей не выжить. Вот и приходятся наступать на горло собственной идеологической песни.

Правительство vs. спонтанная координация

Как справедливо заметил в свое время министр нефтяной промышленности Саудовской Аравии шейх Ахмеду Заки: «Каменный век закончился не потому, что закончились камни». Он закончился потому что ему на смену пришел век бронзы.

Но бронза — это сплав меди и олова. Если мы ограничим географию бронзового века Средиземноморьем, то неожиданно обнаружится, что своим наступлением бронзовый век обязан… посредникам. Дело в том, что доступная для людей того времени оловянная руда (касситерит) находилась лишь в Анатолии (Малая Азия).

Предоставлю слово автору книги «Древняя Европа» (1965), британскому археологу Стюарту Пигготту: «Старатели и рудокопы, торговцы и посредники, организация морских перевозок и караванов, концессий и соглашений, представление о чуждых народах и обычаях далеких стран — все это раздвигало границы социального восприятия, что было необходимо для следующего шага в развитии технологии при вступлении… в бронзовый век».

Обратите внимание, как органично смотрелись посредники-пиявки среди старателей и рудокопов (работяг) в древнем мире. Без них белорусы до сих пор ковырялись бы палками-копалками на своих делянках.

Вклад посредников (торговцев) в развитие несравним со вкладом государственных мужей. Вот что пишет по этому поводу нобелевский лауреат Фридрих фон Хайек в книге «Пагубная самонадеянность» (1988): «Чем больше знакомишься с экономической историей, тем более ошибочным начинает казаться представление, будто высокоорганизованное государство было кульминацией в развитии древней цивилизации. В исторических исследованиях роль, которую играли правительства, сильно преувеличивается: по вполне понятным причинам, мы гораздо больше знаем о действиях организованного государства, чем о том, что было достигнуто в результате спонтанной координации усилий индивидов».

Противопоставление торговцев, покупавших задешево и продававших втридорога, производителям реальных материальных ценностей родилось не сегодня. Достаточно вспомнить первого в истории экономиста Аристотеля (384 — 322 год до н. э.), подразумевавшего под oikonomia (экономия), всего лишь домоводство. К торговле гений античности питал презрение, и это несмотря на то, что жизнь афинян зависела от торговли зерном.

«Негативная оценка торговли церковью в средние века и в начале Нового времени, —тут я вновь цитирую Хайека, — осуждение взимания процентов как лихоимства, церковное учение о справедливой цене и презрительное отношение к прибыли насквозь пропитаны духом аристотелизма».

***

Ерничать по поводу Аристотеля белорусского разлива можно долго. Самое же забавное заключается в том, что он по-своему прав. Прав той локальной правдой, которая не выходит за границы Беларусской модели.

По своим базовым характеристикам модель эта остается нерыночной. Поэтому любые рыночные принципы ей вредны. Посредничество — тому пример. Стоит только частнику сесть за стол переговоров с руководителем государственного предприятия, как главной темой переговоров становиться величина отката. И сколько контрольных органов не плоди, сколько постановлений не принимай, ситуации не переломить.

Сергей Николюк, политолог